cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Немного весенней геополитики

Оригинал взят у ag55 в Немного весенней геополитики
Оригинал взят у periskop.su в Немного весенней геополитики

Сейчас - спустя полгода после победы Майдана - окидывая взглядом общую сцену событий, мне представляется, что уникальное окно возможностей для радикального переформатирования постсоветского мира на руинах Старой Украины было распахнуто недолго, примерно два месяца. Или даже полтора, пока не опомнились остальные игроки на евроатлантической шахматной доске. Это окно захлопнулось в начале-середине мая, и затем оконные переплёты геополитики уже только деревенели и твердели. Варианты действий стали отпадать, альтернативы существенно сузились.

(всё, что далее написано, представляет лишь мои оценочные суждения и не претендует ни на какую окончательную истину)


Россия в наступившем хаосе сумела продемонстрировать необычную для постсоветской элиты изобретательность, волю и решительность, схватив из горящей украинской хаты приз стратегического значения - Крым, но на Большую Игру с радикальным изменением реалий не решилась, по ряду причин. Были некоторые поползновения на это, но 23-25 апреля они были окончательно обрезаны и вступил в силу мягкий сценарий "забрать мешок с призом, бочком-бочком протиснуться в тесном коридоре и попытаться улизнуть из помещения игрового клуба". Окончательно окно возможностей закрылось 25-26 мая.

Задним числом, однако, видно, что в марте - первой половине апреля мог бы быть реализован и более смелый в геостратегическом отношении сценарий: мягкий ввод войск в Большую Новоросссию (8 областей + промежуточная по параметрам Кировоградщина) и возвращение этой зоны в парадигму Русского Мира.

Новороссийские области (в которые я включаю и Слобожанщину, которая находилась в зоне влияния или в составе Государства Российского ещё с XVI века) - это области с двойной идентичностью, чрезвычайно пластичные и в основном русскоязычные. Практически, они подпишутся под сильным игроком и затем растворятся в нём - в отличие от Галиции, у которой чётко и ясно выражена только одна идентичность, подкреплённая своей религией. К Галиции в этом же качестве примыкает Волынь, но она уже менее монолитна, север там тоже пластичен.

В феврале с.г. старое украинское государство фактически переучреждалось - насильственным путём - поэтому и открылось такое окно возможностей. Майдан агрессивно отрицал УССР и связь с её историей, пошёл на прямой слом власти, нарушил старую конституцию, органы управления утратили легитимность и поэтому было поколеблено бесспорное право на то, чтобы оставаться в границах УССР. Границы некоторое время можно было определять заново, с чистого листа. Россия 3 месяца подряд не признавала переворота, законным президентом числила старого, и не была связана абсолютно никакими договорённостями с майданными деятелями (которые к тому же нарушили соглашение от 21 февраля).

Так вот этим обстоятельством и можно было воспользоваться, видимо. В более смелом и широком варианте.

Предлагаю обсудить альтернативку (сейчас её время ушло, увы): российские войска после крымского воссоединения берут под контроль 9 областей экс-Украины, возможно, под флагом миротворческих сил, или путём реализации решений съезда юго-восточных областей в Харькове (24 февраля). Противодействие украинских сил - минимальное, что показал Крым (80% личного состава либо распустилось, либо влилось в состав ВС РФ). Они были в основном русскоязычны и имели в руководстве кадры с советскими академиями и неопределённой идентичностью, а идеологизированных отрядов Национальной гвардии на тот момент не существовало. Проводится референдум, и либо учреждается Республика Новороссия, либо эти области прямо включаются в состав.

Давайте прикинем плюсы и минусы такого варианта.


Итак, моя версия (дополняйте их, и "+" и "-").

Плюсы.

+1. В зону прямого российского влияния включаются преимущественно русскоязычные области с общей историей и ценностями. Общее население возрастает на 23 миллиона. Из зоны враждебного идеологического влияния это число, соответственно, безвозвратно выводится. Гос.языками объявляется русский и украинский.

+2. Воссоединяется как промышленный, так и военно-промышленный комплекс, который строился и формировался в неразрывной связи с метрополией предыдущее столетие. Появляется возможность восстанавления технологических цепочек, действовавших в СССР, реанимации старых заводов, возврашение смысла существования для населения - вместо общей архаизации жизни. Возвращается значение Одессы, ключевого порта на Чёрном море и центра южнорусской идентичности, а также Харькова, как одного из главных центров ВПК и конструкторской мысли.

+3. Возвращается мощнейший сельскохозяйственный регион - житница, которая может кормить продуктами своего труда гораздо большее население.

+4. Новая Украина с враждебной идентичностью уменьшается до безопасного уровня страны класса Румынии (20-25 млн. населения), но при этом без выхода к морю, она также превентивно лишается "клыков" - мощного комплекса Днепропетровщины, Харьковщины, Донбасса. Радикально меняется геополитическая ситуация. В таком варианте она становится намного менее привлекательной для НАТО и ЕС, утрачивает возможный потенциал и переходит в разряд третьестепенных игроков.

+5. Создаются условия для торга с Европой с существенно усилившейся позиции.

+6. Уровень возможных санкций примерно равен или немного сильнее, чем в нынешнем варианте ("только с Крымом"). То есть, что с Новороссией, что с Крымом - примерно сходные последствия в негативном плане.

+7. Возвращается прямой контроль над частью общей советской трубопроводной системы экспорта углеводородов.

Минусы.

-1. Возможная реанимация военной составляющей блока НАТО, возвращение Штатов в Европу в военном смысле.

-2. Возможное объединение европейских стран на почве усиления России, консолидация "ястребов" и усиление антироссийской составляющей в их политике.

-3. Недовольство российской прозападной элиты разрывом с Европой и существенным ущербом для собственного потребления, нарастание внутреннего напряжения внутри элиты.

-4. Просадка авиапрома и авиационных сообшений из-за сильной зависимости от Запада в этом секторе. Крах ряда перспективных совместных проектов (SSJ и проч.). Как следствие, увеличение доли наземных сообщений.

-5. Просадка станкостроения и поставок станков в промышленность (по факту - самое опасное последствие из всех, кроме п.1).

-6. Усиление зависимости от Китая.

-7. Серьёзное ухудшение положения УПЦ МП на оставшейся части Украины, возможная экспансия УГКЦ и раскольнических церквей.

Это только примерная прикидка.
Что ещё в балансе плюсов и минусов? Какие были бы возможные последствия?

Дополняйте, составим полную карту баланса :)
Просьба без истерик, плиз.
Это просто моделирование альтернативного развития событий.


+
Оригинал взят у ag55 в Украина. Кто победит
Оригинал взят у amfora в Украина. Кто победит

Одни сомневаются, что кучка ополченцев может победить регулярную армию, пусть даже украинскую. Другие сомневаются, что регулярная армия может победить партизан, тем более, что она украинская. Тем более, что партизаны - уже далеко не партизаны.

Давайте для начала разберемся, что такое армия.

Армия - это прежде всего порядок

Нет порядка - нет армии. Большое количество мужиков с оружием - это еще не армия. Если среди мужиков с оружием нет порядка - это колхоз или банда Махно, что в принципе одно и то же.

Армия - это единоначалие, субординация, командиры. Командиры, которые умеют командовать. И солдаты, которые умеют выполнять приказы - быстро, точно, слаженно.


Армии состоят не из суперменов, не из Рэмбо и Чаков Норрисов, не из квадратных суперсолдат, похожих на Дольфа Лундгрена. Армии состоят из обычных парней - спортивных и не очень, главное требование к которым - чтобы они действовали как подразделение, быстро разбирали цели и вели по ним огонь. Чтобы не стреляли все в одного солдата противника, пока остальные будут стрелять по ним, а каждый вел огонь по своему сектору. Правильно занять позицию, прикрыть товарища, пойти в атаку, вернуться к обороне, окопаться и так далее. Все это называется тактика.

Каждый боец должен твердо знать тактику отделения и взвода. Каждый командир должен твердо знать тактику роты и батальона. А штаб должен грамотно управлять всеми войсками.

Оказавшись под обстрелом, бойцы не должны паниковать, паника - это почти гарантированная гибель подразделения.

Все вместе это и есть порядок.

Командиры работают с картами, ставят задачи, отправляют разведку, собирают данные, организуют оборону и наступление. Бойцы выполняют приказы.

Боевой дух нужен чтобы солдаты чувствовали себя уверенно и оказавшись в самой сложной боевой ситуации точно знали, что они решают важную задачу, ведущую к общей победе. Если солдат не уверен в общей победе - он не видит смысла продолжать сражение и в безвыходной ситуации складывает оружие. Если солдат уверен - он будет сражаться до конца.

Мотивация нужна чтобы солдаты думали не о том, как бы попасть на наименее опасный участок и там отсидеться, а чтобы солдаты почитали за честь оказаться на самом сложном рубеже.

Как у Лермонтова:

Не смеют разве командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки

Это - мотивация и боевой дух. Готовность дать бой противнику, превосходящему в численности и вооружении.

Мотивация и боевой дух в значительной степени зависят от командиров. Нстоящий офицер - не тот, кто закончил училище и получил звездочки, а тот, кто пользуется уважением у солдат, может поднять их в бой, может простыми словами объяснить, за что они должны сражаться - не только отдать формальную команду на выполнение боевой задачи, но и объяснить, зачем нужно погибать в боях за безымянную высоту или удерживать блок-пост под шквальным огнем противника.

Солдат, понимающий смысл задачи - мотивирован вдвойне.

Отдать свою жизнь просто так не готов никто. Отдать свою жизнь для спасения жизней своих товарищей, для защиты женщин и детей, которые находятся в тылу - на это оказываются способны даже те, кто никогда не думал ни о чем подобном.

Поэтому защитники в большинстве случаев более мотивированы, чем атакующие.

Защита своей земли, своих товарищей, родственников, своего народа - всего того, из чего складывается понятие Родина - это изначально мощная мотивация.

Теперь суммируем все вышесказанное и применяем к войне на востоке Украины:

Командование

Наличие генералов в украинской армии - это еще не значит, что там много хороших грамотных командиров. Чем эти генералы занимались последние 20 лет кроме строительства дач и продажи военного имущества?

Коррупцией на Украине были поражены не только гражданские власти, но и силовые ведомства. А это значит, что порядочных командиров там останось не так уж много. По той простой причине, что любой порядочный командир - это помеха для ворующего начальства, а значит он будет заменен на менее порядочного и скорее всего не очень хорошего в профессиональном плане офицера.

Командование ополченцев формировалось уже в военной обстановке. Командирами назначены те, кто имеет соответствующий опыт - либо по войне в Чечне (кто приехал из России), либо по службе в силовых структурах Украины. В командовании ополчения нашли свое место те самые порядочные офицеры, которые были уволены за последние годы из украинских структур за свою порядочность и принципиальность. В том числе командиры Беркута, расформировав который киевское руководство создало отличный кадровый резерв для армии Донбасса.

Координация

С координацией и единым командованием есть проблемы как в украинской армии, так и в ополчении.

В украинской армии главной проблемой является координация между вооруженными силами, нацгвардией и частными (территориальными) батальонами. В некоторых ситуациях такой координации просто нет. Зафиксировано множество случаев, когда артиллерия била по своим. Проблемы с координацией возникают также между боевыми частями и снабжением.

У ополчения возникают проблемы координации между подразделениями ДНР и ЛНР, а также проблемы с казачьими частями, которые не полностью подчиняются Стрелкову, Мозговому и Безлеру. Вроде бы действуют сообща, но казаки иногда позволяют себе проявлять инициативу, отступая с позиций, которые обязаны удерживать.

Однако тенденция такова, что координация ДНР и ЛНР постепенно улучшается, а вот в украинской армии особых улучшений не заметно. Командиры частных батальонов последнее время доходят до открытых обвинений друг друга в предательстве. Командиры подразделений ВСУ неоднократно давали интервью, в которых жаловались на отсутствие четких приказов от штаба АТО.

Выучка бойцов

На первоначальном этапе выучку бойцов ополчения и украинской армии можно было считать примерно одинаковой. Основу ополчения составили добровольцы, ранее служившие в той же самой украинской армии, а добровольцы из России - служившие в российской. Некоторые даже имели опыт боевых действий (кто приехал из России), чего в украинской армии не было (и командиров это касается тоже).

Начиная с июня месяца, средний уровень подготовки ополчения стал явно выше. По той простой причине, что многие ополченцы получили боевое крещение и остались в строю (потери ополчения менее 10%). А многие украинские военные после боевого крещения под Славянском из строя выбыли (потери достигали 50%). Уровень потерь в украинской армии значительно выше.

При соотношении потерь 5:1 на одного бойца украинской армии, получившего боевой опыт и оставшегося при этом в строю, приходится 5 ополченцев, оставшихся в строю после боестолкновения.

Большая численность украинских войск не должна вводить в заблуждение - это главным образом необстрелянные бойцы, новобранцы. Численность опытных бойцов очень невелика.

Боевой дух и мотивация

Мотивация ополченцев проста и понятна - это защита своей земли (у местных) и защита своих братьев (у добровольцев из России). Это мотивация защитника.

Мотивация украинской армии - это объявленная Киевом борьба с террористами, сепаратистами и русскими оккупантами. Но эта мотивация имела эффект в мае и очень быстро начала рассыпаться в июне, когда военные не обнаружили при непосредственном столкновении с противником ни террористов, ни русских оккупантов.

Осталась только мотивация по борьбе с сепаратистами, за Единую Украину. Но эта мотивация уже мобилизует далеко не каждого. Убежденный националист может быть и готов пойти умирать за свою национальную идею (хотя на практике большинство из них отсиживается в заградотрядах), а вот среднестатистический украинец умирать в войне с жителями Донбасса не готов. Среди обычных украинцев преобладает мнение "да черт с этим Донбассом, пусть отделяются если так хотят".

Не добавляют украинцам мотивации и методы ведения войны. Артобстрелы городов не пользуются одобрением не только у жителей, но и у большинства солдат. И отсутствие явных успехов боевой дух тоже не поднимает. И бардак в руководстве. И отсутствие нормального обеспечения.

Грубо говоря, бойцы украинской армии чувствуют себя пушечным мясом, брошенным на неправедную войну. И это не домыслы, а буквально цитата из многочисленных интервью с теми, кто вернулся с фронта.

Отсюда и массовое дезертирство, и проблемы с мобилизацией. 40-миллионная страна с огромным трудом собрала 60-тысячную армию и на этом мобилизация практически прекратилась, новые получатели повесток готовы ехать даже в Россию (которая объявлена врагом), чтобы только не участвовать в боевых действиях.

А где же обещанные ранее 5 миллионов добровольцев, готовых умереть за Единую Украину? Их нет!

Знание местности

Особый фактор успеха в боевых операциях - это знание местности. Как говорится, - гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Ни одна карта не отражает всех деталей местности, которые иногда имеют очень важное значение при организации обороны или наступления. А кто лучше знает местность - жители или приезжие?

Конечно, ополченцы не всегда воюют непосредственно по месту жительства, доброволец из Донецка может быть никогда раньше не бывал в Шахтерске или Красном луче. Но при организации обороны у ополчения есть время чтобы оборудовать позиции и изучить все подходы. А для украинской армии всегда необходима разведка и время на подготовку наступления. А командование этого времени обычно не дает. А при неудачном наступлении отправляются новые подразделения, которым снова требуется время на разведку и подготовку, которого снова нет, наступление снова оказывается неэффективным и так далее.

Особенности штурма городов

При штурме городов, как и других укрепленных позиций, атакующие должны иметь численный перевес. Желательно в 6 раз. Лучше в 10. Это необходимо для того, чтобы ограничить маневр защитников. Пока у защитников города есть маневр - они могут неделями выходить из-под обстрела и наносить неожиданные контрудары, получится бесконечная игра в казаки-разбойники с огнестрельным оружием, только одна сторона хорошо ориентируется на местности и для нее "везде дом", а другая - ориентируется плохо и для нее каждый дом - потенциальный укрепрайон противника. Поэтому лишить защитников города маневра - первоочередная задача. Первоочередная и очень затратная. Представьте, что вам нужно заблокировать автомобиль на перекрестке - сколько нужно для этого автомобилей? Минимум четыре. И то если перекресток достаточно тесный. А то может понадобиться и десять, и двадцать.

Поэтому даже десятикратное преимущество не всегда гарантирует успех при штурме города, если защитники выстроили грамотную оборону. Перекрыть все улицы чтобы лишить защитников маневра и прочесывать дом за домом - в любом населенном пункте крупнее поселка очень сложная задача, требующая большого численного перевеса над обороняющимися.

Тыловое обеспечение

Теоретически преимущество в тыловом обеспечении на стороне украинской армии. По логике, ее должна обеспечивать 35-миллионная страна. У ополченцев - номинально 7-миллионный регион, а реально - два крупных города и несколько небольших, с общей численностью населения менее 3 миллионов, да и те с разрушенной инфраструктурой.

На практике - уровень снабжения украинской армии более, чем скромный. Страна находится в состоянии экономического кризиса, обещающего в любой момент превратится в дефолт. Армию в значительной степени снабжают родственники солдат, однако даже их посылки часто не достигают цели. Снаряжение - предмет многочисленных претензий со стороны военных. Обнаруживались бронежилеты, в которые вместо титановых пластин вставляли какие-то непонятные материалы вплоть до поролона. Лучшее, чем снабжается украинская армия - это американские сухие пайки, их оценили даже ополченцы, которым пайки попадают в качестве трофеев.

Ополчение наоборот имеет стабильный и перспективный тыл, только не в разрушенных городах, а в 140-миллионной России, где значительная часть населения сочувствует ополченцам и многие готовы оказать материальную поддержку. Если 1% населения России в том или ином виде окажет поддержку ополченцам Донбасса - объем снабжения сравнится с военным бюджетом Украины. А учитывая, что Донецк и Луганск, несмотря на все разрушения, тоже обладают определенным ресурсом, - потенциал тылового обеспечения у армии Донбасса весьма значителен.

Поддержка со стороны населения

С самого начала войны Киев использовал тему русофобии чтобы заручиться поддержкой патриотов. На первом этапе эту поддержку Киев получил. Однако отсутствие явных успехов на фронте вызвало в среде патриотов обратную реакцию - недовольство действиями Киева. Это выражается главным образом в виде обвинений в некомпетентности, коррупции, а иногда и в предательстве. Отказываться от войны патриоты не спешат, но и поддержка с их стороны практически прекратилась (то есть воевать вроде готовы, но только на хорошей технике, с хорошим снаряжением и с хорошими командирами - только где Киеву их взять?)

Одновременно с этим, русофобия, которая использовалась чтобы заручиться поддержкой у патриотов, вызвала негативную реакцию у русскоязычного населения, которое наоборот начало поддерживать ополченцев. За пределами Донбасса такую поддержку Киев пока относительно успешно пресекает (ключевое слово пока), а в Донецке и Луганске русскоязычное население - это 70-80% жителей, которые в большей или меншьей степени поддерживают действия ополчения.

Чтобы лишить ополчение поддержки среди местного населения, Киев применил тактику обстрела жилых домов и инфраструктуры. Логика была в том, чтобы мирные жители, из соображений собственной безопасности и сохранения жилья, выгнали ополчение из городов, в поля - туда, где будет проще его уничтожить.

Однако данный расчет в целом не сработал. По целому ряду причин. В душе конечно все хотят чтобы война скорее закончилась, но при этом выгонять ополчение чтобы пустить к себе каратерей (как сами дончане называют армию Украины) - желающих не очень много. Основная часть неселения наблюдает за происходящим с "созерцетальным фатализмом" (как выразился один из местных жителей) и ждет, кто победит, в душе надеясь, что победят все-таки ополченцы.

Ярлык "каратели", прочно закрепившийся за украинскими войсками, которые сами считают себя освободителями, - дополнительно снижает мотивацию украинской армии и повышает мотивацию ополчения.

Экономический фактор

Экономики Донбасса как независимого субъекта на данный момент практически не существует. Снабжение армии Донбасса, как уже было показано выше, имеет потенциал к росту. Донбасс как независимый регион только начинает создавать свою экономику. Падать его экономике практически некуда, а расти - перспективы есть: сперва на довоенный уровень, а затем дальше, к удвоению (Донбасс отправлял налогов в Киев примерно в 2 раза больше, чем получал в виде дотаций). Но это, разумеется, только после победы.

Экономика Украины наоборот находится на грани дефолта. Даже военного положения Киев не может объявить, потому что это приведет к потере кредитной линии МВФ, без которой дефолт станет неизбежен. Политика конфронтации с Россией привела Украину к потере многих источников дохода и прекращению поставок газа. Если в ближайшие месяцы Киеву удастся избежать дефолта, то дальнейшего снижения экономики избежать не получится уже никак. Коммунальные платежи повышены, социальные выплаты сокращены, пояс затянут. Состояние экономики не способствует росту одобрения со стороны населения и не дает ресурсов для улучшений в снабжении войск. И экономику Украины, что характерно, не спасет даже победа, Киев находится в тупике, от исхода войны зависит только скорость дальнейшего падения экономики.

Фактор зимы

Если Донецк не будет взят в течение августа, Украина неизбежно оказывается перед необходимостью вести осеннюю, а затем и зимнюю кампанию, что требует усиленного снабжения войск. Повышенный расход ГСМ, необходимость организовать горчее питание солдат, обеспечение зимними комплектами военной формы, зимняя обувь, отапливаемые палатки - и это не считая таких деталей как зимние маск-халаты и усиленное медицинское обеспечение из-за простуды, гриппа и обморожений.

Ополченцы тоже будут вынуждены переходить к зимнему режиму войны, однако они находятся в городах, что упрощает решение многих вопросов. И они находятся в обороне.

Для примера, танки зимой нужно усиленно обслуживать и прогревать, а гранатометы - не обязательно.

Итого

В виде исключения никаких выводов делать не буду.

Пусть каждый сам для себя сделает вывод, у какой стороны более высокие шансы на победу, окончательную или хотя бы промежуточную. Кто будет ближе к своей перемоге в ближайшие месяцы - Киев или Донецк...


Tags: Руский Мир, аналитика, руинская агрессия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments