cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Category:

Современный ЕС как наследник нацизма

Оригинал взят у mamlas в Современный ЕС как наследник нацизма
Ранее по теме переустройства мира по Гитлеру

Какой нацисты видели «Единую Европу»

Современный ЕС во многом стоит на основах идеи «Единой Европы», разработанной нацистскими бюрократами в 1939-44 гг. Как и сегодня, нацисты тогда видели главной ось Берлин-Париж. В 1944-м сотрудником аппарата Розенберга – Дайцем был придуман термин «евросоциализм», ведь ЕС ими виделся социалистическим. Россию в германском ЕС должен был представлять Лев Троцкий. ©
~~~~~~~~~~~


Блог Толкователя много писал о теме, о которой не принято говорить в современном мире (только в т.н. «маргинальных кругах») – об идее переустройства немецкими нацистами Европы, включая СССР, в (см. по ссылке в начале статьи). Во многом причина замалчивания – это современный континент, «неожиданно» составленный по лекалам нацистов. Европейский союз и главенство в нём Германии, противостоящий им англо-саксонский мир (особенно Англия), распад СССР и Югославии и их вхождение в Европу на правах сырьевых и трудовых придатков. Многое совпало вплоть до деталей – прогерманский клан во главе России и власовский триколор в качестве госфлага РФ.

Таким образом, изучая планы нацистов по созданию «Объединённой Европы», можно предугадать, что ждёт в будущем и в целом континент, и в частности – Россию. Ведь за предыдущие 50 лет строительство ЕС почти не отклонялось от плана нацистской бюрократии.

Мы специально подчёркиваем авторство именно нацистской бюрократии по созданию ЕС. Как и большинство стратегических решений, этот план так и не стал официальной доктриной Германии, поскольку окончательное решение всегда оставалось за Гитлером. А Гитлер с маниакальным упорством отвергал любые попытки обозначить принципы послевоенной Европы.


Проектированием «новой Европы» в национал-социалистической Германии занимались несколько ведомств: идеологические службы Розенберга, руководящие структуры СС, МИД Германии, имперское министерство экономики – вплоть до министерства сельского хозяйства. В этом оно повторяло судьбу пресловутого «плана Ост», которым принято трясти в СССР и России, но он так никогда не стал официальной доктриной Германии, оставаясь проектами нескольких ведомств.

Также подчеркнём, что план «Единой Европы» был не только немецким. На протяжении 1930-х и особенно во время нацистской оккупации он активно разрабатывался левыми и правыми консерваторами Франции, а также Бельгии и Голландии. Очень хорошо теоретическая база такого протоЕС описана в этой статье. Мы же сосредоточимся на его практических деталях.

В 1939-42 гг. в Рейхе тщательно изучали различные европейские народы под углом определения места каждого из них в Новой Европе. Так, участники всегерманского совещания историков (октябрь 1942) обсуждали доклады о специфических чертах крупных (немецкого, английского, французского, итальянского, русского) и малых (балкано-дунайских, скандинавских и др.) народов, подчёркивая необходимость опоры на «сильные» народы в процессе преобразования континента. По мнению этих историков, только они способны к самоуправлению. Управление же слабыми народами более обременительно, так как требуют привлечения дополнительного административного персонала. Конкретизировалась выдвинутая годом раньше схема В.Беста, предусматривавшая формирование союзного, надзорного и правительственного или колониального управления в «слабых государствах» (в них, в частности, входили прибалтийские карлики, белорусское и украинское государства). В этом заключалась «европейская миссия Германии».


В сентябре 1939 г. по инициативе великого химика (изобретателя синтетического каучука) Вернера Дайца было основано «Общество европейского экономического планирования и великопространственной экономики». На персоне Дайца надо остановиться особенно. Доверенное лицо рейхсляйтера Розенберга, член имперского экономического совета НСДАП с 1931 года, с большими связями в промышленно-финансовых кругах, Дайц принадлежал к узкому кругу разработчиков внешнеэкономической концепции нацистской партии. С апреля 1933 г. он возглавлял отдел внешней торговли, а после 1936 г.- отдел по решению специальных задач внешнеполитического бюро НСДАП. Фактически, именно он был отцом-теоретиком Европейского Союза.

Идея конфедеративного устройства послевоенной Европы впервые наиболее отчётливо прозвучала в записке в МИД Германии сотрудника «Бюро Риббентропа» профессора Альберта Хаусхофера в ноябре 1941 г. Её основное положение гласило: война, вероятно, не будет выиграна никем (обратим внимание – ещё до первого крупного поражения германского вермахта, под Москвой). После неё сохранятся уже существующие пространства: англо-американское сообщество, Япония со сферой влияния в Восточной Азии, азиатское ядро Великороссии от Волги до Урала и Байкала. Германия удержит под своим влиянием Европу. «Насильственное покорение русской Евразии, так же мало достижимо, как завоевание Китая», – писал Хаусхофер. В согласии с идеями Карла Шмитта о размежевании пространственно-чуждых сил, профессор Хаусхофер назвал главной целью Германии «добиться отказа англосаксов от вмешательства в Европу».

Руководимый рейхом континент виделся Хаусхоферу в виде федерации из трёх групп государств. Первая – Эстония, Латвия, Литва, Словакия, Хорватия и, возможно, Сербия должны быть присоединены к Германии. Вторую группу составят союзные государства: Венгрия, Румыния, Болгария, при известных условиях – Финляндия, Греция, Украина и, в крайнем случае, – области Кавказа. В третьей группе предлагалось объединить Швецию, Норвегию, Данию, Швейцарию и Италию. За рамками планируемой Европы оставались Франция, Бельгия, Голландия, Испания и Португалия, так как «включение этих стран даже в самую слабую форму европейской федерации пока немыслимо», считал Хаусхофер. Хаусхофер считал эти страны «троянским конём англо-саксонского мира».


Осенью 1942 г. уже в МИДе Германии началась проработка собственного плана, а затем Риббентроп направил Гитлеру несколько меморандумов с настоятельным предложением провозгласить Европейскую конфедерацию, как только Германия добьется крупного успеха в войне с СССР. Он подчёркивал, что с инициативой образования «Новой Европы» в последнее время выступили Муссолини, Антонеску, Лаваль, ведущие политики Финляндии, Испании и Балканских стран. Министр рекомендовал ввести в состав Конфедерации Германию, Италию, Францию, Данию, Норвегию, Финляндию, Словакию, Венгрию, Румынию, Болгарию, Хорватию, Грецию, Сербию и Испанию. К ним могли быть причислены подвластные рейху образования, которые возникнут на оккупированных территориях.

Но все эти планы отвергались Гитлером.

Последний проект создания «Европейского союза» был составлен в январе 1944 года вышеупомянутым Вернером Дайцем. Это была отчаянная попытка спасти терпящую поражение Германию. Дайц опубликовал книгу «Возрождение Европы с помощью европейского социализма. Европейская хартия». В ней он обнародовал антиатлантическую декларацию. Центральное место в книге заняла евросоциалистическая идея. Именно январём 1944 года можно датировать и первое упоминание, и создание термина «евросоциализм», и его теоретическую базу.

Как видел евросоциализм и объединённую под его началом Европу автор идеи Вернер Дайц? Он говорил о «неизбежности борьбы с империалистическими системами – либерализмом Запада и большевизмом Востока. Он настаивал на необходимости оторвать Западную Европу от Америки и Восточную Европу от неестественных отношений с Центральной Азией, «возродив биологическую целостность европейской семьи народов». «Это единственный способ приблизиться к европейскому социализму, к мирной организации Европы и всего мира. В такой планетарной перестройке заключался глубинный смысл Второй мировой войны, рождающей европейскую нравственность, без которой немыслим подлинный социализм», – писал профессор Вернер Дайц.


Несмотря на очередной отказ Гитлера рассмотреть план Дайца, Альфред Розенберг не теряет надежды. Под его и Дайца началом организовывается круг европейских интеллектуалов, названный «Европейская беседа». Первое заседание ЕБ прошло в ноябре 1944-го. На ней были обнародованы положения нового меморандума Розенберга «Единый континент». В его основе лежали всё те же идеи Дайца о Европе, в которой не будет места противоборству великих держав, коалициям и враждебным группировкам.

Но было поздно. В спасение Германии уже никто не верил – кроме Гитлера. Именно бесноватый Гитлер был главным виновником развязывания войны, и именно он упустил возможность выступить в качестве миротворца. Идеи нацистского бюрократического аппарата о «Единой Европе» всё равно ведь были реализованы.

Интересно и о Гитлере, как главном препятствии заключения мира в 1942-м, и о видении образа ЕС пишется в записках Вальтера Шелленберга, начальника политической разведки в РСХА (гестапо). Как известно, с осени 1941 года Шелленберг стал разрабатывать планы заключения сепаратного мира с западными союзниками. Ему было известно о контактах американского банкира Сталфорта сУльрихом фон Хасселем, которому сообщил, что президент Рузвельт готов протянуть руку немцам при условии физического устранения Гитлера. В августе 1942 года он сообщил о своих планах Гиммлеру. Тот поручил Шелленбергу продолжить работу в данном направлении. Цитируется по книге «Вальтер Шелленберг. Мемуары гитлеровского разведчика. 1991 год, стр. 290-306»:


«Наибольшее беспокойство вызывали военный потенциал США, который ещё не был введён в действие, и мощь Красной армии, которую самонадеянные руководители вермахта всё ещё недооценивали. Никто не хотел сделать шага от признания фактов до неизбежного вывода, что возможность окончательной победы исключена.

По нашим сведениям, в августе 1942-го Сталин был недоволен западными союзниками. Пока западные союзники воздерживались от вторжения в Европу, имелся реальный шанс завязать переговоры о сепаратном мире. Был лишь один человек, способный внушить это Гитлеру – Гиммлер.

Я обрисовал ему соотношение сил в мире. В целом, по-видимому, Гиммлер согласился с моим планом. Повернувшись к стене, он стал изучать висевшую на ней карту Европы. «Давайте побеседуем о том, на какой конкретной основе можно достичь компромисса», – сказал он.

По имеющимся у меня сведениям, – сказал я, – англичане будут особенно упорно настаивать на том, чтобы мы ушли, по крайней мере, с севера Франции.

- Следовательно, вы не верите в возможность заключения великого союза с братской нацией?

- В ближайшем будущем – нет, – ответил я.

- Ну, а что же делать с Францией? – спросил он.

- Неплохо было бы подумать о решении, которое имело бы целью объединение интересов Германии и Франции в области экономики. Франции нужно возвратить её прежнее политческое лицо. Сближение Германии и Франции неизбежно, и наличие у Франции колониальных владений обеспечит Германии огромные преимущества.

Затем он бросил взгляд на Швейцарию, указав на неё карандашом (как предмет торга).

- Оставьте Швейцарию, – проговорил я быстро. Её конституция может послужить хорошим образцом для Новой Европы. Нам Швейцария тоже будет нужна как мост, ведущий на Запад, как европейская фондовая и валютная биржа.

- Не сведётся ли всё в конце концов к экономическому соперничеству с Великобританией и не возникнет ли прежняя напряжённость?

- Давайте прекратим думать о напряжённости, которая возникнет в будущем. Прежде всего следует устранить нынешнюю напряжённость, которая мешает созданию Новой Европы.

- А что делать с Россией?

- Надо подождать, – ответил я.

- Если я вас правильно понимаю, то вы считаете, что основой компромиссного мира должно являться сохранение Великой германской империи приблизительно в её границах по состоянию на 1 сентября 1939 года?

- В общем говоря, да.


- И следовательно нам придётся использовать все наши дополнительные территориальные приобретения в качестве объектов для торга?

- Да.

Далее я сказал, что, став ядром Европы, перестроенной на новых началах, Великая германская империя сможет с новой энергией приняться за разрешение социальных проблем путём частной инициативы с руководством и планированием сверху.

- Считаю, – продолжал я, – что для создания новой Европы следует обуздать националистические тенденции. Но самое главное, что для нас выгодно искать компромисса сейчас, когда Германия находится в зените своего могущества».

Как мы видим, планы относительно России у Шелленберга были неопределённые. Безусловно, как глава разведки он не мог не знать, что с обратной стороны – СССР есть силы, готовые идти на сближение. Сразу после Революции это был Ленин, Радек, Зиновьев и пр., видевшие союз России и Германии на основе конфедерации ГеРуссия. В 1930-е это был советский генералитет, в 1936-38-м уничтоженный Сталиным. Шелленберг признавался, что он знал о причинах резни в РККА. Он писал, что, бывший белогвардейский генерал Скоблин передал начальнику разведывательного бюро при германском МИДе Курту Янке и Гейдриху документы о возможном союзе генералитетов вермахта и РККА и заговоре против Сталина, которые впоследствии послужили основанием для «процесса Тухачевского». Сам Шелленберг принимал участие в передаче документов в Москву.

В 1943-м такой фигурой, устраивавшей Германию и, что важно, значительную часть советского населения, стал генерал Власов. Но, оказывается, Германия вела переговоры с ещё одним человеком, способным возглавить коллаборационистское правительство Советов. Этим человеком был Лев Троцкий.


Блог Толкователя уже писал, что определённые круги Германии были готовы содействовать возвращению Троцкого в СССР в качестве прогерманского правителя. И вот ещё один документ, говорящий о реальности такого плана. Цитируется по книге «Личная секретная служба И.В.Сталина. Составитеь В.В.Вахания. Сборник документов. Москва, 2004, стр. 27-28»:

Сов. Секретно. Только для тов. Иванова (т.е. для Сталина – обращение разведчиков к нему).

В декабре 1935 года Троцкий встретился с заместителем Гитлера Гессом.

Было гарантировано следующее соглашение:

А)гарантировать общее благоприятное отношение к германскому правительству и необходимое сотрудничество с ним в важнейших вопросах;

Б)согласиться на территориальные уступки;

В)допустить германских предпринимателей в форме концессии (или каких-либо других формах) к эксплуатации таких предприятий в СССР, которые являются необходимым экономическим дополнением к хозяйству Германии (железная руда, марганец, нефть, золото, лес);

Г)создать в СССР условия, благоприятные для деятельности германских частных предприятий;

Д)развернуть во время войны активную диверсионную работу на военных предприятиях и на фронте.

2 февраля 1936 г.»

Разумеется, НКВД мог сфабриковать это донесение, чтобы лишний раз очернить Троцкого и троцкистов, оставшихся в СССР. Но вообще-то, как показала история, все эти пункты А-Д были выполнены в ходе «курса реформ» за последние 20 лет без всякого Троцкого.
Толкователь, 11 февраля 2013


Tags: фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments