cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Напрасно ли пролилась кровь мучеников?

Оригинал взят у igor_mikhaylin в Напрасно ли пролилась кровь мучеников?
Оригинал взят у koparev в Напрасно ли пролилась кровь мучеников?
Оригинал взят у koparev в Напрасно ли пролилась кровь мучеников?

В СССР не карали за русофобию, поэтому и развивающийся украинский национализм, как, впрочем, и грузинский, и азербайджанский, - упорно не замечали. А  публикаций о росте украинского национализма при поддержке, например, Австро-Венгрии и Греко-латинской церкви (ГЛЦ) в СССР днём с огнём было не сыскать. Единственным писателем, затрагивавшим эту тему, был Я. Галан. Представители МГБ и МВД в Галиции знали, что агенты ГЛЦ попытаются убить Галана, но мер по обеспечению его безопасности не принимали, так как считали, что Галан "нагнетает обстановку" и провоцирует бандеровцев на проведение террористических актов. Мысль Галана о том, что великороссы, малороссы и белорусы были триединым целым, единым народом, была глубоко чужда и непонятна военным чиновникам... А установление факта о том, что Галан - православный, вызвало в их душах чувство омерзения.  Гибель Галана не стала ни для кого неожиданностью.  МВД и МГБ не выкорчевали в Галиции нацизм с корнем, что должно было обернуться страшными бедствиями для будущих поколений. Отсутствие наказания за содеянные зверства бандеровцами было воспринято как слабость новой власти и утвердило их в мыслях о необходимости реванша. Под прикрытием ГЛЦ бандеровцы накапливали силы и ждали сигнала для начала решительных действий. Да и не прикрывало ли само МВД их деятельность?.. Конечно, прикрывало.

Публицистический рассказ «Хватит!» Я. Галана, вышедший уже после трагической гибели писателя в газете «Советское Закарпатье» является своеобразным завещанием писателя русскому народу. Вот несколько выдержек из этого рассказа:

«Но надежда на освобождение с Востока не замирала в народной душе. Закарпатская беднота свято верила, что настанет время, и народы установят народную власть и под руководством великого русского брата, понесут свет свободы всем обездоленным. Однако ждать сложа руки, пока это произойдет, нельзя было, ибо это грозило гибелью. И народ начинает организованную борьбу, против крайне обнаглевших захватчиков.

Эта борьба, выражалась, в единственно возможной на тот момент времени в закарпатских условиях форме – в форме организованного возвращения крестьян в лоно православной церкви. Таким образом, народ не только выступал против навязанной ему врагами религии, но и против самого режима врагов, составной частью аппарата которого, была униатская церковь (ГЛЦ - авт.). И не только это. Возвращение к православию было одновременно демонстрацией религиозного и национального единства с братьями над Днепром и проявлением несокрушимого стремления народа Закарпатской Руси в государственное объединение с родной семьей трех русских народов.

Это было народное движение. Идея борьбы, родилась в народных низах, и первыми и наиболее храбрыми в этой борьбе были представители сельской бедноты.

Началось движение почти одновременно и на Закарпатье, и за океаном, в больших скоплениях закарпатской крестьянской эмиграции. Его центром было село Иза (в прошлом местечко - авт.), где в течение короткого времени вернулось к православию 90% жителей. Весть об этом испугала мадьярские власти и вызвала панику в униатских кругах (кого стричь? - авт.). С амвонов посыпались угрозы, но безрезультатно.    Количество православных в селах росла, движение постепенно охватывал всю территорию Закарпатской Руси. Крестьяне бойкотировали униатских священников, а за отсутствием православных священников сами крестили детей и сами хоронили покойников (уж лучше так, чем с помощью сатанистов - авт.).    Организовывались группы паломников, посещавших Почаевскую и Киево-Печерскую лавру, некоторые молодые крестьяне шли в Россию и там поступали в духовные семинарии. Для униатской консистории создалось серьезное положение. С помощью венгерской жандармерии, «мадяроны» (сторонники венгерской ориентации Подкарпатской Руси - прим. автора) в рясах переходят к контрнаступлению. В селе Иза появляется агент жандармерии, униатский священник-миссионер Андрей Азари (Азари - караимская фамилия - авт.) и занимается любимым делом - проводит расследование: рыщет по домам, выспрашивает, вынюхивает, шарит по чужим шкафам и сундукам и наконец находит изданную в Америке противоуниатскую брошюру «Где нужно искать правду». Он пишет донос в консисторию, после чего в Изу прибывает отряд жандармерии, который проводит массовые аресты. Скованных крестьян помещают в Сиготскую тюрьму.

Через некоторое время происходит 1-й мармарошский процесс. Подсудимых обвиняют в попытке оторвать Закарпатскую Русь от Венгрии и присоединить ее к России. Аргументы защиты отскакивают от судейских голов, как горох от стены. Обвиняемым объявляют приговор: изянские крестьяне получают по году тюрьмы, а некоторые и больше ...


Однако репрессии не помогли, было уже поздно: забитый и, казалось, крайне уже затравленный народ Закарпатья просыпался».

Рассказывая о втором Марморош-Сиготском процессе, Ярослав Александрович писал: "Крестьян арестовывают десятками и сотнями, их избивают, пытают и едва живых под гиканье и улюлюканье соотечественников гонят в известную уже мармарошскую тюрьму. Два года спустя, на скамью обвиняемых сажают 94 человека (исключительно крестьян) – героев второго мармарошского процесса. Обвинительный акт вменяет подсудимым государственную измену, мятеж против государства и агитацию против венгерской нации и "греко-католической" церкви (т.е. ГЛЦ). Главным обвиняемым был православный священник Александр Кабалюк, который, узнав о массовых арестах своих прихожан, вернулся из эмиграции и добровольно сел на скамью подсудимых. Такой же крестьянин, как и его товарищи по тюрьме, он хотел разделить с ними судьбу и восприять венец мученичества".
    Русских в Центральной Европе не считали людьми, приравнивали их к быдлу. Их веками душили, сажали на кол и закапывали живьём в землю. Чтобы, родившись русским, человек смог продолжить существование, ему нужно было забыть свой родной язык и изменить своей вере. Так, например. валахи стали румынами, а об угорских русинах уже никто не помнит.

"...Тяжёлый это был крест и кровавый. На суде оказалось, что не было издевательств, которым не подвергали заключённых во время двухлетнего «следствия». В результате пыток подсудимые Бабинец, Борканюк и Вакар сошли с ума..."


Алексей Кабалюк – это недавно прославленный УПЦ МП в лике святых Алексей Карпаторусский, также знаковая фигура для современных политических "русин".  Русскими "русины" себя называют как-то вполголоса... И Ярослав Александрович Галан, делая многочисленные уступки в терминологии, рассчитанные на уровень восприятия читателей Закарпатья, доносил до своих соотечественников правду о прошлом, так как хотел, чтобы соплеменники, зная прошлое, лучше разбирались в настоящем. Ярослав Александрович видел, что украинский нацизм удачно мимикрировал под «радянськэ украйинство» с его уроками "Украйинознавства" и "Украйинськойи мовы". Он видел, что укронацизм затаился в тиши кабинетов начальников и "людей творческих профессий", в многочисленных прикарпатских хуторках и домиках егерей. Что там делается в тайне, никто не видит.  Нацисты ждали своего часа, лелея мечту о реванше... Галан делал все от него зависящее, чтобы  соотечественники помнили о страшной опасности, которая  им угрожает. Будет ли услышан голос Галана сейчас?..




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments