cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Categories:

1739 г. 28.08. (17.08. ст.ст.) русская армия разгромила турецкие войска в Ставучанском сражении

Оригинал взят у teo_tetra в 1739 г. 28.08. (17.08. ст.ст.) русская армия разгромила турецкие войска в Ставучанском сражении
Оригинал взят у slovenorus14 в 1739 г. 28.08. (17.08. ст.ст.) русская армия разгромила турецкие войска в Ставучанском сражении

1739 год. 28 августа (17 августа ст.ст.) русская армия под командованием фельдмаршала Миниха разгромила турецкие войска в Ставучанском сражении. После этой блестящей победы, Турция сдала крепость Хотин и была вынуждена пойти на заключение мира.





Бурхард Кристоф Миних. Гравюра, I половина 1840-х гг.


Граф Петр Ласси. Гравюра 18 века
«Весной 1739 года армия Миниха (68000 при 251 орудиях) сосредоточилась в киевском районе. Операционным направлением, вместо принятой дотоле линии Переволочна — Бендеры, сделалась линия Киев — Яссы, представлявшая значительные выгоды, как в смысле преодолевания меньших естественных преград (Буг и Днестр в их верхнем течении), так и особенно, в смысле удобного довольствия войск (обильная Киевщина и Подолия вместо пустынных очаковских степей).
Правда, путь войскам лежал через Подолию, польскую территорию, но это обстоятельство не смущало ни русских, ни турок. Речь Посполитая, уже впавшая в состояние маразма, не была в силах заставить уважать свой нейтралитет.

Вели-паша, сераскир бендерский, которому было поручено ведение войны с Россией, вторгнулся в Подолию, но, опоздав предупредить Миниха на переправе через Буг, отступил к Хотину (у него, как и в прошлом году, было 60000).

Миних избрал пунктом переправы через Днестр деревню Синьковцы, выше Хотина, однако, чтоб отвлечь внимание турок, двинулся с армией на реку Збруч и пошел галицийским берегом этой речки. Хотинский паша Гуссейн поспешил к устью Збруча, чтобы предупредить там русских. Тогда Миних, приказав Румянцеву с главными силами и тяжестями продолжать движение вдоль Збруча, сам с 20000 корпусом и продовольствием на 10 дней быстро двинулся к Синьковцам и 19-го июля благополучно перешел на правый берег Днестра, где и укрепился, поджидая главные силы. Турецкая армия, насчитывавшая по соединении сераскира с Гуссейном 90000, расположилась у села Ставучаны и все время бездействовала, дав Миниху возможность 3-го августа без помехи соединиться с Румянцевым. 5-го августа Миних двинулся с Днестра на Прут, прошел не тревожимый турками трудное дефиле Буковинского леса и 17-го августа под Ставучанами наголову разбил турецкую армию. Ставучанское сражение, несмотря на кратковременность, носило упорный характер.
Правда, путь войскам лежал через Подолию, польскую территорию, но это обстоятельство не смущало ни русских, ни турок. Речь Посполитая, уже впавшая в состояние маразма, не была в силах заставить уважать свой нейтралитет.

Вели-паша, сераскир бендерский, которому было поручено ведение войны с Россией, вторгнулся в Подолию, но, опоздав предупредить Миниха на переправе через Буг, отступил к Хотину (у него, как и в прошлом году, было 60000).

Миних избрал пунктом переправы через Днестр деревню Синьковцы, выше Хотина, однако, чтоб отвлечь внимание турок, двинулся с армией на реку Збруч и пошел галицийским берегом этой речки. Хотинский паша Гуссейн поспешил к устью Збруча, чтобы предупредить там русских. Тогда Миних, приказав Румянцеву с главными силами и тяжестями продолжать движение вдоль Збруча, сам с 20000 корпусом и продовольствием на 10 дней быстро двинулся к Синьковцам и 19-го июля благополучно перешел на правый берег Днестра, где и укрепился, поджидая главные силы. Турецкая армия, насчитывавшая по соединении сераскира с Гуссейном 90000, расположилась у села Ставучаны и все время бездействовала, дав Миниху возможность 3-го августа без помехи соединиться с Румянцевым. 5-го августа Миних двинулся с Днестра на Прут, прошел не тревожимый турками трудное дефиле Буковинского леса и 17-го августа под Ставучанами наголову разбил турецкую армию. Ставучанское сражение, несмотря на кратковременность, носило упорный характер.
Оно типично для нашей «оборонительно-наступательной» тактики тех времен (сперва отбитие натиска, затем переход в наступление). Это единственное генеральное сражение за 3 года войны с турками. Миних показал урон всей армии всего в 66 человек (!). Между тем, один лишь батальон Семеновского полка потерял в этом деле 145 человек. Общая наша потеря в Ставучанской баталии не менее 1800 — 2000 человек. Турки оставили на поле сражения 1000 трупов, 50 орудий, весь лагерь и обозы. Миних построил отступавшим золотой мост и в первые часы не сознавал все значение этой победы. В Хотине взято 990 пленных и 183 орудия. Турки бежали к Дунаю, Хотин сдался без выстрела на следующий день, а 3-го сентября Миних вступил в Яссы».

Цитируется по: Керсновский А.А. История Русской армии. — М.: Голос, 1992. с.80-81


«16 августа рано утром русская армия продолжала свое движение. В половине девятого утра, поднявшись на одну из высот, русские войска увидели впереди противника, расположенного на укрепленной позиции; в десять часов утра татары быстро двинулись к русской армии и совершенно окружили ее. Армия тем не менее продолжала движение, удачно отбиваясь то при помощи артиллерии, то при помощи нерегулярных войск. Все это, однако, крайне замедляло движение армии, и только к вечеру, пройдя всего 6 верст, она подошла на пушечный выстрел к неприятельской позиции и расположилась лагерем на берегу р. Шуланец у деревни Шировцы. Здесь армия стала в трех каре, кругом обставленных рогатками и артиллерией. Положение ее было крайне тяжелое: кругом многочисленные полчища турок и татар; перед фронтом главные силы турок занимали, под начальством Вели-паши, сильно укрепленную позицию, с которой, начиная с четырех часов дня обстреливали армию сильным артиллерийским огнем. На левом фланге армии находился Колчак-паша с конными янычарами; на правом — Генж-Али-паша с турецкой кавалерией (спаги), а в тылу все татарские орды под командой султана Ислам-Гирея. В армии чувствовался недостаток в фураже и дровах. Воду тоже доставали с трудом. Постоянные нападения отдельных партий, не прекращавшиеся даже ночью, заставляли держать всех людей «при ружье и к действию во всякой готовности».

Противник торжествовал, так как был убежден, что теперь «он российскую армию в своих руках имеет и что из оной ни один человек не спасется». В лагере Вели-паши вспоминали не без удовольствия поражение Дели-Петро (Великого Петра) на берегах Прута в 1711 г., считая, что русская армия и теперь находится в таком положении и что ей остается одно — сдаться на капитуляцию. Но решительный и энергичный Миних разрушил надежды и мечты своего гордого противника.

Позиция, выбранная сераскиром Вели-пашой для генерального сражения с русской армией, находилась в 10 верстах на юго-запад от Хотина, на высотах между деревнями Надобоевцы и Ставучаны. Ставучанская позиция была очень сильна с фронта, причем наиболее сильной являлась ее западная часть. Фланги ее были обеспечены. Переход в наступление удобен был на ее левом участке. Благодаря крутизне скатов правого участка позиции обстреливание его из пушек было крайне затруднительно для атакующего. Обход позиции был возможен только с ее левого фланга; однако по трудности выполнения он требовал слишком много времени.
Не решаясь атаковать Миниха и отступая под его натиском, главнокомандующий турецко-татарской армией сераскир Вели-паша с 11 августа стал стягивать свои силы на Ставучанскую позицию и приступил к ее укреплению. К 17 августа Вели-паша сосредоточил на позиции Надобоевцы — Ставучаны все, что только мог, притянув сюда даже почти весь гарнизон Хотина. Общая численность турецко-татарской армии, сосредоточенной у Ставучан, достигла 70–90 тысяч человек при 70 орудиях. Направив всех татар в тыл русской армии и выделив турецкую кавалерию на фланги своего расположения, Вели-паша собственно для занятия позиции имея не более 20 тысяч войск. Очевидно, что этими силами занять всю позицию, имевшую протяженность в 5 верст, он не мог. Желая, вероятно, непосредственно прикрыть кратчайшую и лучшую дорогу на Хотин, Вели-паша решил занять не всю позицию, а только наиболее сильную западную ее часть, оставив незанятой восточную, откуда отходил путь на Бендеры. Несмотря на природную силу западной части позиции, Вели-паша нашел необходимым еще укрепить ее.

Принять участие в бою со стороны русской армии в этот день могло 40 тысяч регулярных и 8 тысяч нерегулярных войск при 250 полковых и полевых орудиях.

План Миниха в Ставучанском бою заключался в том, чтобы при атаке неприятельского левого фланга «употребить воинскую стратажему... якобы неприятельский ретранжемент атаковать хотели», т. е. план сражения 17 августа состоял в том, чтобы ведя демонстрацию против правого фланга противника, решительный удар нанести на его левый фланг. Для демонстрации был назначен отряд Густава Бирона в составе 9 тысяч человек при 22 полковых пушках и одной бригаде полевой артиллерии.

Рано утром 17 августа отряд Густава Бирона быстро переправился через р. Шуланец, стал на небольшой высоте, в расстоянии около 2 верст от неприятельских батарей, и начал бомбардировку укреплений противника. Турецкая артиллерия, в свою очередь стала обстреливать русский отряд. Артиллерийский огонь с обеих сторон продолжался здесь до полудня.

Все это действительно заставило Вели-пашу предположить, что русские желают атаковать его правый фланг, и он обратил свое внимание исключительно на эту сторону. Войска, занимавшие позицию, стали сосредотачиваться ближе к правому флангу, впереди имевшихся уже батарей и окопов, и с поспешностью начали строить новые.
Около полудня Миних, заметив, что действиями отряда Густава Бирона неприятель вполне введен в заблуждение относительно истинных его намерений, приказал всей армии повернуться направо и двинуться к месту слияния р. Шуланец и ручья, впадавшего в последнюю у д. Долина. В то же время отряд Густава Бирона переправился обратно за Шуланец и занял в общем построении свои места. Это движение Густава Бирона было принято Вели-пашой за отступление всей русской армии, и им было даже послано в Хотин известие о победе.

Вскоре, однако, туркам открылся истинный смысл движения, предпринятого русскими, и они стали переводить войска на свой левый фланг, где немедленно приступили к возведению трех батарей и окопов.

С целью сдерживать татар и конницу Генж-Али-паши, часть которой появилась уже и на левом берегу р. Шуланец с намерением оказать сопротивление русской армии с фронта, вблизи переправы были расположены, под начальством артиллерии подполковника князя Дадиана, две бригады полевой артиллерии, под прикрытием огня которой и производилась переправа.

Медленно со всеми обозами и тяжелой артиллерией армия в трех каре двигалась, «взяв дирекцию направо». Впереди шел Карл Бирон с правым крылом, прикрываясь огнем артиллерии князя Дадиана. Карл Бирон подошел к реке и, забросав болотистые места фашинами, навел через нее 27 мостов, по которым и перевел беспрепятственно свои полки. Взобравшись на высоты левого берега реки, Карл Бирон во втором часу дня расположился на них в двух верстах от лагеря противника таким образом, чтобы прикрыть переправу от покушений неприятеля, находившегося у него перед фронтом и особенно на правом фланге.

Турки несколько раз пытались атаковать Карла Бирона. Особенно наседала с правого фланга конница. Наиболее энергичное из таких нападений было произведено около трех часов дня. Однако все эти атаки кончились для неприятеля неудачно. В то же время турки торопились занять высоты левого фланга и стягивали туда все свои силы, возводили там из готовых туров батареи, которые, однако, вскоре были сбиты нашей артиллерией. Расположение и действия Карла Бирона вполне обеспечивали переход остальных войск через р. Шуланец.

Перейдя р. Шуланец и построившись в одно общее каре, внутри которого был весь обоз, армия медленно, с постоянными остановками, продвигалась вперед.
В пятом часу дня, когда она проходила мимо д. Ставучаны, турки произвели решительную атаку: с правого фланга стремительно атаковала конница. С фронта — янычары, в числе 12–13 тысяч, направившиеся против центра, где находилась гвардия и большая часть пехоты. Армия остановилась, закинула рогатки и открыла сильный артиллерийский я пехотный огонь.

Противник не выдержал такого огня. Конница отхлынула, вновь перейдя за Ставучанский ручей; янычары, потеряв около 1 тысяч убитыми и ранеными, обратились в беспорядочное бегство.

Опасаясь за свой обоз, Миних вынужден был отказаться от преследования отступавших янычар.

Упорное, настойчивое и неуклонное движение русской армии к намеченной цели, совершающееся притом, несмотря на все попытки врага расстроить его, спокойно и стройно, настолько поражает противника своей мощью, представляется ему чем-то неотразимым и, в конце концов, производить на него такое впечатление ужаса, что неприятельские войска, занимавшие позицию, зажгли свой лагерь и стали быстро уходить по направлению к Хотину. Конница же и татары все еще держались вокруг русской армии, стесняя ее движение. Только в семь часов вечера армия достигла турецкой позиции и заняла неприятельский лагерь.

В это время Генж-Али-паша решился сделать последнюю попытку вырвать победу из рук Миниха. Собрав свою конницу, он приготовился атаковать правый фланг русских войск, но действием двух артиллерийских бригад был обращен в бегство еще до выполнения своего намерения.

Разгром противника был полный. Вся 70-тысячная армия противника рассеяна. Большая часть турок Вели-паши и Генж-Али-паши бежала к Бендерам, увлекши за собой почти весь Хотинский гарнизон. Небольшая часть их бросилась к Пруту и далее за Дунай, татары поспешно уходили к себе в Буджак.

Победителям достались многочисленные трофеи и значительная добыча. Потери русских войск в Ставучанском сражении были относительно ничтожны: убитых — 13, среди которых один полковник Донского войска, и 54 раненых, между которыми шесть офицеров.

Потери турок были гораздо значительнее, ими было оставлено на поле сражения не менее 1000 трупов.

Хотя Миних еще вечером 17 августа высказывал мысль о необходимости «по получении от Бога дарованной победительной виктории без замедления поступать», чтобы «неприятелю не дать время ободриться», но усталость войск, бывших с раннего утра целый день в действии, темнота, наступившая скоро после окончания боя, помешали Миниху преследовать, хотя бы конницей, разбитого врага.

Ближайшим следствием Ставучанской битвы была сдача 19 августа Миниху без боя Хотина».

Цитируется по: История русской армии от зарождения Руси до войны 1812 г. — СПб.: Полигон, 2003. с.261-267


История в лицах

Из «Записки о том, сколько я памятую о Крымских и Турецких походах» анонимного автора, участника русско-турецкой войны 1735-1739 гг.:

При собрании паки в одно место армии, фельдмаршал, сняв лагерь, маршировал прямо к неприятелю и Хотину. Должны мы были на сем марше несколько проходить горами, лесами и низкими болотистыми местами, что причинило нам немалое затруднение, потому что неприятель везде показывался и у каждой переправы старался нас остановить, почему надлежало нам наперед его сбить, а потом уже далее маршировать могли. Оставя притом все бывшие обстоятельства, упомяну я только, что мы наконец при Шавартане (Ставучанах – прим. ред.) застали Турков, которые на горе поперек Хотинской дороги пятью или шестью ретраншементами окопались; а между тем Татары, в 100.000 и более, нас окружили и все горы заняли. Около двух часов по полудни, фельдмаршал, обозрев всё положение неприятельское, нашел, что если его во фрунт атаковать, то без превеликого урону людей ретраншемента его почти взять невозможно. Напротив того, гораздо надежнее будет, если предпринять атаку на левом его фланге; но дабы неприятель не возымел о том какого подозрения, то он не только остановился прямо против неприятеля и казакам накрепко подтвердил, чтоб в ту сторону не подвигаться, но и в следующую ночь генерал Левендаль должен был с полевою артиллериею, под прикрытием 4 полков, занять пригорок против неприятельского лагеря и по оному как из пушек, так и из мортир стрелять, продолжая оную стрельбу до самого полудня, хотя и ни единая бомба, ниже пушечное ядро при самой большой элевации до неприятельского ретраншемента не доставали. Около полудня фельдмаршал, со всем кареем (который внутри обозом, провиантом и артиллериею так стеснен и набит был, что едва яблоко на землю пасть могло) вступил в марш к левому неприятельскому флангу, и в тоже время генералу Левендалю приказано было отступить назад и примкнуться к левому флангу карея. Как неприятель сие приметил, то хотел он и к той стороне сделать против нас батареи, но уже поздно было. Фельдмаршал должен был переправляться чрез небольшую болотистую реку, чрез которую, в четверть часа, из привезенных с собою досок сделаны были 22 моста, по которым, из переднего фаса перешли во первых 4 полка с полевою артиллериею. По другую сторону речки была, хотя не высокая, но весьма крутая гора; однако сие не мешало солдатам с веселым криком встащить на оную пушки, которые того же часа действовать начали, не давая неприятелю заводимую им против нас батарею в состояние привесть. Между тем весь каре с запертым в нем обозом приближался помалу к неприятелю, который, наконец, с 3.000 Янычаров учинил из ретраншемента вылазку на передние наши полки; но как оные с уроном ста человек и более назад прогнаны были, то зажег свой лагерь и обратился в бегство, а Татары остались ещё на горах около нас, и не прежде, как в следующую ночь отступили.

Цитируется по: Турецкая война при императрице Анне // Русский архив, № 1. 1878

http://www.runivers.ru/Runivers/calendar2.php?ID=61644&month=&year=

Слава Русской победе!
Слава России!


+ Оригинал взят у teo_tetra в 1828 г. 28.08. Русские войска одержали победу над турецкой армией в Ахалцихском сражении
Оригинал взят у slovenorus14 в 1828 г. 28.08. Русские войска одержали победу над турецкой армией в Ахалцихском сражении

Ахалцихское сражение 1828 года. Я.Суходольский. 1839 год

1828 год. 28 августа (16 августа ст.ст.) русские войска одержали победу над турецкой армией в Ахалцихском сражении

«Русско-турецкие отношения, напротив, продолжали ухудшаться. Порта категорически не желала вести любые переговоры по греческому вопросу и закрыла проливы для русских кораблей. Тогда в апреле 1828 года Россия объявила Турции войну. 95-тысячная русская армия под начало фельдмаршала П. X. Витгенштейна вступила в Дунайские княжества, форсировала Дунай и, в сентябре, комбинированным ударом с суши и с моря взяла Варну.

Одновременно на Кавказе развернул наступление 25-тысячный корпус И. Ф. Паскевича. В июле -августе он овладел крепостями Ардаган, Ахалцих, Поти, Баязед. В 1829 г. русские войска под командованием генерала И. И. Дибича разбили вдвое превосходящие силы турок под Кулевчей и овладели Силистрией на Дунае. Паскевич смог взять Эрзерум и вышел к Трапезунду. Под угрозой полного разгрома Турция пошла на подписание мирного договора. По его условиям, к Россия отошли острова в дельте Дуная и Восточное побережье Черного моря от устья Кубани до бухты св. Николая. За Россией также закреплялись города Поти, Ахалцих, Ахалкалаки. Султанское правительство окончательно признавало присоединение к России Грузии и Восточной Армении. Так был сделан еще один шаг к «богатствам Азии», и какой шаг! Перед подписанием мира русские войска стояли у Адрианополя (Эдирнэ), совсем недалеко от Стамбула».

Цитируется по: Михайлов А. А. Первый бросок на юг. СПб.: Северо-Запад Пресс, 2003.

История в лицах




Письмо А.С.Грибоедова И.Ф. Паскевичу:
23 августа 1828. Тифлис.


Ваше сиятельство, почтеннейший мой бесценный покровитель граф Иван Федорович.

Возвратясь от вас 1), я схвачен был жестокою лихорадкою и пролежал в постели, также и Мальцев. Быстрая перемена климата холодного на здешний душный самовар, я думаю, тому причиною. Вчера я думал, что в промежутке двух пароксизмов мне удастся жениться без припадка болезни. Но ошибся: в самое то время, как мне одеваться к венцу, меня бросило в такой жар, что хоть отказаться совсем, а когда венчали, то я едва на ногах стоял 2). Несмотря на это, во вторник с женою отправляюсь в Персию 3). Она вам свидетельствует свою непритворную любовь и почтение как благодетелю, другу и родственнику ее мужа.

О получении 8-го курура 4) мне уже уверительно говорил Макниль. Слава богу всевышнему, который везде и во всем вам сопутствует, и в битвах, и в негоцияциях!

Каков Ахалцых!! — Дорого достался, недаром вы это роковое имя твердили ежеминутно во время моего пребывания у вас. А Бородин — храбрый, прекрасный и преданный вам человек. Чувствую, сколько эта потеря должна огорчать вас, но, преследуя столько блестящих и смелых военных предприятий, как ваше сиятельство, надобно наперед быть готовым на жертвы и утраты самые близкие к сердцу.
Прощайте, ваше сиятельство, я не в естественном положении ни физически, ни морально и ничего более прибавить не в силах. Бедный Лукинский! в несколько дней заплатил жизнию за стакан воды холодной. Решительно так: он, почувствуя тот же жар, ту же болезнь, как я, не поберегся, напился воды со льдом, и я от невесты попал к мертвому трупу несчастного, который один, без никого, без ближних друзей и родственников, кончил дни скоро и никем не оплакан.

Радовался я за Петра Максимовича 5). Дай бог вам во всем удачи, вам, который умеет награждать достойных.
С искренним чувством душевной приверженности вашего сиятельства всепокорнейший слуга
А. Грибоедов

Цитируется по: Грибоедов А.С. Сочинения. М.: Художественная литература, 1988


http://www.runivers.ru/Runivers/calendar2.php?ID=450826&month=&year=

Слава Русской победе!
Слава России!


Tags: Память, Руский Дух, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments