cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Их болезнь стала нашим лекарством

Оригинал взят у sokura в Их болезнь стала нашим лекарством
Оригинал взят у zergulio в Их болезнь стала нашим лекарством

А помните, было время, когда казалось, что мы все как-то скурвились, потеряли себя. Бабло. Бабло поглотило все. Главное - тепло устроиться и сладко жрать. Патриотизм - смешно. Подвиг наших дедов - фу, не вспоминайте даже. Вспоминайте лучше, какой серии ваш айфон. Ах 3-ий? Хипстеры блюют с вас, сэр, 4-ый уже неделю в продаже. Египет, дьюти-фри, и "я пашу бля я имею право отдохнуть!". Кредит, тачка, сменить тачку а то как лох, взять кредит, чтобы погасить кредит. Просмотр ежегодного парада Победы по ТВ с неловким этим чувством, с дискомфортом: ну да, да, вы воевали, все понятно, но это вы - вы там - а мы здесь. Мы здесь, мы уже другие, у нас все круто, у нас ипотеки, у нас инстаграммчик и талончик в очереди в Потребительский рай. Эхо-Москвы расскажет, как стать на шажок ближе к нему - на миллион километров дальше от вас и от вашего неудобного подвига. Потому что, дед, другое время - другие герои. Герой Леша вырвет сердце из груди, осветит им нашу дорогу и проведет нас сквозь коррупционный лес прямо к светлому будущему, и чтоб не хуже всяких там бриташек. Похуй, что у Леши глаза из пуговиц, а жопой он, вроде как, напялен на чью-то звездно-полосатую руку - шевелится же, голос из рта идет, коррупционеры вскрыты с безжалостным пафосом, как будто они последние на всей Земле. Финальная битва добра со злом. И битвы другие, и герои. И всё своё казалось чужим, а всё чужое - своим, но утраченным по неизвестной причине, и потому непонятным, но.. ладно-ладно, айфон значит, бабосики. Живем...

И тут Украина.



Как обухом по голове. Молчание. Кто-то еще жует свой бутер, кто-то доигрывает в энгри-бердс, но вдалеке как гул: "москалей на ножи! хто не скаче.." Ха-ха. Хи-хи-хи. Не может быть. Нет, точно не может. Братишки же.. родные же.. Мы что-то там помним, что-то далеко на пожелтевших страницах своих запрятанных за ненадобностью воспоминаний, отдающих железом и порохом. Что-то было... Мы с ними, вокруг ад. Огонь и дым, "деревья не растут, и только мы плечом к плечу врастаем в землю тут...". С ними? Вот с ними - со скачущими? С этими, которые портреты Бандеры несут? Которые с рук жрут у старухи Нуланд, а она еле давит свое к ним презрение кривой улыбкой? Которые беркут жгут заживо, которые упа-унсо? Как обухом по голове. К херам энгри-бердс. Очнуться, срочно.
Дальше утрированная сто крат калька с нас, еще совсем недавних. Облученное чернобыльской радиацией болото - нацисты и геи, журналисты со справками из ПНД, деятели культуры, уголовники, обдолбанные хипстеры, тетки на зарплате, идейные "за все хорошее". Нацистов-то больше всего, поскольку в их рядах внезапно - и геи, и журналисты, и деятели культуры, и хипстеры, и тетки на зарплате, и идейные, и, конечно, уголовники. Все скачут. А хто не скачет, тот москаль. А москалей, как известно, на ножи. Нас на ножи. Которые с нами плечом к плечу..
Рвем горлы друг другу в интернетных баталиях, ругаясь, выискивая оправдания, выстраивая причинно-следственные связи внезапно образовавшегося ада. Их, конечно, обманули. Вашингтонские ответят. Как проглядели-то? 23 года, двадцать три гребанных года их учили ненавидеть нас, а нас - ненавидеть себя. Ладно, закончили. Сопли подобрать.

Внезапно Крым - наш. Еще до того, как первый вежливый сойдет на крымскую землю, еще до того, как в сеть сольют первое видео со счастливым крымским мужиком ("Русские! Вооруже-е-енные до зубов!"), еще до того, как последний выживший на майдане беркут вернется к своей семье - Крым наш. В каждом слове и даже в напряженном сосредоточенном молчании. И вот они - те, с кем всегда мы были плечом к плечу. Не тронутые ни украинской, ни нашей заразой, чистые. Им страшно, они считают часы до момента, когда ад прорвется через Перекопский перешеек. Беркут встает там, готовый быть сметенным в момент новым украинским порядком, но не готовый пасть на колени. Только не как те, львовские.
И мы, затихнув, обновляем ленты новостей. Ждем. Ждут ребята на блок-постах. Ждет Крым. Ждет и молится, пока... Да. Не сдрейфил Путин, не предал нас. Прикрыли своих, уберегли. Крым - наш.

Потом Одесса и 2-е мая. Те, кого не уберегли. Женский надрывный плач в рации zello: "Ребята, они их... Это война. Это настоящая война.". Хохот нацистских уебков. Люди, метущиеся в окнах, в дыму. Не уберегли. "Да заткните вы ее!" Желто-синее в любой вариации - новая свастика. Жовто-блакитный - цвет смерти, цвет моргов, от него веет запахом горелых человеческих тел, корвалолом, водярой. Цвет нелюдей без сердца и души, что пляшут и беснуются на сраничках соцсетей. Цвет девочек с пустыми стеклянными глазами, что разливали бензин по бутылкам. Одесса, запуганная и потрясенная, молчит.

Но не молчит Донбасс. И мы больше не молчим. По какой-то причине их болезнь стала нашим лекарством. И пусть нас мутит от него, пусть тяжко заставлять себя не отворачиваться, смотреть, осознавать потери - главное, что мы снова становимся собой. Снова мы - Русские, любой крови и веры. Как и тогда, плечом к плечу, почти очищенные от ненависти к самим себе и к друг другу, впервые за много лет смотрящие парад Победы со слезами на глазах. И пусть не все из нас до конца переродились под пулями, пусть никуда не делись айфоны, кредиты, ипотеки. Только это Мы. Сильнее, чем когда бы то ни было.



Добавить в друзья
Tags: Руский Мир
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments