cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Жена Майера Ротшильда: Если бы мои сыновья не захотели войн, войн бы не было. Часть 2

Оригинал взят у vas2010 в Жена Майера Ротшильда: Если бы мои сыновья не захотели войн, войн бы не было. Часть 2
Оригинал взят у sofya1444 в Жена Майера Ротшильда: Если бы мои сыновья не захотели войн, войн бы не было. Часть 2

Чрезвычайно актуальный текст в переводе нашего соотечественника из Канады Дмитрия Новикова  vinivartana (Начало ЗДЕСЬ )

ВОЙНЫ – ДЕЛО РУК БАНКИРОВ

Майкл Риверо

(В переводе имеются незначительные сокращения)
Оригинал статьи с иллюстрациями:

http://whatreallyhappened.com/WRHARTICLES/allwarsarebankerwars.php

По мере приближения конца второй мировой войны, когда стало очевидно, что союзники одержат победу и станут формировать по своему усмотрению послевоенное пространство, главные финансовые силы мира в 1944 году организовали встречу в Бреттон-Вуд, роскошном курорте в штате Нью-Гемпшир, и выковали там так называемое Бреттон-Вудское соглашение, касавшееся устройства мировой финансовой системы.

Британский фунт уступил свое место мировой торговой и резервной валюты американскому доллару (часть цены, которую Рузвельт потребовал в обмен за вступление Соединенных Штатов в войну). С потерей британским фунтом своего значения в качестве «мировой валюты», сама Британия была принуждена национализировать в 1946 году Банк Англии. Бреттон-Вудское соглашение, ратифицированное в 1945 году, помимо закрепления за долларом статуса мировой резервной и торговой валюты, обязало стороны, это соглашение подписавшие, «привязать» свои национальные валюты к доллару. Государства, подписавшие Бреттон-Вудское соглашение, пошли на это на двух условиях. Первым из них было то, что Федеральный резерв должен воздерживаться от чрезмерной эмиссии долларов, как от средства ограбления других стран путем обмена их реальной продукции на разрисованную бумагу, что являлось бы чем-то вроде узаконенной подати сюзерену. Это обязательство поддерживалось вторым требованием, состоявшим в том, что американский доллар должен быть по требованию его держателя в любой момент обменен на золото по курсу 35 долларов за одну унцию.

Разумеется, Федеральный резерв, являясь частным банком и не будучи подответственным Правительству США, организовал избыточную эмиссию бумажных долларов и таким образом все процветание [США] 50-х и 60-х годов было по большей части результатом обязанности зарубежных государств принимать к оплате бумажные деньги по стоимости 35 долларов за унцию золота. Затем, в 1970 году, Франция более трезво оценила огромные запасы бумажных денег, скопившиеся в ее «закромах» - той бумаги, за которую страна отдавала реальные французские товары – вина и сыры, и уведомила правительство Соединенных Штатов о том, что в соответствии с Бреттон-Вудским соглашением она желает воспользоваться своим правом вернуть Америке ее бумажные деньги в обмен на золото по стоимости 35 долларов за унцию. Конечно, Соединенные Штаты даже близко не имели такого количества золота, которое бы хватило для выкупа своих бумажных денег, и поэтому, 15 августа 1971 года Ричард Никсон «временно» отменил конвертируемость в золото бумажных денег Федерального резерва США (здесь следует отметить, что это не совсем так, поскольку свое золото Франция тогда все же получила, обменяв его на американскую «зеленую макулатуру», что произошло благодаря принципиальной и мужественной позиции генерала де Голля – примеч. пер.).

Этот шаг, получивший название «никсоновский шок», одним махом покончил с Бреттон-Вудским соглашением и многие мировые валюты начали «отвязываться» от американского доллара.

Хуже того - поскольку Соединенные Штаты обеспечили свои займы государственными золотыми запасами - скоро стало очевидным, что американское правительство не располагает необходимым золотым запасом, чтобы покрывать неоплаченные долги. Другие государства стали испытывать серьезную обеспокоенность в отношении своих займов Соединенным Штатам и, разумеется, не желали давать им в долг какие-либо суммы без той или иной формы обеспечения. Поэтому Ричард Никсон развернул деятельность, связанную с Агентством по охране окружающей среды США и различными программами этого агентства, такими как «дикие территории», «области бездорожья», «заповедные реки», «водно-болотные угодья», все из которых были направлены на изъятие обширных государственных земельных участков из общественного пользования, делая их недоступными для американского народа, который технически являлся владельцем этих земель. Однако Никсона мало интересовала экология. Настоящей целью этого захвата земель, осуществленного под предлогом защиты окружающей среды, было использование этих нетронутых и богатых минеральными ресурсами территорий в качестве залога для обеспечения государственного долга. Обилие различных программ требовалось просто для сокрытия подлинных масштабов использования американских земель в качестве залога, предоставляемого Правительством США иностранным заимодавцам; в конечном счете размер этот достиг 25 % от территории всей страны.

Когда земель, отдаваемых под залог, стало не хватать, Правительство США затеяло новую программу для стимулирования упавшего спроса на доллар. Соединенные Штаты обратились к мировым производителям нефти, преимущественно на Ближнем Востоке, и предложили им сделку. В обмен на обещание продавать свою нефть исключительно за доллары Соединенные Штаты гарантировали военное обеспечение безопасности этих богатых нефтью стран. Богатые нефтью государства соглашались расходовать и инвестировать свои бумажные американские доллары в США, в частности, инвестировать их в ценные бумаги Казначейства США, которые должны будут выкупаться будущими поколениями американских налогоплательщиков. Эта концепция получила название «нефтедоллар». В результате Соединенные Штаты, не будучи далее способными обеспечивать доллар своим золотом, стали обеспечивать его нефтью. Чужой нефтью. И эта необходимость контролировать нефтепроизводящие страны ради поддержания доллара стала формировать с тех пор всю американскую политику на международной арене.

Однако по мере того, как американское производство и сельское хозяйство стали приходить в упадок, страны-производители нефти оказались перед дилеммой. За все эти кучи долларов Федерального резерва мало что было возможно приобрести у Соединенных Штатов, поскольку последние не располагали значительным количеством продукции (помимо недвижимости), которую кто-либо захотел бы купить. Качество европейских автомобилей и самолетов было выше, чем у американских, а цена ниже; эксперименты же с генетически модифицированными продуктами привели к тому, что другие страны стали отказываться приобретать продукцию американской пищевой промышленности. Пребывание Израиля в состоянии постоянной войны со своими соседями заставило последних задаться вопросом о том, смогут ли Соединенные Штаты выполнить свою часть соглашения о нефтедолларах. Страны-производители нефти начали вести разговор о продаже собственной нефти за любую валюту, которую готов предложить покупатель.

Ирак, будучи враждебно настроен в отношении Соединенных Штатов после операции «Буря в пустыне», заявил о своем праве продавать собственную нефть за евро в 2000 году, а в 2002 году ООН согласилась на это в рамках программы «Нефть в обмен на продовольствие», созданной после «Бури в пустыне». Спустя всего лишь год Соединенные Штаты под прикрытием лжи об оружии массового поражения, якобы имевшегося у Саддама, вновь вторглись в Ирак, устроили самосуд над Саддамом Хусейном и принудили Ирак продавать свою нефть на мировом рынке исключительно за американские доллары.

То изменение роли США – с миротворческой на Ближнем Востоке на безусловную поддержку израильской агрессии – наступившее после 9-11, еще более ослабило доверие к нефтедолларовому соглашению и разговоры о торговле нефтью за иные мировые валюты стали вестись еще большим числом стран-производителей нефти.

В Ливии Моаммар Каддафи учредил государственный центральный банк и основанную на реальной стоимости валюту – золотой динар.

Каддафи объявил, что ливийская нефть может быть приобретена только за золотой динар. Другие африканские страны, наблюдая за ростом золотого динара и евро в то время, как американский доллар продолжал обесцениваться в результате инфляции, стали все больше использовать ливийскую валюту для торговых операций. Эта ситуация могла в потенциале серьезно подорвать мировую гегемонию доллара. Как сообщалось, французский президент Николя Саркози зашел так далеко, что назвал Ливию «угрозой» для финансовой безопасности всего мира. Поэтому Соединенные Штаты вторглись в Ливию, жестоко убив Каддафи (по-видимому, показательный урок с расправой над Хусейном оказался не воспринятым), навязали Ливии частный центральный банк и вернули торговлю ливийской нефтью к расчетам исключительно в долларах. По имеющимся данным, местонахождение ливийского золота, которое обеспечивало золотой динар, на сегодняшний день неизвестно.

Согласно генералу Весли Кларку, генеральный план «долларификации» мировых производителей нефти был направлен против семи стран – Ирака, Сирии, Ливана, Ливии, Сомали, Судана и Ирана (Венесуэла, осмелившаяся продавать свою нефть Китаю за юани, была добавлена в этот список позже). Что примечательно в отношении изначальных семи государств, выбранных Соединенными Штатами в качестве мишени, ни одно из них не является членом Банка Международных Расчетов – частного центрального банка, принадлежащего частным банкирам и находящегося в Швейцарии. Это означало, что все эти государства сами решили, как развивать свою экономику – вместо того, чтобы передавать ее в руки международным банкирам.

Сегодня угроза со стороны банков обращена на Иран, который осмеливается иметь свой государственный центральный банк и продавать свою нефть за ту валюту, которую сочтет нужным. Как всегда, на повестке стоит вопрос о принуждении Ирана продавать свою нефть только за доллары и согласиться на учреждение частного центрального банка. Малайзия, одно из молодых государств, где нет принадлежащего Ротшильду центрального банка, в настоящее время подвергается вторжению сил, называемых «Аль-Каидой», а со смертью Уго Чавеса вовсю стали продвигаться планы по навязыванию Венесуэле режима, послушного Соединенным Штатам и международным банкирам.

Правительство Германии недавно обратилось с просьбой к Банку Франции и Нью-Йоркскому Федеральному резерву вернуть часть своего золотого запаса. Франция ответила, что на возвращение немецкого золота потребуется пять лет. Соединенные Штаты ответили, что им потребуется восемь лет для того, чтобы вернуть золото Германии. Это ясно свидетельствует о том, что Французский Банк и Нью-Йоркский Федеральный резерв использовали золотые депозиты в иных целях, вероятнее всего – для обеспечения срочных контрактов по золоту, необходимых им в целях искусственного снижения цены на золото, что в свою очередь необходимо для удержания инвесторов на рынках акций; и Центральные банки борются за то, чтобы изыскать новое золото, необходимое для покрытия дефицита и не допустить золотой лихорадки. Таким образом, становится неизбежным, что Франция вторгается в Мали – под предлогом борьбы с Аль-Каидой, а Соединенные Штаты к ней присоединяются. Просто по случаю, Мали оказывается одним из крупнейших производителей золота с долей его в своем экспорте, составляющей 80 %. Для банкиров не требуется более очевидной причины к войне, чем эта!

Мексика потребовала физической проверки наличия своего золотого запаса, хранящегося в Банке Англии. Что касается Венесуэлы, то ее обширные запасы нефти (превышающие запасы Саудовской Аравии) вместе с ее же золотыми приисками являются вожделенным призом для центральных банков, безответственно обращающихся с доверенными им государственными золотыми запасами. Таким образом, в ближайшем будущем можно ожидать смены режимов в этих странах, если не вообще прямого военного вторжения.

Все мы были воспитаны государственной школьной системой образования и средствами массовой информации, которые постоянно заверяют нас в том, что причины всех этих войн и убийств самые разные. США заявляет, что несет демократию в покоренные страны (на самом деле это не так; обычным результатом американских переворотов является навязывание диктатуры, подобно той, которая была установлена в Иране после свержения ЦРУ в 1953 году демократически избранного правительства Мохаммеда Мосаддыка в этой стране и назначения главой государства шаха; или свержения ЦРУ в 1973 году демократически избранного правительства Сальвадора Альенде в Чили и приведение к власти Аугусто Пиночета) либо что спасет население от жестокого тирана, или осуществляет акт возмездия за 9-11, или использует для вторжения избитый предлог в виде поисков оружия массового поражения. Политические убийства обычно относят на счет «спятивших одиночек» - чтобы публика не знала их истинные причины.

Реальный план прост. Он заключается в порабощении людей путем создания у них ложного чувства долговой зависимости. Эта зависимость надуманна, поскольку система частных центральных банков спроектирована таким образом, что она всегда создает больше долговых обязательств, чем денег, с помощью которых можно было бы эти долги оплатить. Частные банковские операции – это не наука, это своего рода культ. Иными словами – это набор правил, призванных действовать на пользу «духовенству», то есть владельцам Частного Центрального банка. Мошенничество процветает, часто с летальным исходом для обманутых, поскольку людей приучают думать, будто именно это и есть настоящая жизнь и ей нет и не может быть никакой альтернативы. То же самое относится и к двум более ранним системам порабощения – принципу, основанному на феодальном праве, и к собственно рабовладению – обе из которых построены так, чтобы загонять людей в повиновение. Обе эти системы современной цивилизацией признаются нелегитимными. В настоящее время мы вступаем в тот период истории, когда необходимо будет признать, что право, основанное на долговых финансовых обязательствах или же право частных центральных банков, выпускающих деньги государства в виде процентного займа, равным образом является нелегитимным. Оно, это право, действует лишь постольку, поскольку люди считают, что в жизни все именно так и должно происходить.

Но нужно понять главное. Частные центральны банки существуют не для того, чтобы служить людям, обществу или государству. Частные центральные банки существуют, чтобы служить их владельцам, чтобы обогащать их так, как не снилось самому Мидасу, и все это за счет лишь стоимости типографской краски, бумаги и взятки, даваемой нужному чиновнику.

За всеми этими войнами, политическими убийствами, за сотней миллионов ужасных смертей во всех войнах, стоит одна только политика финансовой диктатуры. Частные центральные банки позволяют правителям править лишь при условии, что народ будет оставаться в рабском подчинении этим банкам. Если это не происходит, правителя убивают, а страна подвергается вторжению со стороны тех государств, в которых население находится в рабстве у частных центральных банков.

Так называемое «столкновение цивилизаций», о котором мы узнаем из принадлежащих корпорациям средств массовой информации, в действительности является войной между банковскими системами, когда частные центральные банки стремятся подчинить себе весь остальной мир, не считаясь с тем, сколько миллионов людей должны из-за этого погибнуть. По сути, за постоянным разжиганием ненависти к мусульманам кроется один простой факт. Подобно древним христианам (в период до создания частной банковской системы тамплиеров), мусульмане запрещают ростовщичество, то есть ссуживание денег под процент. И вот по этой причине, как настаивает наше правительство и средства массовой информации, мусульмане должны быть либо убиты, либо обращены в другую религию. Они отказываются признавать валюту, выпускаемую под процент. Они не желают быть в долговом рабстве.

Получается, что наши дети должны идти на войну и проливать свою кровь за интересы этих помешанных на прибыли людей. Человечество едва смогло пережить две последние мировые войны. Желают ли банкиры частных центральных банков пойти на риск сжечь всю планету ради удовлетворения собственной алчности? По-видимому, да.

Все это возвращает нас к сегодняшней ситуации на Украине.

Евросоюз посредством всяческих уловок пытался вовлечь Украину в свою орбиту – с тем, чтобы она связала свою экономику с частным Европейским Центральным Банком (ЕЦБ). Правительство Украины обдумывало этот шаг, однако не связывало себя никакими обязательствами. Отчасти, обеспокоенность украинского правительства была по причине условий, создавшихся в других европейских государствах, вступивших в Евросоюз и попавших в рабство к ЕЦБ, особенно это относится к Кипру, Греции, Испании и Италии. Поэтому осторожность Украины была обоснована. Затем Россия выступила с более привлекательным предложением и Украина, воспользовавшись основным правом каждого потребителя выбирать наилучший товар по наилучшей цене, оставила ЕС и заявила, что соглашается на российское предложение. Именно в этот момент агенты-провокаторы, скрыто финансируемые такими связанными со спецслужбами организациями, как CANVAS и USAID, наводнили Украину, создавая там беспорядки, которые западные СМИ объявили народной революцией. Снайперы стреляли в людей и ответственность за эти акты насилия была возложена на тогдашнего президента Януковича. Однако просочившаяся в СМИ запись телефонного разговора между комиссаром Евросоюза Кэтрин Эштон и министром иностранных дел Эстонии Урмасом Паэтом, подтвердила, что снайперы действовали не со стороны украинского правительства, а со стороны тех, кто стремился свергнуть законный режим. Урмас Паэт подтвердил подлинность этого телефонного разговора.

Здесь мы столкнулись с классическим примером срежиссированного государственного переворота, который видели до этого много раз. Начиная с конца второй мировой войны Соединенные Штаты произвели 56 попыток свержения законной власти в разных странах. Из них успешными оказались 25. Примером может служить свержение в 1953 году законно избранного правительства Мохаммеда Мосаддыка в Иране и приведение к власти шаха; или свержение правительства Сальвадора Альенде в Чили в 1973 году и установление диктатуры Пиночета; и, разумеется, нынешний переворот на Украине со свержением легитимного президента Януковича и захватом власти самозванным правительством, которое уже приступило к передаче украинских ресурсов западным банкирам.

Если оставить в стороне измышления о национальных интересах и подобную им пропаганду, то все современные войны суть войны, ведущиеся частными банками и ради частных банков.

Войны эти ведутся и оплачиваются кровью людей третьих стран, не имеющих даже понятия о подлинных причинах, по которым их калечат и убивают.

Сам процесс весьма прост. Как только частный центральный банк выпускает собственную валюту в виде процентного займа, народ заставляют все глубже и глубже погружаться в долговую яму.
Когда люди не желают более брать деньги в долг, тогда именно кейнсианские экономисты начинают требовать, чтобы правительство занимало больше денег ради поддержания работы экономической пирамиды.

Когда народ и правительство отказываются продолжать брать деньги в долг, тогда начинаются войны, погружающие каждого еще глубже в пучину долгов ради оплаты расходов на войну, а когда война заканчивается, долги вновь растут из-за необходимости восстанавливать разрушенное войной хозяйство.

После окончания войны выясняется, что народ не получил от нее ничего, кроме новых кладбищ и собственных долгов банкам на все следующее столетие.
Именно поэтому Нью-Йоркский частный банк Brown Brothers Harriman обеспечивал деньгами приход к власти и дальнейшее становление режима Адольфа Гитлера.

До тех пор, пока будут разрешать деятельность частных центральных банков, до тех пор с такой же неизбежностью, с какой ночь сменяет день, будет существовать нищета, безнадежность и миллионы будут гибнуть в бесконечных мировых войнах, пока сама земля не сгорит в огне, принесенная в жертву Маммоне.

Путь к миру на земле лежит через повсеместное запрещение деятельности частных центральных банков и возврат к выпуску государственной и основанной на ее реальной стоимости валюты. Только это может привести народы к процветанию.



Tags: кагал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments