cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Великий и могучий русский язык

Оригинал взят у koparev в Великий и могучий русский язык
Оригинал взят у koparev в Великий и могучий русский язык

"Сильное значение славянского элемента в Стамбуле и вообще в Турции 16-17 столетий также должно было привлекать Русских эммигрантов, беглых и гулящих людей. Выше я привел несколько свидетельств о той великой роли, которую играл Славянский язык при дворе Турецком. Вот еще другие свидетельства опущенные мною и указанные многоуважаемым ученым хорватским Кукулевичем-Сакцинским. По славянски говорили два самых знаменитых Турецких султана: Магомет II, выучившийся от матери или мачехи своей сербианки Мары и от одной жены своей, тоже сербианки, от которой имел сына Ефрема, а также и Сулейман Великолепный, о котором Гаммер в своей истории Турции говорит следуещее:

«Als Sigmund von Herberschtein sich bücken wollte um dem Kaiser die auf diesen Knie ruhende Hand zu kussen, ergriff ihn gewaltiger Lendenschmerz: Hilf mir um Gottes willen, rief an auf Windisch dem Rustem-Pascha an, der ihn verstand, aber nicht half. Suleiman, der ihn ebenfalls verstand, hob die Hand hoch uber das Knie um dem Manne das Kussen derselben zu erleichtern»

Когда Зигмунд Герберштейн нагнулся, чтобы поцеловать руку султана, у него "заболела" спина.  «Помогите ради Бога», - обратился к страже и к Рустем-паше. Все поняли его. Сулейман также понявший его, поднял руку высоко, чтобы облегчить боль в спине посла.

«Помогите ради Бога» было сказано на родном языке Герберштейна - на русском, но он был по вполне понятной причине понят, как понятна и причина, из-за которой он не хотел кланятся.
Бальбин в сочинение своем (Epitome rerum bohemicarum Pragae, 1688, Libro I. C. 10, p. 71) пишет: «Slavicae linguae tam vetusia est memoria, tanda amplitudo, tantaque claritas, ut provocare quam plurimas possit, ac fortasse terrarum spatiis, in quibus regnat, plurasque exsuperet. Quantum est hodie Imperium Turkium, at in eo ( praesertim in aula constantinopoli tyrrani ) authore F. Angello Rossa in biblioteca vaticana slavica lingua dominatur et Imperatoria appellatur».

Славянский язык настолько давно и хорошо знают, что у плохо знающего его могут возникнуть проблемы. Особенно в суде Константинополя (F. Angello Росси, Библиотека Ватикана, Славянский язык и его общие правила).
Стредовский в сочинении Mercurius Moravicus, pag. 17: «In Regia Constantinopoli Caesiris, Slavica lingua im tantum dominatur, ul nullatenus in rebus versatus ibidem putetur, que eam ignoret».

В суде Константинополя славянский язык доминирует, тот, кто им не пользуется, имеет проблемы.


   Мартын Сентивани ( Martinus Szentivanyi ) пишет в сочинении "Curioza et selecta variarum scientarium Miscellanea . Turnivivae. D. 2 Dis. 2": «A deo diffusa est Slavica lingua, ut ejus etiam usus inter Turcas sit et in aula Turcici Imperatoris, inter Aulicos summos familiaris, ac in eo pretio, in quo est Italica apud nostrates aulae proceres»

Бог щедро излил славянский язык, также его используют при дворе турецкого императора, и среди турок, среди ближних придворных, он в цене в суде (Из книги В.Ламанского " О славянах в Малой Азии, в Африке и в Испании", Санкт-Петербург, ИАН, 1859).

       Ю. Крижанич (хорв. Juraj Križanić; около 1617 — 12 сентября 1683) писал: "Всем единоплеменным народам глава — народ русский, и русское имя потому, что все словяне вышли из русской земли, двинулись в державу Римской империи, основали три государства и прозвались: болгары, сербы и хорваты; другие из той же русской земли двинулись на запад и основали государства ляшское и моравское или чешское. Те, которые воевали с греками или римлянами, назывались словинцы, и потому это имя у греков стало известнее, чем имя русское, а от греков и наши летописцы вообразили, будто нашему народу начало идет от словинцев, будто и русские, и ляхи, и чехи произошли от них. Это неправда, русский народ испокон века живет на своей родине, а остальные, вышедшие из Руси, появились, как гости, в странах, где до сих пор пребывают. Поэтому, когда мы хотим называть себя общим именем, то не должны называть себя новым словянским, а стародавним и коренным русским именем. Не русская отрасль плод словенской, а словенская, чешская, ляшская отрасль — отродки русского языка. Наипаче тот язык, которым пишем книги, не может поистине называться словенским, но должен называться русским или древним книжным языком. Этот книжный язык более подобен нынешнему общенародному русскому языку, чем какому-нибудь другому словянскому. У болгаров нечего заимствовать, потому что там язык до того потерян, что едва остаются от него следы; у поляков половина слов заимствована из чужих языков; чешский язык чище ляшского, но также немало испорчен; сербы и хорваты способны говорить на своем языке только о домашних делах, и кто-то написал, что они говорят на всех языках и никак не говорят. Одно речение у них русское, другое венгерское, третье немецкое, четвертое турецкое, пятое греческое или валашское, или альбанское, только между горами, где нет проезда для торговцев и инородных людей, уцелела чистота первобытного языка, как я помню из моего детства".

А ведь правильно писал, хотя и был греко-латинянином.





Tags: Руский Мир, Руский язык, Русь, национальный вопрос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments