cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Categories:

Почему русский язык великий и могучий. Часть 2

Оригинал взят у sokura в Почему русский язык великий и могучий. Часть 2

Часть 1: http://sokura.livejournal.com/8018825.html

Топоним Белоруссия (по-литовски «Балторуссия») скорее всего восходит не к белым рубашкам белорусов, а к Балтийскому, сиречь «белому» морю. Таким образом, Пруссия, а потом Великое Княжество Литовское были государствами, созданными славянами-русами.

Поляне, древляне, дреговичи, северяне Полесья (шире бассейн верхнего и среднего Днепра) мигрировали постепенно на северо-восток, сливаясь с финноуграми, в бассейн Верхней Волги, реки которая получила у русских статус священной («Из далека долго течет река Волга» и т.д.) . И вот тут стали возникать уже государства Руси, которую стали называть «великой» (термин «великий» в древней и средневековой Руси как раз и означал государственный, монаршеский, «великий князь» до появления понятий царь или император – это монарх, а просто князь – это благородный родственник, родовитый аристократ). Видимо, различная форма социального быта способствует разделению труда, которое является условием создания царств-государств, внутри своего этноса образовать государство сложно, потому что там все равны, все родня. Различные уровень развития этносов позволяет выстроить между ними субординацию.


И здесь возникла Венемаа, то есть страна вятичей-венедов. С какой стати города-государства должны быть чем-то уникальным образом, относящимися лишь к древней Греции? Скорее всего, это универсально. Город, гражданин – в русском языке один корень. Государство возникает в связи с появлением городов. То, что «город» и «гражданин» одного корня (первый – из московского койнэ, второй - из старослава) , говорит в пользу гипотезы, что «господин Великий Новгород» был не н.п., а страной-территорией, «Гарда Рики», краем городов и соответственно княжеств- монархий, царств-государств, которые возглавлялись венценосными вождями, так что жители этих царств назывались вятичи. Расположилась эта Венемаа естественно на естественной транспортной артерии, то есть, как говорилось, сакральной реке Волге. Надо иметь ввиду, что Волгой изначально называлась, как мы уже отмечали, лишь Верхняя Волга до её впадения в Кама-Волгу, так как верхняя финноугорская Волга (что также ясно из её финского названия) есть приток артериальной реки, а верхняя часть этой артериальной реки - это Кама, так что аксиоматическая незыблемо бесспорная пошлость чеховского Беликова «Волга впадает в Каспийское море» не есть географический факт: Волга впадает в Волго-Каму, и уже только Волго-Кама впадает в Каспий.

Бассейн финской Волги стал зоной широкого биэтнизма и далее билингвизма, что является, скорее всего условием для возникновения и собственно первогосударства. Такой билингвизм также способствует социальной эволюции и в частности совершенствованию государственного (литературного) языка. В качестве косвенных иллюстраций с можно обратить внимание на то как билингвизм приводит, например к выпадению падежей (болгарский, французский, английский) . Исчезновение иноязычия даёт начало консервации языка. Гальские наречия во Франци исчезли довольно давно, так что французский язык остановился раньше чем, например, английский Великобритании, где кельтские языки в какой-то форме вроде бы существую поныне. Общепризнанным является факт огромного вклада ирландцев и шотландцев в английскую литературу (Джойс, Шоу etc). Так что косвенные факты также подтверждает и нашу гипотезу о вкладе русскоязычной «морды» и «черемисы» в становление «великого и могучего».

Но ныне иноязычие на Святой Руси также очевидно остается, хотя тут уже доминируют не финноугорские, а другие языки. Мы замечаем это влияние в виде разговорных сленгов и окказиональных заимствований: «кирдык», «моя твоя не понимает», «алаверды», «тамада», «басмачи», «шашлык», «хачапури», «калым», «кильманды», «майдан», «незалежность», «салямалекум», «аллах акбар» и так далее. Удел такой лексики не велик и весь он касается довольно четких бытовых зон. Но язык эволюционирует не обязательно по линии заимствования лексики, иноязычие стимулирует рафинирование и дисципилинированность языка, так как иноязычное население неизбежно плохо реагирует на редкие слова, диалектизмы, архаизмы и прочие слова типа «не возбраняется». То есть, русский язык продолжает своё развитие. В каком-то смысле со времен Пушкина этот язык начинается, ведь, например, старший современник Пушкин Кармазин создаёт, например, одну из букв алфавита – букву ё, то есть ставит точки не только над этой буквой, но и над созданием самоей современной кириллицы. То есть, можно сказать, что ещё Карамзин, а не только Кирилл и Мефодий участвует в создании кириллицы (В Ульяновске этому «подвигу» Карамзина даже воздвигнут гранитный памятник). Также можно сказать, что завершили строительство русского алфавита русские лингвисты в 1918 году декретом большевиков о новой графике. И тогда и сейчас немало было ворчания относительно этой реформы. Сейчас есть остаются ворчуны, твердящие что русский алфавит придумали пришельцы с Марса и в нём было 148 букв, которые изничтожили дьяволята-большевики… Никакой порчи не происходило. Напротив, язык становился в свою естественную форму-норму, происходил естественный генезис. Твердые знаки на конце слова излишни, нет нужды в трех «и», двух «е», двух «ф». Реформа графики в 1918 была не единственным событием в русской лингвистике. Появилась масса неологизмов: совнарком, колхоз, СССР, обком, комсомол, выстроенных в новых грамматических парадигмах. Наше время вряд ли, этот процесс устаканился (олбацкий язык, лавина новой терминологии). Прогресс культуры, как правило, ведёт к языковой нивелировке, малые народы ассимилируются, мини-языки исчезают. Но советская эпоха дала развитие и национальным языкам. Многие языки малых народов получили свою письменность, многие получили свою автономию разного уровня от автономного округа до союзной республики (с правом на отделение от Союза, что было, так сказать, даже перебором). То есть, двуязычие не исчезло.

Сейчас мы часто идём на поводу у националистов бывших республик, желающих избавиться от билингвизма в пользу своего этнического языка. Это социальная шизофрения, так как «патриоты» таких автономий желают лишить свой народ инструмента в общении с населением соседнего пространства, с другой стороны, подрывают весовую категорию своего суперэтноса (в гумилевском понимание суперэтнос – это группа разных этносов, которые в силу общих геополитических интересов являются естественным цивилизационным полюсом на планете). На стыке суперэтносов оказываются народы, которым выгодно или приходится балансировать между разными цивилизациями. Но отказ от одного из важнейших инструментов культурной адаптации, каким является язык, в той ситуации, когда этим языком общество уже владеет – мелкотравчатое безумие (которое, вряд ли, окажется вполне успешным).

И социальная задача, в связи с которой должен получить развитие русский язык на сегодня, не только не стабилизировалась, она увеличилась колоссально. Теперь русский язык должен не спонтанно-исторически вовлечь в своё русскоязычие народы, которые присоединились к России в результате военных приобретений или союзных договоров с соседями, но русскоязычие нужно теперь уже не просто для того, чтобы возникло государство посреди восточно-европейской равнины и защитило её обитателей от агрессивных соседей, теперь задача - геополитическая, то есть, как иногда выражаются, «альтер-глобалистская». Русский язык не самый массовый язык на планете, но если учесть, что важна не только численность, но компкатность среды, на которой этим языком пользуются, объём важных культурных текстов , существующих на этом языке, количество образованного сословия , пользующегося литературной формой этого языка, то русский , пожалуй третий язык в мире (после китайского, и английского). Есть у русского свои преимущества перед китайским и английским.

Куда будет двигаться язык русских-постсоветских? Умозрительно это представляется как кристаллизация формы международного русского языка, то есть, ещё большей нормированности языка Толстого-Чехова, Ильфа-Петрова, некий элементарный русский, тексты на котором должны также представить и некую элементарно-конструктивистско-супрематическую литературу, историю, философию и т.д., с тем, чтобы это было максимально удобно для всех вновь приходящих в нашу семью русскоговорящих. Очень важен для энергичности русско-советского мира овладение его элитой английским и китайским языками. Овладение этими языками на любом уровне было бы для нас благом.

Не думаю, что мы должны убрать падежи или заменить некоторые кириллические буквы на латиницу (это образно-провокативные шутки), но должно произойти некое органичное упрощение и дополнительное упорядочивание, найдены компактные формы, созданы клишированные зоны. Мы должны не просто внести в сознание общества какие-то премудрости и факты «как это было, как это бывает, как пользоваться тем, а как этим». Упорядочивание также предполагает вместе с созданием международного элементари и новых виртуозно-поэтических слоев языка типа дюпонизмов или «олбацкого языка». Олбацкий язык интернета вызывает некие квазилингвистические, квазипатриотические дискуссии. Облацкое вызывает раздражение, потому что мы игнорируем многослойность языка и не можем увидеть ситуацию иначе, как через призму фундаментализма: или язык Пришвина, или вот эта интернетная хрень .

Русские люди должны быть не только интернационалистами по широте души, нужно быть хотя бы немножко полиглотом. Нужны баллады о языках, о любви языков, диалектов. Количество варваризмов, включений из больших и малых языков должно увеличиться. Я, например, знаю, что по-латышски «лаб вакар» - это «добрый вечер». Но почему этого не знают другие?! Всегда есть, нечто важное в иных языках. Например, по- эстонски Россия – Ветемаа, то есть, земля вятских-вятичей. На полинезийском языке «ооооо» означает петух, а полинезийские слова «вики», «мана», «табу», «тату», «ронго-ронго» вошли во многие европейские языки. Вот болгарское выражение «булка та на сметанка» переводится как «девочка с учебником арифметики». Слово «ура!», очень возможно, является аористом от глагола «орать» (в обоих смыслах: «вздымать землю оралом», «кричать благим матом, громовым ором»). «Уральские пельмени», которые и которых, наверняка очень любят как на Урале , так и в журнале Урал, также интересны в плане истории языка. «Уральские пельмени» - очень популярное словосочетание. В Екатеринбурге-Свердловске есть такой ресторан, а на заре перестройки была такая фирма, которая хотела создать из пельменей мировой бизнес типа Макдональса или Пепси-колы. Слово «пельмени» тут - из коми- пермяцкого, носители которого живут вокруг города Кудымкар, переводится слово как «хлебное ухо». Коми-пермяки – это не так чтобы эдакое меньшинство внутри коми. Согласно названию «пермяки», скорее всего наоборот. Известный русский святой Стефаний Пермский известен тем, что создал коми азбуку для, кстати, не кудымкарский коми, а для сыктывкарских, которые называются просто «коми», то есть «главными коми» (иногда коми-зырянами), и вот за это и сам Стефаний и его азбука были названы «пермскими». В целом священная пермская азбука Стефания пригодилась очень ненадолго, и батюшки-коми, также как меря и мурома, предпочли пользоваться старославом. А вот слово «Урал», напоминающее, что-то азиатско-восточное, скорее всего, славянского или праславянского происхождения. « Гора», по-польски «гура», «ор» также «гора» по-гречески, в русском есть слова «орёл», «орало», «яр», «яркий», можно вспомнить санскритское слово «арий», так что индоевропейская родственность Урала праиндоевропейскому корню ар (гора, возвышенность) , не говоря уже от том что собственно слово «урал» с учетом переоглосовки о/у выглядит как причастие от глагола «орать» (пахать, громко кричать).

То есть, русский, как и старославянский и праиндоевропейский, возникал в контексте довольно широкого соединения рас, этносов и языков на бескрайних и без естественных границ русских просторах, что способствовало экзогамному комплиментарному общению и возникновению, в частности, феномена флективности..

Кстати, финноугры тоже расовый и языковой микс, как и славяне, только с акцентом на восток . Этнография (одежда, утварь, дама, быт, антропологический тип) марийца и восточного славянина из Владимира Вологды или Костромы мало чем отличаются. И там, и там - кокошники, лапти, туеса, гусли, деревянные ложки, сарафаны, косоворотки, «белорусские рубашки», баньки, лыжи, валенки-пимы, соленая капуста, кисель, квас, пельмени. Большинство различий выдумываются горе-этнографами. Русская одежда – это шабур, армяк, зипун. Одежда русская, слова, похоже, что нет…

Фашисты, расисты, националисты предлагают своим слушателям считать, что чистота расы и тому подобного - это хорошо. Но с точки зрения науки - это, скорее всего, похуже. То есть разнообразия генофонда более адаптивно, более того, именно разнообразие и является не только условием, но и прямой причиной всякой эволюции. Есть такая народная поговорка, поскреби русского, увидишь татарина. А вот скрести русского, чтобы увидеть финноугра даже и не надо, поскольку это фактически одно и тоже, разница лишь в том, что «русские, непомнящие своего финского родства» - это те, чьи родители об этом однажды позабыли, и мордва-марийцы-удмурты – те, чьи родители вышли из деревень отдаленных од административных городских центров не так давно или всё ещё проживают на реке Язве.

Весёлым шоком для меня оказался факт, вытекающий из книги «Вятичи Орловской губернии» (П.И. Якобий. Спб. 1907) , что фамилия «Козлов» (седьмая по частотности русская фамилия; первые три Смирнов, Кузнецов, Иванов) скорее всего также финноугорского происхождения, что подтверждает массовость топонимов Козлы, Кожма, Козэль, Козельск на территории классической Руси, исходящие из финноугорского топонимического термина «еловой место», означающего село …

Так что во имя патриотизма не плохо бы, чтобы широкие народные массы получили некоторое представление о языке мари, эрзя или коми…. А украинский нужно вводить школах уже со следующего года (чтобы его выучить хватить двух четвертей). Украинский это по сути дела также русский язык, только выстроенный на основе диалектов. Там, где его создателям показалось уместным и возможным слова русского литературного языка заменялись другими словами, но также либо с русскими корнями, а иногда слова заимствовались из языка польских братьев-славян, плюс южная особенности произношения, где нет звонкого «г». Некоторые слова взяты из диалектов, которые нам, великорусским, могут быть незнакомы. Например, «говорить» – это гутарить или балакать, а «работает» - процует» . Также в украинской мове имеет быть небольшой расхождение по некоторым буквам: например, там есть слово «риба», которое, читается, впрочем, как и положено, «рыба».

Конечно, украинский литязык создал автро-венгерский империализм, чтобы православные и иные славяне Прикарпатья отстранялись от своего восточнославянского родства, но раз уж этот язык создан и утвержден на Украине при содействии собственно великоросских москалей, то теперь мы должны сколько-то формы этого языка вбирать в нашу культуру (как, например, в 17 веке в русскую православную церковь были введены нормы, бытовавшие на православной Украине), чтобы не дать нашим братьям погибнуть в объятьях евроантанты. Чтобы ликвидировать-таки раскол опять.

То есть, затея товарища Путина насчёт года литературы через год объективно востребована, «не возбраняется», …вполне «путевая». Жаль что грузин Акунин, хохол Лимонов и француз Сорокин на эту встречу не пришли. Видимо, по причине своей (как им кажется)литературной гениальности. Писатель, как художник слова, может быть «гениален» только фигурально, писатель, как выражался Акутагава Рюноске, подобен сапожнику, то есть, писатель как и живописец – это ремесленник. Что касается до философии и разных ииновационных парадигм, творцы изящной словесности - тут либо что-то где-то заимствуют, либо придумывают такую пургу, какой немало не только у Толстоевского, Гоголя, но и самого Пушкина. Последний, впрочем, догадывался, что поэзия (в начале 19 века слово поэзия употребляли как синоним понятия «художественная литература») необходимым образом – что-то немножко глупое. Переводя немножко глупого поэта-писателя Пушкина в умный дискурс, мы бы сформулировали так: проза-поэзия как эстетический нарратив амбивалентна, то есть, может быть как умной так и глупой. Так что год литературы (то бишь прозы-поэзии-драматургии) возможно есть возможность того, что в эстетическом нарративе появится так же что-нибудь не только выразительное, но и общественно-полезное. Лимонова насмешили родственники Толстого и Гоголя. Но гораздо смешнее (точнее грустнее), что в качестве литературных бонз себя чувствуют и таковыми, надо сказать воспринимаются, Лимонов, Акунин, Сорокин. Конечно, внутреннему голосу хочется потроллить в форумах насчёт вдовы Солженицына, но «вдова Солженицына» - это, как выражается «атцкий сотона» Efedorov , дань великоханским оккупантом саблезубой Западно-глобальной Америки. Типа, будьте спокойны, экспроприации экспроприаторов не будет, «вдова Солженицына» хранит нашу общечеловеческо ценностную демократию. В политике – свои ритуалы. Проза-поэзия, как верхний (и специфически особенный) уровень языка, наверное, отвечает за то, чтобы были понятны людям-человекам разные и многие нюансы. Один такой «нюанс» состоит в том, что полуписатели, которыми наряду с роднёй Толстоевских олигархи русской литературы «брезгывают», не чем не хуже великих (востребованных рынком) писателей, так как они - минимум читатели и даже культуртрегеры, то есть, лидеры читающих сообществ. А вот читающее сообщество однозначно «главнее» и Акунина с Лимоновым и даже Пушкина с Сорокиным. Оно и есть «наше всё». Даже в конструкции русского языка «всё» не может быть «он» или «они», оно - «оно». Подобно тому, как современный русский литературный язык создали «черемисы орловской губернии» (например, в лице протопопа Аввакума), так и сверхсовременный русский литяз пересоздают низшие чины образованного сословия: учительницы, библиотекарши, актёришки Мценского уезда, «скромные гении» из города N , - все те, кто ещё пока не выкинули свои книжные многоуважаемые шкафы на помойку.

ноябрь 2013 , Екатеринбург

Tags: Руский Дух, Руский Мир, Руский язык, Светая Русь, руские
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments