cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

от elena_kos1. О Сталине...Часть_5

Оригинал взят у batygin53 в от elena_kos1. О Сталине...Часть_5
Оригинал взят у sokura в от elena_kos1. О Сталине...Часть_5
Оригинал взят у wod_1958 в от elena_kos1. О Сталине...Часть_5

Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4

Оригинал взят у elena_kos1 в О Сталине 5...

Сталин сделал для слома «затейки» глобальных «верховников» под названием «мировое правительство» больше, чем все русские цари вместе взятые, использовав при этом противоречия между самими правыми глобалистами. Серпом Красной империи он трижды валил снопы глобализации на поле истории ХХ в.

Первый раз Сталин сделал это во второй половине 1920-х годов, точнее в 1927–1929 гг., когда его команда,

опираясь на сохранявшуюся мощь Большой Системы «Россия», на содействие представителей разведструктур российской империи и на противоречия в среде буржуинов, заменил проект «мировая революция» проектом «красной (социалистической) империи». Фининтерну в его планах создания Венеции размером с Европу или мир в целом пришлось развёртывать проект «мировая война» и вести к власти Гитлера, всемерно укрепляя конкретное государство – Третий рейх. В результате англо-американской накачки, резко усилившейся именно в 1929 г. – в год высылки Троцкого из России («прощальный поклон» Сталина схеме «мировая революция»), «Гитлер инкорпорейтед» смог воевать, сыграв роль агрессора в написанном для него спектакле. По «пьесе» он должен был разнести СССР, а затем пасть под ударом англосаксов.

Однако История – коварная дама, всё вышло по-другому, и Сталин во второй раз сорвал планы глобалистов, разгромив Гитлера. Помогла ему и борьба Великобритании и США, крушивших в ходе войны не только Третий рейх, но и Третью Британскую империю (Вторая закончилась отложением северо-американских штатов).

В третий раз Сталин сорвал планы глобалистов тем, что при нём СССР, не позволив накинуть себе на шею удавку плана Маршалла, создал ядерные щит и меч и восстановился не за 20, как прогнозировали западные спецы, а за 10 лет, превратившись на рубеже 1940–1950-х годов в сверхдержаву.

Сталин – проектировщик и генеральный конструктор единственного геоисторического проекта, который можно противопоставить глобализму – неоимперского. В начале ХХ в. глобалистский (на капиталистической основе) проект англосаксов – Британской империи и США – столкнулся с фактом существования империй, мешавших уже в силу своего существования реализации их проекта.

Главными из этих четырёх империй были две – Германская и Российская. Их-то и стравили между собой, а затем сломали, использовав и усилив внутренние противоречия. Первая мировая война – терминатор евразийских империй. Примерно десяток лет всё шло как задумано, однако в конце 1920-х годов процесс вышел из-под контроля: команда Сталина взяла верх и над левыми, и над правыми (для тех и других Россия была придатком Запада, вязанкой хвороста в буржуазном очаге) и ещё за 10 лет выстроила красную империю с мощнейшим ВПК – выстроила, используя глобальные тренды и глобальные же противоречия, которую поставила себе на службу. Сталин нашёл золотой ключик к потайной дверце буржуинов-глобалистов – прибыль, которую одна их часть могла получить за счёт вложений в СССР, конкурируя с другой частью.

Сталин – автор и создатель единственного успешного антиглобалистского проекта ХХ в. Он наглядно показал, что можно противопоставить глобалистам и как с ними бороться. Если считать годом свёртывания в СССР глобалистского проекта в его «мир-революционной форме» 1929 год (показательно свёртывание в том же году НЭПа, теснейшим образом привязывавшего СССР к глобализации – лево-правая диалектика), то можно сказать, что Сталин отодвинул приход глобализации ровно на 60 лет – до окончательной сдачи Горбачёвым на Мальте 2–3 декабря 1989 г. всего и вся. Ясно, что такое простить «Хозяева мировой игры» никогда не смогут. Тем более что Сталин продемонстрировал технологию борьбы с ними, сделав заявку на развёртывание своей игры и своего хозяйства, включая альтернативный мировой рынок и подрыв позиций доллара. Здесь глобалисты должны были воскликнуть, как один из русских поэтов XVIII в.: «Льзя ли старика любить?» Конечно, нельзя. Им такого «старика» как Uncle Joe или Old Joe, как называли Сталина англосаксы, любить нельзя – только ненавидеть. С учётом сказанного анализ сталинизма и советского опыта, обязательная историческая критика первого и второго, работа над ошибками – насущнейшая задача для нас.

Есть ещё один интересный выверт антисталинских кампаний на Западе (и у нас в этом направлении активно работает «пятая колонна») – уравнение сталинизма и гитлеризма, о практико-политическом аспекте чего речь шла выше. Но есть ещё более интересный аспект. Я согласен с теми аналитиками, которые указывают на сходство целеполагания нынешней глобальной верхушки и нацистской верхушки: обе исходят из необходимости радикального сокращения населения планеты, обе – фанаты орденских и неоорденских структур глобального управления; обе – антихристианские. Третий рейх не был альтернативой глобализму; он был средством глобальных элит (весьма выигравших от реализации проекта «Третий рейх» – прежде всего, материально) и одновременно брутальным экспериментом по установлению «нового мирового порядка» (вслед за которым можно было реализовывать мягкий).

Сталинский неоимперский антикапитализм был альтернативой как гитлеровскому, так и англосаксонскому «новому порядку». Именно поэтому сталинизм пытаются не только уравнять с гитлеризмом, но представить его ещё более жёстким тоталитаризмом, чем этот последний. Таким образом, во-первых, камуфлируется сходство гитлеровского нового порядка и «нового мирового порядка» послевоенных англосаксонских глобалистов; во-вторых, компрометируется, снимается с повестки дня единственная реальная альтернатива (капиталистическому) глобализму и остановке Истории в духе программы «3 Д» (деиндустриализация, депопуляция, дерационализация сознания и поведения), которую по заказу хозяев разрабатывают сотни «фабрик мысли». Эта альтернатива – неоимперскость на антикапиталистической основе.

Чем сильнее будет сопротивление глобализму, тем активнее будет вспоминаться фигура Сталина и исторический опыт СССР, который, конечно же, нельзя и не нужно ни реставрировать, ни повторить. Сталин совершал ошибки, порой весьма досадные. Да, на нём лежит вина за целый ряд процессов и явлений – вина, которую он разделяет со своим временем. Но это участь всех государственных деятелей. А разве нет вины у британских и американских политиков? Ещё как есть, и она в сравнение не идёт с негативным аспектом деятельности Сталина. Кто приказывал подвергнуть ядерной бомбардировке Хиросимы и Нагасаки, хотя в этом не было никакой военной надобности? Кто приказал бомбить Кампучию, в результате чего погибло около миллиона человек – чтобы затенить этот факт Пол Поту «пририсовали» лишние миллион-полтора жертв и начали кричать на весь мир о зверствах кампучийских коммунистов. А вот по поводу почти 1 млн. хуту и тутси и около 2 млн. жителей соседних стран, вырезанных в 1990-е годы при попустительстве (как минимум) мировой верхушки, т.е. западными и африканскими капиталистами почему-то помалкивают. И только когда возникла необходимость использовать геноцид в центре Африки, эти «танцы во славу монстров» (так называется одна из лучших книг об этих событиях) в качестве средства для удара по 2–3 десяткам представителей мировой элиты, т.е. для внутренних разборок, о резне вспомнили спустя 18 лет, и 17 августа 2012 г. соответствующий иск был подан главному прокурору Международного суда. Примеры можно множить, но ситуация и без этого ясна.

…Когда-то Сталин заметил: есть логика намерений и есть логика обстоятельств, и логика обстоятельств сильнее логики намерений. Есть намерение у неких сил, слоёв очернить Сталина и советское прошлое, скрыв в этой черноте многие негативные, а порой катастрофические результаты постсоветики, бездарность управления, неспособность к историческому творчеству (какое творчество? Это порок, а задача – воспитывать квалифицированных потребителей, чтобы те тупо купались в убогом потреблятстве и ни о чём не думали).

Но есть и обстоятельства. Эти обстоятельства – реальная жизнь РФ в канун нового витка приватизационных реформ; это обстоятельство бюджета на 2013 г. – бюджета, который сеет сомнения по поводу того, что РФ – «социальное государство»; это обстоятельства планируемого с 1 января 2013 г. уменьшения накопительной части пенсии с 6% от зарплаты до 2% (это не ликвидация пенсионной системы?); это обстоятельства сокращения численности населения РФ и сползания её в сырьевые придатки Запада по сравнению не только с СССР, но даже с Российской империей; это и многое другое. Вот эти-то обстоятельства и выступают фоном и объектом сравнения со сталинской эпохой. Те реформы, которые проводились в РФ с 1992 г. – лучшая реклама Сталину и его эпохе, аргумент в их пользу, и не случаен успех Сталина – вопреки очернению «мусорщиками» – в конкурсе «Имя России». Этот успех, основанный на достижениях сталинской эпохи, как материальных, так и социальных, на Большом Стиле и Большой Стратегии эпохи, весьма напугал многих наверху. Конкурс показал, что вождь не ошибся: Ветер Истории не только разметал мусор с его могилы, но и сдул гадивших на неё пигмеев. Вопреки очернительству имя Сталина стало «именем России», формально – не первым, но долго лидировало (и мы ведь всё понимаем).

Со времени проведения «Имя России» конкурса прошло время, но страхи не проходят, к ним добавляются новые – перед революцией. Не так давно один высокопоставленный чиновник, по-видимому, уговаривая самого себя, заявил, что Россия не может ещё раз пережить разворот в левую сторону (массовая национализация и т.п.). А затем предупредил тех, кто своей неразумной политикой провоцирует такие события: если настроение в обществе меняется, то любая попытка влиять на него (по-видимому, подразумевается - влиять силовым способом) приведёт к очень плохим последствиям: потому что если влиять, то это сразу революция, вот и всё (это «вот и всё» дорогого стоит). Правда, через несколько дней другой высокопоставленный чиновник браво успокоил коллегу: сценария «цветных революций», например, «оранжевой», никто не допустит.
Не могу не отвлечься на «лирическое отступление»: уверенность чиновников в том, что они – властелины исторической стихии, умиляет. Не забуду, как в 1995 г. В. Черномырдин заявил, что Россия исчерпала лимит на революции, полагая, что может говорить от имени русской истории. Не всякий государственный деятель может себе позволить такое, ну а уж герой эпохи временщичества тем более. Как же нужно оторваться от реальности, чтобы ляпнуть такой неадекват?! Хорошо о правящем слое 1990-х годов сказал О. Маркеев, сравнив их со стаей пингвинов, которые разместились на верхушке айсберга и думают, что управляют его движением, хотя на самом деле не знают не только о направлении океанических течений, но и об их существовании.
Впрочем, разве это характерно только для 1990-х годов?

В реальной истории, как справедливо заметила Н. Мандельштам, «победителем является тот, кто уловил общие тенденции истории и сумел их использовать», т.е. тот, кто понимает направление течений в океане. Сталин говорил по этому поводу по-другому: оседлать законы истории, но суть та же. Иными словами, революции случаются или не случаются не по хотению или заклинаниям клерков и мелких хозяйчиков, которых вынесло во власть, но даже и очень крупных деятелей. Революциями движут другие силы.

Далее. Если в России и возможна революция, то никак не оранжевая – красная. Причём эта последняя будет реакцией на нечто более страшное, чем революция. Революция есть нечто отструктуренное и развивающееся в определённых рамках, это Порядок, возникающий из Хаоса. Сам этот Хаос есть реакция огромной и внешне аморфной, вязкой массы на чужеродную агрессивность по отношению к ней. Когда-то К. Победоносцев заметил, что Россия – вязкая страна: ни революция, ни реакция здесь до конца не проходят (словно подслушав, группа «Наутилус-Помпилиус пела: «В этой стране, вязкой как грязь,/ Ты можешь стать толстой, ты можешь пропасть»). Но аморфность и вязкость эти кажутся таковыми с западоцентричной точки зрения. На самом деле у массы – жёсткий, скрытый от западоцентричного взгляда, каркас. Это и есть Большая Система «Россия».

Представители власти в России, как правило, либо понимали это плохо, либо вообще не понимали, исключение – Сталин. Да, сама масса на Руси/в России не порождала властные пирамиды, они привносились извне – из Орды, с XVIII в. – с Запада. «Правители всегда привносили идею пирамиды извне, – писал О. Маркеев, – очарованные порядком и благолепием заморских столиц. Не они, а сама масса решала, обволочь ли её животворной слизью, напитать до вершины живительными соками или отторгнуть, позволив жить самой по себе, чтобы нежданно-негаданно развалить одним мощным толчком клокочущей энергией утробы […] Вопрос лишь времени и долготерпения массы».
Во многом обманчивой является и хаотичность смутных времён, в том числе того, которое мы переживаем с 1990-х годов. Вот взгляд практика из среды, весьма далёкой от научной.

Легендарный киллер Лёша-солдат/Алексей Шерстобитов в серьёзной книге «Ликвидатор» пишет о 1990-х: «Потихоньку я начал разбираться в окружающем меня хаосе и обратил внимание на стройность его порядка – ведь именно хаосом создаются великие не только произведения, но и масштабные вещи от инфраструктур до вселенной. Таковыми (хаотическими. – А.Ф.) они кажутся из-за непонимания (наблюдателем. – А.Ф.) рациональности порядка вещей и формул, по которым они создаются. Причём […] даже обладание знанием не гарантирует удачи в упорядочивании хаотического движения, и даже рассмотревший его во всех подробностях и, казалось бы, всё понявший, не в состоянии его описать». Что уж говорить о не обладающих знанием и рассматривающим любую реальность, в том числе российскую, сквозь призму западного порядка. Ясно, что сквозь такую призму любая реальность будет хаосом – именно поэтому практически все реформы в России оказывались контрпродуктивными, а результат принёс сталинский рывок.
A propos: западофилия в наши дни есть род социальной некрофилии. Стремление как к образцу для подражания, к порядкам такого социума, который захлёбывается в гное порока, обездвижен социальной импотенцией и не способен сохранить ни расовую, ни историческую, ни религиозную идентичность, т.е. охваченного волей к смерти, есть не что иное, как культурно-историческая некрофилия, оставим мёртвым хоронить их мёртвецов. Те, кто зовёт нас в «цивилизованный мир», хотят привести нас на кладбище, в лучшем случае – на помойку «поля чудес» в «стране дураков». Попадание именно на такую помойку, причём в периферийно-третьемирском варианте, заблокировали Сталин и его команда в 1930-е годы, а инерции хватило до 1980-х годов.

Европы, о которой можно было бы сказать словами Артюра Рембо как о месте: «…где малыш/ В пахучих сумерках перед канавкой сточной,/ Невольно загрустив и вслушиваясь в тишь,/ За лодочкой спешит, как мотылёк непрочной», давно нет. Европа (да и Запад в целом) сегодня - это скорее заповедник гоблинов, только гоблины в основном сами люди неместные (хотя и местных гоблинов хватает): конрадовское «сердце тьмы» теперь забилось в Европе – пришло возмездие за века колониального грабежа. Но это их проблемы – проблемы «ничейного дома»; «nobody’s house» – так назвал Великобританию времён Тэтчер один английский журналист, но то же можно сказать и обо всей Европе. «Ничейный дом» – это и есть идеал глобалистов, которых несколько раз в ХХ в. подсекал Сталин: СССР был общим домом.

Возвращаясь к схеме пирамиды и массы, отмечу: только такая пирамида, которая отвечает устоявшимся формам коллективного бессознательного и отвечает им, способна нормально функционировать в России, опираясь на невидимый каркас. Это очень хорошо понимал, более того – чувствовал Сталин. «Реформы неизбежны, – писал он, – но в своё время. И это должны быть реформы органические, […] опирающиеся на традиции при постепенном восстановлении православного самосознания (интересно, знают ли эти строки неистовые хулители Сталина из РПЦ? – А.Ф.). Очень скоро войны за территории сменят войны «холодные» – за ресурсы и энергию. Нужно быть готовыми к этому».

Данный пассаж дорогого стоит. Мало того, что вождь предсказал войны за ресурсы, развернувшиеся на рубеже XX–XXI вв., он зафиксировал необходимость реформ в области психосферы, понимая, что военные действия со временем переместятся и туда и что реформы должны опираться на традицию (на сознание и бессознательное), а не отвергать и не ломать её. Именно этим с 1991 г. активно занимаются многие наши СМИ, особенно ТВ, впрочем, без того успеха, на который рассчитывали и нередко контрпродуктивно, озлобляя население, и, по сути, подталкивая к «мощному толчку клокочущей энергией утробы». Разумеется, значительная часть морально-нравственных ориентиров и императивов разрушена за эти 20 лет – как и за 20 лет, предшествовавшие 1917 г. Мы видим немало проявлений морального кризиса, и, тем не менее, задача разрушения русской психосферы, психоистории нашим противником не решена (даже компьютерные стрелялки не действуют на наших детей, как на западных – из-за различий в смеховой культуре). И недаром чиновники опасаются антилиберальной революции «и всё», либеральная «пирамида» (в обоих смыслах этого слова) осталась чужой, чуждой и враждебной массе населения, чувствующего себя ущемлённым. Как пела группа «Любэ»: «А за то, что Россию обидели,/ Емельян Пугачёв не простит». «Нижний мир» всегда играл в русской истории значительно большую роль, чем усматривали и готовы были признать «баре» – страшно далёкие от народа, ориентированные на Запад власти и профессорская наука. Что можно посоветовать этим ребятам? Читать внимательно русскую историю и труды нобелевского лауреата Ильи Пригожина о хаосе, диссипативных структурах, самоорганизации и сложности. Впрочем, не поздно ли «пить боржоми»?

Не революцию (тем более, на спирохетозных белоленточных ножках) надо опасаться и не нового Сталина, а кое-чего покруче и пострашнее, известного в русской истории под названием «пугачёвщина», т.е. реакции массы на чуждую пирамиду. Не надо думать, что времена пугачёвщины прошли – в Большой Системе «Россия» они не пройдут никогда, меняться может только форма. Пугачёв и «село Плодомасово» (Н. Лесков) – это постоянно присутствующее измерение русской жизни, так сказать её параллельный Нижний мир (Навь, Хель). Он легко прорывается в Средний мир, поскольку оборонительные линии последнего в русской жизни – вещественная субстанция, накопленный труд, собственность, право – исторически слабы. А сегодня их многократно ослабляет неправедный (мягко говоря, а если не мягко – то воровской, грабительский) характер формирования собственности в 1990-е. И, как знать, не окажутся ли единственным способным укротить новый прорыв, Хаос революция и новый Сталин. Сталин и был, вместе с Лениным, укротителем Хаоса посредством революции, а затем, уже самостоятельно, укротителем революции (с недопущением глобализации) посредством красной империи «антикапитализма в одной, отдельно взятой стране» (кстати, это тонко подметила Н. Мандельштам во «Второй книге»). И, как знать, не придётся ли нового Сталина выдвигать-собирать-конструировать самой же власти, разумеется, если инстинкт самосохранения не атрофировался полностью, поражённый чужими и чуждыми информпотоками, мыслеформами, мемами и концептуальными вирусами.

В работе «Порядок из хаоса» И. Пригожин и И. Стенгерс приводят следующий пример. Микроскопический плоский червь трематод, паразитирующий в печени овцы и самовоспроизводящийся там, попадает туда не самостоятельно, а с проглоченным овцой муравьём, в которого трематод предварительно должен попасть. Однако и после этого вероятность того, что овца проглотит инфицированного муравья, очень мала. Паразит, однако, «решает» проблему простым, но необъяснимым для учёных способом, превращая малую вероятность в максимальную. «Можно с полным основанием сказать, – пишут авторы «Порядка из хаоса», – что трематод “завладевает” телом своего хозяина. Он проникает в мозг муравья и вынуждает свою жертву вести себя самоубийственным образом: порабощённый муравей вместо того, чтобы оставаться на земле, взбирается по стеблю растения и, замерев на самом кончике листа, поджидает овцу». Возможно, муравью «кажется», что он свободен в своём поведении или даже «руководит» покачиванием стебелька (ср. пингвины на верхушке айсберга). На самом деле он раб трематода, «вложившего» в его мозг ложную и убийственную для него «концепцию» поведения, начисто устраняющую чувство самосохранения. Поставим на место «концепции» «управляемый хаос» «рыночных реформ» и «прав человека» – читайте С. Манна – и «картина маслом» будет ясна. Не случайно в информационных войнах первый удар наносится по психосфере правящего слоя, особенно его защитно-иммунных структур (идеология и спецслужбы) – в этом плане история «Энциклопедии» во Франции XVIII в. весьма поучительна. В сухом остатке: со стебелька надо сигать, пока не поздно.

Но вернёмся к укрощению Хаоса, если он возникнет. Для решения этой задачи новому Сталину придётся бросить толпе, или как говаривали на Руси, «выдать головой» какую-то, возможно значительную часть неправедно разжиревших, достав наиболее одиозных из них откуда угодно – хуч из-за границы, хуч из задницы дьявола, а хуч из Куяльника и позволив остальным «присоединиться к нашему движению». Как знать, не придётся ли десталинизаторам молить о пришествии нового Сталина, услышав тяжёлую поступь чёрного человека, причём не есенинского – из зеркала, в цилиндре и с тросточкой, а лермонтовского – реального, с булатным ножом в руке. Такой «чёрный человек» - это вам не «бред разведок, ужас чрезвычаек» (М. Волошин), посерьёзнее будет. Он может принести с собой момент истины для выяснения отношений между намерениями и обстоятельствами, окончательного решения вопроса об их «негативной диалектике». И придётся, перефразируя А. Блока, просить: «Сталин, дай нам руку,/ Помоги в немой борьбе».

Андрей Фурсов

Tags: Руский Дух, Руский Мир, СССР, Сталин, Фурсов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments