cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Русский Майдан (2) Стратегия риска против экстенсивной стратегии

Оригинал взят у el_murid в Русский Майдан (2) Стратегия риска против экстенсивной стратегии

Второй отрывок я вынужден предварить специальной репликой. В этом отрывке так или иначе, но упоминается Игорь Стрелков. Я знаю, что есть немалое количество людей, которые ищут и роют носом землю, чтобы обвинить его в чем угодно - от массовых изнасилований до расстрелов, пыток, терактов и подготовки государственного переворота. Хочу заранее сказать, что мой текст - он именно мой, это мое понимание и видение ситуации. Как именно видит ситуацию сам Стрелков - он выскажется сам, когда сочтет необходимым.


На взгляд автора, приведенные выше примеры и аналогии вполне могут быть применены к современной российской ситуации и тем угрозам, которые несет в себе опасность государственного переворота по типу киевского или событий Арабской весны. Естественно, никаких прямых рецептов из них извлечь невозможно, однако сами подходы к контртехнологиям демонтажа нашей страны вполне применимы.

Для этого нужно понять, что есть два принципиально отличающиеся друг от друга этапа развития ситуации. Первый этап — сегодняшний. Будем надеяться, что переворот или попытка проведения «цветной революции» носит все-таки гипотетический характер. Надежда остается всегда.

Сегодня мы должны понять и принять факт существования парадокса — современная российская власть объективно создает все предпосылки для грядущей катастрофы, но при этом она же является гарантом сохранения хоть какой-то стабильности и существования государства. Что происходит, когда государство вдруг заканчивает свое существование — мы прекрасно видим на примере Ливии, Египта, Украины. При этом остается пусть слабая, пусть даже ничтожно малая, но все-таки надежда на то, что какая-то микронная доля инстинкта самосохранения российского руководства в конце концов заставит его начать крайне необходимые реформы по уходу от той живодерской и людоедской модели экономики и политического устройства, которые ведут нашу страну к аннигиляции.

Именно поэтому на нынешнем этапе необходимо поддерживать существующую власть как меньшее из имеющихся зол. Это не отменяет права и обязанности сколь угодно жестко критиковать ее действия. На нынешнем этапе я совершенно согласен с высказанной Стрелковым идее поддержки Путина — просто потому, что любая другая приводит нас автоматически к идее государственного переворота в любой из его форм.

Однако ровно в тот момент, когда власть все-таки доведет дело до создания всех необходимых условий для своего обрушения и допустит запуск враждебного проекта по демонтажу российской государственности, парадигма поведения всех нормальных людей, для которых понятие Россия является определяющим, должна кардинально и качественно измениться.

Мы должны понимать, что с момента совершения и тем более победы переворота вся сегодняшняя системная политическая элита либо предаст, либо будет деморализована. В существующей политической системе власти и управления, созданной на протяжении последних десятилетий, правит бал отрицательный отбор и предательство. Сильные пожирают слабых, слабые предают сильных — вот залог выживания в современной российской элите. Не нужно иллюзий — в случае переворота и представители правящей ЕР, и представители системных оппозиционных партий наперегонки побегут к победителю, кляня и продавая сегодняшних патронов. Так же, как предали Каддафи, Мубарака, Али Салеха, Януковича — точно так же предадут и Путина.

Несистемная оппозиция тоже не сможет стать ему опорой и защитой от переворота. Часть ее станет пушечным мясом русского Майдана, продаваясь опять за две подержанные иномарки (а дороже она и не стоит), остальные просто не сумеют организоваться, в очередной раз устроив соревнование — кто из них более ценен для русского народа.

Профессиональные провокаторы и бизнес-проекты типа сектантов Кургиняна будут защищать власть ровно до той секунды, когда их боссы будут получать мзду. Деньгами или какими-то другими печеньками — неважно. Как только переворот победит или будет объявлено, что он победил, руководство такими сектами смажет пятки, оставив своих верных последователей на произвол судьбы.

К сожалению, выхолощенная и кастрированная политическая система современной России способна генерировать либо предателей, либо импотентов. Безотносительно личных качеств отдельных и конкретных политиков — в целом и власть, и оппозиция друг друга вполне достойны.

В мирное время такая ситуация гарантирует лично Путину спокойное существование Единственного и Неповторимого, однако на этот раз никакой Болотной с ее травоядной и карикатурной массовкой не предвидится — ситуация такова, что Запад будет решать вопрос быстро и максимально жестко.

Повторю еще раз для того, чтобы исключить любое непонимание. Сегодня Путин является гарантом законности и существования государства. При всем понимании негативных последствий очень многих его действий этот факт является неоспоримым. Именно поэтому его поддержка и противодействие любым попыткам государственного переворота под любыми лозунгами - единственная вменяемая модель поведения нормального человека.

Тем не менее, исключать вероятность жесткого сценария по западным технологиям, направленного на разрушение нашей страны, нельзя. Поэтому весьма пессимистичный взгляд на возможные последствия русского Майдана был бы оправдан, если бы не одно но.

На сегодня появился фактор Стрелкова — условной третьей силы, который может позволить запустить контртехнологии переворота. Именно в момент запуска негативного сценария мирная жизнь (условный план «А») должна закончиться и включиться план действий (некий условный план «Б») по ликвидации последствий переворота.


Тонкость в том, что действующая власть не сможет рассчитывать в такой ситуации на поддержку этой самой третьей силы. Кредит доверия не может быть бесконечным, и если руководство страны все-таки доведет дело до катастрофического сценария, оно должно быть списано и забыто. Личное выживание этих людей с этого момента должно стать их личным делом.

По отношению к путчистам должно действовать все то же правило Тимошенко: «Пусть они обосрутся». И вот здесь нужно понимать еще одну тонкость происходящих событий.

С точки зрения аналитической стратегии все «цветные революции» совершались Соединенными Штатами в рамках экстенсивной стратегии — то есть, максимального использования всех имеющихся и накопленных заранее ресурсов. Это стратегия навала, в которой все преобразования позиции воюющих сторон (а переворот, по сути, есть полноценная военная спецоперация) носят однозначный характер в случае, если наступающая сторона не совершает ошибок.

Успешные примеры противодействия «цветным революциям» всегда связаны с использованием другой стратегии — стратегии риска. Эта стратегия характеризуется тем, что преобразования позиции не носят однозначный характер, говоря иначе — на любом этапе возможен провал, однако такая стратегия дает шанс на победу за счет того, что противник постоянно вынужден искать нетривиальные и незапланированные ответы, что противоречит сути экстенсивной стратегии.

Любая наступательная операция характеризуется существованием нескольких критических точек. Первая из них наступает при прорыве обороны, когда оба противника полностью истощают свои ресурсы, задействованные при обороне и наступлении соответственно. После прорыва обороны наступающий должен перегруппировать свои силы, ориентированные на прорыв, с целью развития наступления в оперативную глубину.

Германский Генеральный штаб между двумя мировыми войнами довольно подробно исследовал эту особенность наступательной операции, пытаясь найти теоретические обоснования для причин провалов наступлений на полях Первой мировой.

Применительно к перевороту и революции такую критическую точку можно проиллюстрировать примером того же Киевского Майдана — победив Януковича, хунта добилась своей победы за счет разрушения государственного аппарата в Центре. Решив задачу захвата власти, киевские нацисты были вынуждены решать задачу овладения рычагами управления и удержания власти. В период с начала марта почти по конец апреля 2014 года хунта «висела в воздухе». У нее не было никаких инструментов влияния на ситуацию и она сумела удержаться лишь за счет того, что ее противники были гораздо более дезорганизованы и деморализованы.

Именно в этот момент было возможно обратное движение, и если бы Москва приняла решение вернуть законного на тот момент президента Януковича в Киев, у хунты не было никаких возможностей воспрепятствовать этому.

В случае русского Майдана и победы московской хунты возникнет абсолютно аналогичная ситуация — будет «окно возможностей», в котором можно будет перехватить управление обстановкой. Именно к этому моменту проявятся все силы, которые и будут совершать переворот. Именно к этому моменту все предатели наперегонки будут бежать к победителю, и именно в этот момент хунта будет наиболее беспомощной.

Россия — не Египет. У нас нет армии, которая сможет удержать ситуацию. У нас вообще нет инструментов противостояния «цветной революции» в ее жестком варианте. То, что против России будут воевать максимально жестким сценарием, сомнений не вызывает.

Как раз здесь и может сыграть «стратегия риска», создающая неопределенную позицию и ломающая планы экстенсивной стратегии русского Майдана. Никаких 2 или 3 лет, как в Египте, у нас нет. Все будет решаться во время существования этого «окна».

Третья сила — и есть та стратегия риска, которая может выстрелить и решить одновременно две проблемы — снос существующей антинародной системы власти и управления руками участников антигосударственного переворота и ликвидация самих предателей и коллаборационистов, которые будут принимать участие в русском Майдане в роли участников и примкнувших к нему.

Ресурс третьей силы — доверие народа и авторитет. Это одноразовый инструмент, второго шанса ей не предоставят.

Критическим фактором реализации столь нетривиальной стратегии является время. Строго по классику: «Вчера было рано, завтра будет поздно». Это означает, что третья сила должна заранее готовить структуры противодействия Майдану — и в первую очередь штабные. Запуск сценария переворота в любом его виде (от «Я устал, я ухожу» или Форос-2 до откровенно силовых действий) должен автоматически прекращать действие плана «А» и немедленный переход к плану «Б».

Критическим условием противодействия Майдану должна стать его локализация. Это означает, что при любых вариантах переворот должен быть ограничен пределами МКАД, а еще лучше — Садового кольца. В случае, если враг сумеет провести государственный переворот, первым ответом должно стать взятие власти во всех крупных городах России под контроль третьей силы и формирование структур ополчения. Это ополчение должно будет прибыть в Москву для ликвидации путча в назначенный штабом срок.

На этом детализацию сценария противодействия перевороту, видимо, есть смысл завершить — на самом деле, здесь важно понимание контрмер и последовательности действий. Нужно отдавать себе отчет в том, что любой переворот будет сопровождаться параличом органов власти и управления — что мы наблюдали и в 91, и в 93 году. Поэтому от решительности этой условной третьей силы и ее готовности к ликвидации путча самостоятельно без опоры на замершие госструктуры зависит очень многое. Опасность заключается в том, что хунта может перехватить управление и начать противодействие с помощью этих самых госструктур, что сделает ликвидацию переворота делом если не безнадежным, то тяжелым и возможно, кровавым.

На Украине произошло именно так — армия, будучи деморализованной и сохраняющей нейтралитет во время провала хунты с марта по апрель, уже в мае оказалась под контролем нацистов и запустила маховик геноцида в Донбассе. Цена промедления — тысячи и десятки тысяч жизней людей, разрушенные регионы страны, национальная катастрофа.

Надеюсь, в общих чертах логика сценария контрпереворота понятна. И здесь я бы хотел сделать отступление, которое не будет включено в книгу.


Я полагаю, что на сегодняшний момент Игорь Стрелков является той самой третьей силой, которая может либо помочь предотвратить переворот, либо ликвидировать его в случае запуска такого сценария. На его стороне — личный авторитет и поддержка десятков и сотен тысяч людей. Ему верят — и это главное. Именно поэтому я поддерживаю Игоря Стрелкова безотносительно моего знакомства с Игорем Гиркиным.

Однако у Стрелкова есть возможность совершить две ошибки, после которых он перестанет быть той самой третьей силой и утратит способность противостоять негативным сценариям.

Первая ошибка — путь генерала Лебедя. Как только он лишится своего независимого статуса и станет частью системы, он превратится в нее и будет играть по ее правилам. Выйти из системы он уже не сможет без утраты своего авторитета и поддержки людей.

Вторая ошибка — маргинализация. В том случае, если он позволит кому-либо использовать свое имя в их интересах, он как самостоятельная фигура перестанет существовать и будет ассоциироваться только с теми, кому передаст право на использование себя.

Если он сумеет пройти между этими очень возможными вероятностями и сохранит самостоятельность и авторитет — он сможет остаться уникальным явлением на нашей общественной сцене. И тогда его поддержка останется безусловной.

Это непросто и главное — этот путь придется проходить ему одному. Это его крест, и здесь ему никто не поможет. Надеюсь, что нетривиальное мышление и нестандартные решения компенсируют недостаток политического, да и житейского опыта. Иначе нам всем будет очень нехорошо.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments