cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

БОГЕМИКУС И ВАСИЛИСКИ или о пользе взросления (1)

Оригинал взят у shel_gilbo в БОГЕМИКУС И ВАСИЛИСКИ или о пользе взросления (1)
Итак, продолжу свои дискуссии с другими лайфжурналистами. В этот раз поводом для меня стала серия очерков Богемикуса, в которой прямо меня он не упоминал, но вполне прозрачный намёк на мою принадлежность к психопатам повесил:
Василиски - IV: тест во Флориде
Василиски - III: тест на Бейкер-стрит
Василиски - II: тест на Луне
Василиски: тест в Константинополе


Описания василисков нашим пражским культурологом заставили меня вспомнить аварию, в которую я попал этим летом, возвращаясь из Праги: в Йене на мою BMW наехал грузовик. C моей стороны была снесена дверь, крыло и покорёжена трансмиссия, но сам я не пострадал. Когда я вылез из машины, я понял, что произошедшие совершенно не вызвало выброс в кровь адреналина (как и годом ранее, когда машину занесло из-за неожиданно пошедшего дождя). Я спокойно оценивал ситуацию: что машинку надо отправлять на шрот, кто из истерящих вокруг свидетелей будет свидетельствовать на суде в пользу противной стороны, что говорить полиции и т.п. Позвонил брату (это была его машина), чтобы сообщить, что машинка поедет на помойку – потом брат мне выговаривал, что не понял по тону, что я говорю сразу после аварии и думал, что всё произошло за несколько дней до того: в его понимании реакция на такую ситуацию должна была быть истерической, как у всех.

Аналогичным образом я веду себя на переговорах по весьма жёстким темам, которые мне приходится вести по роду работы. Аналогично я веду себя в других ситуациях, которые считаются стрессовыми – у меня они не вызывают стресса, даже при том, что окружающие в истерику впадают.

Но означает ли это, что я – психопат, каковыми считает Богемикус людей с подобным поведением?

Раздумывая над этим я понял, что Богемикус стал жертвой определённой пропаганды, смешивающей хладнокровие и стрессоустойчивость с психопатическим поведением. Мой реальный опыт показывает, что психопаты как раз не стрессоустойчивы. Да и миндалевидное тело к хладнокровию отношения не имеет.

Но впрочем, всё по порядку.
*


Обдумав своё нынешнее поведение в критических ситуациях, я понял две вещи.
Во-первых, я так вёл себя не всегда. Скажем, лет 25 назад мои реакции на острые ситуации были стандартно-истеричные, как у всех, кого Богемикус считает людьми нормальными (кого он относит в сию категорию, мы поймём дальше). То есть моё нынешнее поведение – результат не формы миндалевидного тела, а моей собственной психологической эволюции.
Во-вторых, я и сейчас так веду себя не всегда. Я вовсе не являюсь неэмоциональным человеком. Бывает – ругаюсь по разным поводам с мамой, друзьями, бываю раздражённым и т.п. То есть, и положительных и отрицательных эмоций в жизни вполне хватает. Просто у меня давно выбработалась привычка не проявлять эмоции не по делу.

Следовательно,  аристократическое хладнокровие, которое Богемикус счёл важнейшим свойством своего василиска (под которым он подразумевает психотип аристократа вообще, поскольку вся его публицистика крутится вокруг попытки понять суть европейской аристократии – главного занятия «кухаркиных детей» с момента их появления в 18 веке) – это хладнокровие не есть генетический признак, а формируется в процессе психической эволюции.

А значит, надо разобраться в вопросе, что это за эволюция. То есть ответить на вопросы:
- В чём причина эмоциональности и слабой стрессоустойчивости?
- Как она преодолевается?

В процессе эволюции природа неизбежно закрепляет механизм, который способствует выживанию ребёнка в естественных для него условиях. А в естественных условиях, как известно, ребёнок слаб, и любая его попытка нарушить интересы больших и сильных приводит к насилию над ним, в результате которого он может быть убит или покалечен.
Чтобы избежать такого исхода, общество в процессе воспитания (через бессознательную передачу родителями и другими дружественными взрослыми) транслирует ребёнку систему запретов на действия, к которым он физически не готов: нельзя себя пиарить, нельзя применять физическую силу, нельзя оказывать психологическое давление на партнёра и т.п. Понятно, что для взрослого человека всё это – важные инструменты успеха, но для ребёнка их применение может закончиться плохо.

В результате этого воспитания у ребёнка складывается «внутренний надсмотрщик», который тормозит его в те моменты, когда инстинкт побуждает его применять «взрослые» инструменты достижения своих целей. И этот надсмотрщик управляет поведением ребёнка.

Природа предусмотрела, что по достижении возраста 13-16 лет, когда телесное развитие приводит к тому, что он уже способен за себя постоять, включается программа взросления – то есть сброса надсмотрщика. Подросток осознаёт, что родители мешают, надо от них уходить, строить отношения с ровней, объединяться в ватаги и делать то, что было запрещено в детстве. Так возникает молодой прайд и начинается передел территории.

Понятно, что развитие культуры формировало социальные институции и процедуры, которые препятствуют нормальному взрослению. Этого требует социальная стабильность: не дать возникнуть новому прайду-разрушителю, а заставить новое поколение вписаться в существующую систему. Поэтому подростковые программы поведения подавляются, чему в основном и служат органы внутренних дел (95% всех правонарушений по статистике совершается тинейджерами).
Результатом существования механизмов подавления взросления является то, что процесс взросления не завершается, внутренний надсмотрщик остаётся со взрослым человеком и заставляет его всю жизнь вести себя так, как полезно ребёнку, но противопоказано взрослому.

Поэтому мы видим явно невзрослое поведение. Эмоциональные реакции, истерики, детские попытки манипуляций, неадекватное восприятие реакции на себя, зависимость от мнений окружающих – всё это следствие непрошедшего процесса взросления.

Взрослость является важнейшим конкурентным преимуществом. Бывает, человек умнейший, образованный, вполне трезвых взглядов не может сделать карьеру, оказывается неудачником по жизни, жалуется на невостребованность. И наоборот, человек слабообразованный и не очень осведомлённый об окружающем мире проявляет высокую адаптивность и строит серьёзное дело.

Причина в том, что первый проявляет инфантилизм: избегает саморекламы, целесообразного применения силы, психологического давления, сам продавливается под такого рода воздействиями, мучится внутренним диалогом, который называет совестью лишь потому, что он активизируется после каждой очередной подлости.  У взрослого человека этой интеллигентской «совести» нет – он просто не делает подлостей.


(продолжение следует)

Tags: здоровье, полезное, честь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments