cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Почему российские олигархи спонсируют киевский режим?

Оригинал взят у yura_turist в Почему российские олигархи спонсируют киевский режим?
Оригинал взят у skeptimist в Почему российские олигархи спонсируют киевский режим?

Интересно, как понимать тот факт, что российские олигархи и банки, включая Сбербанк и ВТБ, спонсируют террористический киевский режим?
Что это: хитрый план, провокация или вредительство? Ведь тогда получается, что на деньги российских олигархов приобретается вооружение, из которого на Донбассе убивают русских?
Насколько это допустимо и для нас приемлемо?
И чего заслуживают те, кто так поступает?

Зачем России одной рукой помогать Новороссии, а другой укреплять террористическую власть, которая убивает русских и во всех своих бедах обвиняет Россию? Или не понятно, что посредством войны и террора на Украине Россию хотят максимальноослабить, чтобы затем сломить и расчленить?

Если не верите, почитайте это.
"Аттракцион самоубийственной щедрости. Наши олигархи спонсируют на миллиарды долларов режим, объявивший войну «москалям». Некоторые подыгрывать киевскому режиму, порой принимая странные и необъяснимые решения в отношении главного антироссийского форпоста США в Европе. Как сообщил старший вице-президент ВТБ Михаил Якунин, это финансовое учреждение намерено докапитализировать свои зарубежные дочерние банки. На эти цели планируется потратить более $0,5 млрд. Главную интригу сообщения представляет наличие в списке бенефициаров украинских «дочек» ВТБ. На какие финансовые вливания от российской «материнской» структуры они могут рассчитывать, пока неизвестно. Однако ещё в начале года представители банка говорили о планах докапитализации в размере до 4 млрд. украинских гривен (около $265 млн. по текущему на тот момент курсу).

Напомним, что ВТБ, хотя и коммерческий банк, но c доминирующим государственным участием (контрольный пакет акций - 60,9%). Таким образом, если банкиры забыли о геополитических реалиях конфронтации РФ с Западом на Украине, их неумеренный финансовый пыл могли бы в любой момент охладить из Дома правительства на Краснопресненской набережной.

Двусмысленность ситуации усугубляют ещё несколько обстоятельств. Во-первых, сам ВТБ в конце прошлого года докапитализировали российские власти за счет бюджетных средств. Можно предположить, что какая-то их часть попадет на Украину. Иначе говоря, наших налогоплательщиков, косвенно принуждают к тому, чтобы спонсировать режим, представители которого называют россиян не иначе как «колорадами» и «ватниками».

Не говоря уже о том, что никто не может поручиться, что в условиях тотальной милитаризации Украины, полученная украинскими «дочками» ВТБ ликвидность не «потечет» прямым путем на финансирование бойни в Донбассе. Нелишне напомнить, что сам российский бюджет, который был сверстан с дефицитом, от избытка ликвидности не страдает. Так что отправляемые ВТБ в «незалежную» суммы поддержали бы на плаву российскую экономику и жизненный уровень собственных сограждан.

Бизнес-мотивация указанного шага также не выдерживает критики – в прошлом году общие потери группы ВТБ на Украине превысили 40 млрд. рублей. И, вообще, вкладываться в преддефолтную Украину с её «мусорным рейтингом» так же «разумно», как инвестировать в «чёрную дыру». Этим не хотят заниматься даже политические спонсоры майданного режима – США и МВФ.

Впрочем, как следует из заявления главы ВТБ Андрея Костина, не всё измеряется деньгами: оказывается российские банкиры бывают подвержены приступам загадочного альтруизма в отношении агрессивного соседа. «Это важное решение принимается прежде всего для развития нашего бизнеса на Украине и для обеспечения финансовой стабильности этой страны», - объяснил он. И добавил: «Без крепких и надежных российских банков, которые играют доминирующую роль в кредитовании украинского бизнеса и ее экономики, в целом невозможно долгосрочное и устойчивое развитие Украины».

В принципе, этот случай можно было бы рассматривать как отдельный эксцесс. Если бы другие бизнес-игроки, находящиеся под контролем российского государства, не совершали аналогичные шаги в отношении Украины. В частности, 4 июня, российский министр энергетики Александр Новак заявил, что наша страна может продлить Украине скидку на газ за счет таможенной пошлины до конца этого года, а не только на третий квартал. Более того, как стало известно, в конце июня будет принято решение о возможности предоставления украинской стороне дополнительного дисконта по газу. В результате чего, цена российского топлива для Украины может опуститься ниже нынешних 385,5 доллара за тысячу кубометров.

Этот «аттракцион неслыханной щедрости» производит особенно шокирующее впечатление на фоне общей суммы задолженности, которую 4 июня озвучил глава концерна г-н Миллер. «Общая сумма задолженности Украины в связи со штрафами «бери или плати» составляет на сегодня 29,477 миллиарда долларов, из которой 2,604 миллиарда — это задолженность Украины за поставки газа в 2013–2014 годах, плюс пени», — пояснил он. При этом, как объяснил глава «Газпрома», 200 миллионов долларов из общей суммы — это долг за поставки газа в Донбасс.

Стоит обратить внимание, что на российских потребителей газпромовская «щедрость», почему-то не распространяется. Оптовые цены на газ для населения с 1 июля вырастут на 7,5%.

По мнению доктора экономических наук Никиты Кричевского, докапитализация украинских дочерних структур ВТБ - это вынужденная мера.

– Это делается для того, чтобы у «дочек», согласно украинскому законодательству, не отозвали лицензию. Они испытывают большие проблемы с выполнением нормативов, связанных с кредитами.

Как известно, в 2014 году ВТБ понес значительные убытки от своей деятельности на Украине. Впрочем, это касается всех банков, работающих на Украине. Когда у вас рушится экономика, а промпроизводство упало на 21% только за первые три месяца, валится ВВП, когда есть проблемы с конвертацией (из-за введенных Нацбанком Украины новых правил), хочешь не хочешь, вы «уходите в минус».

«СП»: – Почему тогда наш банковский бизнес не бежит из страны, где он не только терпит сплошные убытки при постоянных вложениях, но ещё и находится под заявленной командой Порошенко угрозой национализации?

– Если наши банки найдут покупателя на свои украинские активы, то, конечно, уйдут. В нынешних условиях «дочки» ВТБ покупать никто не хочет. А если кто и рискнет, то предложит копейки. Если будет более адекватная опция, наши банки уйдут вне всякого сомнения. В стране нет ни денег, ни экономической активности, ничего. Всё рушится, обменных курсов, как минимум, три.

«СП»: – А с чем связана необъяснимая уступчивость российских властей в газовом вопросе – «Газпром» предоставляет «Нафтогазу» одну скидку за другой. При этом не демонстрирует особого рвения в плане взыскивания накопившихся долгов.

– Я думаю, что это большая политика. А именно, желание потрафить Западу, поддержать его веру в нашу договороспособность.

Но есть и иной взгляд.

Отказываясь применять жесткие меры в экономической сфере по отношению к Украине, власти которой повесили на Россию ярлык «государства агрессора», Москва дискредитирует сама себя, считает профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктор экономических наук Валентин Катасонов.

– Мы сдаём все позиции. Действия наших правящих элит трудно объяснить, даже абстрагируясь от геополитических интересов России, от того, что украинский режим (по разнарядке, полученной из США, конечно) фактически спровоцировал санкционную травлю РФ. А сегодня беспардонным образом срывает Минское соглашение (продолжает обстрелы, объявляет блокаду Донбассу). Более того, на днях Порошенко подписал указ о допуске иностранных военных на территорию «незалежной», включая временное размещение там ядерного оружия. С моей точки зрения, такая пассивность с нашей стороны, напоминающая пресловутое «молчание ягнят», может дорого обойтись России в ближайшем будущем.

Ещё летом 2014 года я говорил о том, что нам нужно срочно выводить российские банковские структуры и, вообще, все активы с территории Украины. Уже тогда они находились под «дамокловым мечом» национализации. С другой стороны, было видно, что Украина катится к дефолту. В таких условиях банки просто не могут получать прибыль. Отток средств с банковских депозитов в России происходит гораздо медленнее, чем на Украине.

«СП»: – Разве нашим властям не было понятно, что «дочки» ВТБ и Сбербанка станут заложниками в экономической войне, объектами политических манипуляций?

– Это было очевидно даже непрофессионалам. В такой ситуации переводить дополнительные средства на Украину в целях докапитализации, мягко говоря, странное решение. Более того, ВТБ и Сбербанк в прошлом году отличились тем, что приняли участие в андеррайтинге т.н. «войсковых облигаций» для финансирования «АТО». То есть, по сути, они согласились продавать инвесторам и населению облигации военного займа Украины.

Что касается докапитализации, это означает не просто спонсирование враждебного по отношению к России режима, но и новые убытки, финансовые потери российских банков.

«СП»: – В экспертной среде есть мнение, что, таким образом, спасаются деньги наших предпринимателей на Украине…

– Трудно сказать, кто будет главным бенефициаром, когда в украинских дочерних структурах российских банков появятся дополнительные средства. К «окошкам» российских «дочек» выстроятся очереди. И кто в них будет первым, вторым или третьим, сказать трудно. Я не исключаю, что среди них могут быть связанные с российским бизнесом физические и юридические лица. Но украинским олигархам тоже обязательно что-то достанется. Ещё один вариант – отделения российских банков предоставят кредиты киевскому режиму.

«СП»: – За счет каких средств будет производиться объявленная докапитализация?

– Понятно, за счет каких – ВТБ недавно получил от государства большие деньги. В начале текущего года на субординированный депозит в ВТБ помещено 100 миллиардов рублей из ФНБ. Не исключено, что Сбербанк тоже может пойти на докапитализацию своих украинских подразделений. Поэтому депутаты от КПРФ готовят законодательную инициативу по национализации Сбербанка.

«СП»: – Разве это не государственный банк, несмотря на организационно-правовую форму ОАО? В том плане, что контрольный пакет акций, а значит, право последнего слова при принятии решений принадлежит государству.

– Сбербанк - это негосударственный финансовый институт. Его учредителем и мажоритарным акционером выступает Центральный банк РФ. А последний имеет независимый статус и не обязан отчитываться перед правительством. Так что я не удивлюсь, если Сбербанк собирается проделать на Украине нечто подобное.

«СП»: – Учитывая, что Россия выступает главным кредитором Киева, который не просто угрожает взыскать с нас штраф за присоединение Крыма в размере $50 млрд., а уже обратился с иском в международную судебную инстанцию (ЕСПЧ), чем можно объяснить эту странную политику всепрощения?

– Мне ничего не остаётся, кроме как развести руками. Приведу пример, мы могли потребовать от Украины досрочно погасить облигационный займ на 3 млрд. долларов ещё в марте. Потому что в это время Министерство финансов Украины опубликовало данные, согласно которым долг страны перешёл «красную черту» (прописанную в соглашении) в 70% ВВП. Это и есть пресловутый «ковенант» (условие), которое даёт нам право на досрочное взыскание $3 млрд. А мы этим правом не пользуемся, вместо «спасибо» получаем постоянные плевки из Киева.

В результате дотянули до подписанного Порошенко моратория на выплату внешних долгов. А министр финансов Украины Наталья Яресько утверждает, что наш заём не суверенный, а частный. Следовательно, он подлежит реструктуризации (проще говоря, его можно не отдавать в указанные в соглашении сроки). Совершенно очевидно, что чем больше мы делаем уступок, тем больше наглеет наш сосед.

Судя по всему, наша элита - это та самая «офшорная аристократия», которая управляема из-за рубежа. Отсюда такие необъяснимые и парадоксальные инициативы, которые противоречат национальным интересам России. Вместо того, чтобы обсуждать совершенно бессмысленный закон об амнистии беглого капитала, президент должен был подписать единственный указ о деофшоризации российской экономики. Тем, кто вывел за пределы российской юрисдикции свои капиталы, даём срок в один месяц на перерегистрацию офшорных компаний, на которые записаны эти активы. К сожалению, этого не происходит.

«СП»: – На ваш взгляд, почему?

– Это лишний раз доказывает, что в нашем правящем классе засела «пятая колонна». Будучи самым крупным кредитором Украины, в наших руках будущее агрессивно настроенного по отношению к нам режима. «Контрольный пакет акций» в «корпорации», которая называется «Украина», принадлежит нам. И только отсутствие политической воли в Москве позволяет г-же Яресько вести переговоры о реструктуризации долга (то есть, по сути, о спасении от дефолта) с какой-то группой частных кредиторов из инвестфонда Franklin Templeton. Этим ребятам принадлежат всего $7-8 млрд. украинских долгов.

В то время как у нас, по самым скромным оценкам, финансовые требования составляют десятки миллиардов долларов. Другое дело, что эти долги (среди них есть как принадлежащие государству, так и частным компаниям и банкам) надо консолидировать. Эти требования надо передать в руки государству, которое должно управлять ими. Наш президент в конце прошлого года как-то обмолвился, что одни только займы российских банков украинским юридическим лицам составляют миллиарды долларов.

«СП»: – Может быть, наши власти опомнятся, когда европейцы и Киев начнут арестовывать активы и имущество РФ за рубежом как по «делу ЮКОСа», так и по более свежим искам в ЕСПЧ по Крыму?

– Думаю, что первые аресты и конфискации уже не за горами. Только что в преддверие саммита G7 в Германии состоялось заседание «финансовой семёрки». На нём обсуждался вопрос о воспрепятствовании финансированию терроризма. Понятно, что циничным западным политикам ничего не стоит подвести Россию под статью «страна, финансирующая терроризм». На нас уже сейчас повесили ярлык «агрессора» и одной из угроз международной безопасности. Я всегда повторяю формулу: «были бы активы, а статья найдется». Это не только «финансирование терроризма», но и «отмывание грязных денег», «коррупция».

«СП»: – Тогда пассивность наших властей понять можно – при ангажированной позиции Запада,

который поддерживает антироссийский киевский режим, мы всё равно ничего не получим. А если спровоцировать «размен активами», то Россия окажется в минусе. Поскольку они размещены не только на Украине, но и в западном мире (причем в гораздо большей степени).

– Это понятно, но, извините, а зачем государство (даже не частники) выводит на радость потенциальных экспроприаторов новые деньги? Зачем предоставлять новые скидки за газ?

«СП»: – Судя по всему, «Газпром» борется за сохранение своей доли на европейском рынке. А Украина после того как ЕС наложил вето на обходные пути доставки «голубого топлива», остается основным транзитером российского газа в страны Центральной и Восточной Европы.

– Могу предположить, что Алексей Миллер опасается срыва трёхсторонних переговоров по газу. Ради продолжения прокачки газа в ЕС, который подыгрывает Украине, наши готовы на любые уступки. Проблема в том, что те лица, которые ведут переговоры, всё время опаздывают. Вместо того чтобы просчитывать шаги наших противников на несколько ходов вперёд, они всё время тянутся в хвосте и действуют реактивно, по ситуации. А Россия в результате остаётся в проигрыше."

Источник

+ Оригинал взят у izborskiy_club в Санкции Германа Грефа против России
По наводке irina_fadeewa

Валентин Катасонов

Кто управляет банковской системой России?

29 мая 2015 года прошло годовое собрание акционеров главной кредитной организации России — Сбербанка. Герман Греф, руководитель Сбербанка, на этом собрании заявил, что указанная кредитная организация на территории Крыма и Севастополя не будет присутствовать. Мол, Вашингтон объявил санкции против России и запрещает любым коммерческим структурам работать на территории «аннексированного» полуострова.

Для некоторых неискушенных людей подобное заявление может показаться шокирующим. Ведь, в конце концов, это «родной» «Сбер», а не какой-нибудь «Годман Сакс». Граждане, даже далекие от мира финансов, полагают, что Сбербанк: а) организация российская; б) организация государственная; в) организация, которая подчиняется законам, распоряжениям и другим управляющим сигналам, исходящим от органов государственного управления России.

Однако тут не все так просто. Например, Сбербанк по недоразумению называют государственной кредитной организацией только потому, что главным (мажоритарным) акционером является Банк России. Чтобы не было никаких иллюзий, напомню, что в самом начале закона о Центральном банке говорится, что ЦБ не отвечает по обязательствам государства, а государство — по обязательствам ЦБ. О том, что среди миноритарных акционеров Сбербанка куча «нерезидентов», я уже молчу. Упомянутое выше заявление Грефа рушит привычные представления обывателя о том, как устроено государственное управление вообще и в России в частности. За последний год центр управления российскими банками явно переместился за пределы нашего отечества.

В качестве наглядного пособия для раскрытия данного тезиса можно рассмотреть всё тот же Сбербанк, на который приходится львиная доля депозитов и кредитов российской банковской системы. Летом прошлого года, когда на Украине началась активная фаза АТО («антитеррористической операции») против «сепаратистов» юго-востока страны, Минфин Украины решил оказать финансовую помощь «защитникам отечества». Были организованы выпуск и размещение так называемого Войскового займа для пополнения военного бюджета Украины. К размещению и покупке облигаций были привлечены ведущие банки страны, в том числе украинские «дочки» российских Сбербанка и ВТБ. Так что господин Греф может гордиться тем, что он внес свою лепту в «борьбу с терроризмом», а купленные на деньги Сбербанка снаряды унесли не одну жизнь на территории ДНР и ЛНР.

Господин Греф рьяно следил и продолжает следить за тем, чтобы «несознательные» граждане России не приложили своей руки к поддержке «смутьянов» в Малороссии. Как известно, наши «несознательные» соотечественники оказывали и продолжают оказывать посильную гуманитарную помощь мирному населению Новороссии, которое оказалось в блокадном кольце, организованном официальным Киевом. Одна из таких форм помощи — перечисление средств на счета российских банков для формирования различных фондов. Так вот, известно много случаев, когда в Сбербанке подобные счета блокировались по указаниям руководства банка.

Впрочем, было бы несправедливо все лавры «борьбы с терроризмом» на Украине приписывать Сбербанку и его руководителю Грефу. ВТБ также оказывает официальному Киеву посильную помощь в этом «благородном» деле. Еще в начале текущего года глава второго после Сбербанка банка — ВТБ — Андрей Костин сделал интересное заявление. Он решил докапитализировать две украинские «дочки» на общую сумму до 4 млрд украинских гривен (около $265 млн). Речь идет о ПАО «ВТБ Банк» (Киев) и АО «БМ БАНК». Примечательно, что заявление было сделано в то время, когда банковская система Украины уже шла под откос, когда в Верховной раде стали раздаваться громкие призывы к экспроприации российского имущества на территории «незалежной». Особый интерес украинские «экспроприаторы» проявляли и проявляют к активам российских банков.

Человеку даже очень далекому от «тонкостей» банковского дела заявления А. Костина о «докапитализации» должны показаться странными, просто подозрительными. Таковыми они показались и нашему премьер-министру Дмитрию Медведеву, которого в отсутствии либеральных взглядов на экономику трудно заподозрить. 20 января премьер на встрече с главой Минэнерго Александром Новаком и главой «Газпрома» Алексеем Миллером сказал следующее: «В том числе и наши банковские структуры продолжают работать на территории Украины. В частности, нашим банком ВТБ, крупнейшим государственным банком, было принято решение о докапитализации своих дочерних структур на территории Украины. Что это, как не форма поддержки украинской финансовой системы? И ВТБ такие решения принял, даже несмотря на то, что у нас, ну есть, скажем прямо, разные позиции по поводу того, какие решения принимать, а какие решения не принимать в отношении Украины».

Как можно интерпретировать ситуацию, связанную с «докапитализацией» «дочек» ВТБ на Украине? По-моему, как яркое проявление того, что наше правительство не в состоянии осуществлять «эффективное управление» деятельностью российских банков. Даже в случае, когда этого требует сложная международная обстановка, угрожающая безопасности России. Слова премьера не возымели никакого действия на руководителя ВТБ. Более того, в начале июня А. Костин уже обнародовал сумму «докапитализации», равную $600−800 млн (в 2,5−3 раза превышающую первоначально заявленную). Можно только догадываться, как в «незалежной» будут использованы эти деньги. Наверное, это те самые деньги, которые в начале года наше щедрое правительство раздавало банкам под видом «антикризисной программы». Напомню, что из двух с небольшим триллионов рублей более 1,5 триллиона рублей достались банкам. Между прочим, ВТБ оказался одним из главных «бенефициаров» антикризисной программы.

События на Украине стали той лакмусовой бумажкой, которая выявила истинную природу «российской» банковской системы. Одна из главных ее особенностей заключается в том, что она не подконтрольна правительству РФ. А кому же она подконтрольна? Может быть, Центральному банку Российской Федерации? — Может быть. Но вот ЦБ РФ является институтом, не подконтрольным ни исполнительной, ни законодательной, ни судебной власти Российской Федерации.

Нам внушают, что для успешной реализации денежно-кредитной политики Банку России необходим «независимый» статус. Как в физическом мире не существует абсолютного вакуума, так в социальном мире не бывает абсолютной независимости. Если говорить о Банке России, то он находится в полной зависимости от Федеральной резервной системы США. Никакой конспирологии тут нет. Банк России работает как «валютный обменник», его международные резервы сформированы за счет доллара США, который является продукцией «печатного станка» ФРС. А наш «национальный» рубль — лишь «зеленая» долларовая бумажка, перекрашенная в другие цвета.

О проблеме долларизации российской экономики сегодня знают все. Все понимают, что с ней надо бороться. Хотя бы для того, чтобы не допустить новых обвалов рубля, подобных тому, который произошел в декабре 2014 года. Наши чиновники об этом иногда говорят, но шепотом, в кулуарах. Вероятно, самые смелые из них оказались в такой организации, которая называется Совет национальной безопасности. 27 апреля 2015 года вопрос об угрозах долларизации экономики России и мерах по ограничению обращения и использования наличной иностранной валюты на территории страны был вынесен на Совет национальной безопасности. У Совета высокий статус и достаточные полномочия для того, чтобы добиваться выполнения принятых им решений. По итогам заседания Совета Центробанку и правительству порекомендовали расширить использование российской валюты в международных расчетах и постепенно снижать использование наличной иностранной валюты внутри России.

В свою очередь, чиновники ЦБ на протяжении многих лет повторяли и одну и ту же мантру: административные меры по ограничению оборота иностранной наличности внутри страны эффекта не дадут, а потому их введение нецелесообразно. Почему «не дадут» и почему «нецелесообразно», остается загадкой. Чиновники ЦБ не любят погружаться в детали и тонкости своей аргументации. Журналисты одного из электронных изданий попытались все-таки докопаться до этих деталей и тонкостей, понять до конца аргументацию ЦБ по вопросу столь либерального отношения к хождению инвалюты по стране. Тем более что рекомендации Совбеза были адресованы Центробанку.

И вот что ответил Центробанк: «Меры административного характера по ограничению использования иностранной валюты на территории Российской Федерации на заседании Межведомственной комиссии не рассматривались. Со своей стороны, Банк России исходит из нецелесообразности принятия подобных ограничительных мер». Мне лично подобные заявления чиновников ЦБ напоминают ответы официальной представительницы Госдепа США Дженнифер Псаки. Впрочем, определенные ассоциации у меня вызывает и само учреждение со странной вывеской «Банк России». Оно больше напоминает американское посольство или филиал Федеральной резервной системы США.

Впрочем, если еще недавно нити реального управления нашей банковской системой из-за океана (Федеральной резервной системы и Казначейства США) были не всем видны, то сейчас ситуация уже иная. Сегодня вожжей этого заокеанского управления может не видеть лишь слепой. Что я имею в виду? Я имею в виду американский закон FATCA, который можно перевести как «Акт по налогообложению иностранных счетов». Формально данный закон направлен на борьбу с теми физическими и юридическими лицами, которые обязаны платить налоги в казну США. Но механизм реализации FATCA предусматривает, что банки всех стран мира должны представлять информацию о подозрительных клиентах (тех, кто уклоняется от уплаты налогов в казну США) в американскую налоговую службу. Фактически выстраивается вертикаль прямого административного контроля над зарубежными банками из Вашингтона.

Это ярко выраженный закон экстерриториального действия. Многие страны успели заключить с США межгосударственные соглашения, которые предусматривают, что перед Вашингтоном будут отчитываться не сами банки, а соответствующие ведомства. В случае с Россией предполагается, что каждый банк будет отчитываться перед Вашингтоном индивидуально. Я не развиваю далее эту интересную историю. Читатель и сам понимает, что Россия окончательно теряет контроль над своей банковской системой, его перехватывают ФРС и государственные ведомства США. С учетом сказанного заявление руководителя Сбербанка Германа Грефа, сделанное на прошлой неделе, выглядит вполне закономерным.

Регнум

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment