cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Постепенная расчистка хрущёвского и либероидного информационного мусора

Оригинал взят у and_ekb в Постепенная расчистка хрущёвского и либероидного информационного мусора
Оригинал взят у awas1952 в Постепенная расчистка хрущёвского и либероидного информационного мусора

«Музей Сталина (Волгоград)»
+ cтарая справка «Каковы масштабы «сталинских репрессий»?»
+ новый обзор


«Сталин — наш!»


Сталин – наш!Фото: Reuters

Либеральные правозащитники в очередной раз собираются осудить политику Сталина и его репрессии. Речь идет о проекте, который будет предложен Путину членами Совета по правам человека на встрече 1 октября. Суть проекта - в организации неких «общественных судов», которые бы «расследовали преступления советской власти» вообще и вопрос сталинских репрессий в частности.

Новый виток в борьбе с советским прошлым случился еще в период президентства Медведева, когда Дмитрий Анатольевич подписал некую «Концепцию геополитики по увековечению памяти жертв репрессий». Не первая и, надо полагать, не последняя бумага в этом жанре. Но в ней есть важный нюанс:



«Россия не может в полной мере стать правовым государством и занять ведущую роль в мировом сообществе, не увековечив память многих миллионов своих граждан, ставших жертвами политических репрессий. Особенно важным в этой связи является осознание трагического опыта России, пережитого страной и ее гражданами после октябрьских событий 1917 года, который характеризуется разрывом традиций, утратой преемственности культурного опыта, разрушением межпоколенческих связей».


И здесь вот какая история: 1917 действительно был сломом эпох. И Октябрьская революция прошлась по жизням и душам многих миллионов. Последовавшая Гражданская била по поколениям. Факт. Двоюродный прапрадед вашего покорного слуги – новомученик Варсонофий, епископ Кирилловский,был расстрелян в 1918 году. Теми самыми большевиками и если смотреть на материалы дела, то без суда и следствия. И тут бы мне, потомку поповского рода, порадоваться. Но радости нет ровно потому, что история с «общественными правозащитными судами» – это враньё, лицемерие и ханжество.

И это не громкие эмоциональные эпитеты, а констатация факта. Доказуема такая позиция в пару кликов мыши. Давайте начнем с того, что тема сталинских репрессий исследована, пропедалирована, отпропагандирована не просто с девяностых, а с 1954 года, с XX съезда партии, когда Никита Сергеевич Хрущев прочитал свой доклад о культе личности Сталина. Цели Никита Сергеевич преследовал очень простые: будучи умеренным «ленинцем», задавить предыдущий авторитет и развязать себе руки в политических маневрах. Получилось у него ровно на 10 лет, после чего его свергли. И пришел Брежнев, которого и сейчас в официальной историографии считают «умеренным сталинистом». Ровно на том и продержался во многом, но ровно на этом же и инициировал распад СССР не как государства даже, а как некоей общности.

Фото: Reuters

Впрочем, мы не об этом. Мы про Сталина. Если обратиться к статистике, предоставленной, например, в приложении к «Истории Русской Православной Церкви» протоиерея Владислава Ципина, то окажется, что Сталин был «великим освободителем православия». Девять тысяч церквей было открыто под его подпись к концу его жизни. Каков контекст – мы все понимаем, и Великая Отечественная, и Конкордат, и прочее. Но ведь либеральные правозащитники, говоря о миллионах жертв сталинских репрессий, не предлагают нам контекста. Почему тогда мы должны апеллировать к нему?

Хотя, честно говоря, должны. Мы не либералы, мы вменяемые люди, которые изучают историю своей страны. И мы видим и эти жертвы, и почему они были. И, больше того, видим, кого при Сталине ссылали и расстреливали. Например, в статистической таблице с полным отчетом и выборкой по справкам НКВД, которая гуляет по сети уже больше десяти лет. В рамках этой подборки документов, оказывается, что за все годы правления Сталина по политически статьям было приговорено (не по всем приговор был приведен в исполнение) 642 980 человек.

Много ли это, почти семьсот тысяч? Много. Если прибавить еще чуть больше двух миллионов осуждённых, сидевших в лагерях – получаются какие-то ошеломляющие цифры. Но нюанс в том, что всем этим цифрам уже много лет. Они обнародованы, они в свободном доступе. Они находятся через любой поисковик в сети. И, знаете, эти цифры, может, и не радуют, но уже никого не шокируют. Особенно в рамках многолетних программ реабилитации политических жертв сталинского режима. Реабилитированы, кстати, все, кто можно, и кто нельзя - тоже. Вдоль и поперёк. Тут и банальные воры, и мошенники ленинской революционной поры, но тут же и «дело врачей». Смешались в кучу кони, люди. Сюда же – до 1939-го сосланные, расстрелянные священники и епископы.

Преступления против безвинных? Но сталинские ли? Лаврентий Павлович Берия, стоит напомнить, осужден и расстрелян в рамках приговора советского суда, объявлен государственным преступником и не реабилитирован до сих пор. История Ежова не менее драматична. Однако наша либеральная правозащита упирается в Сталина.

Фото: Reuters

Второй и, на взгляд автора, очень показательный момент, заключается в самой концепции нового подхода к осуждению СССР. Те, кто застал Советский Союз в школе, или на работе, помнят самое мерзкое в социальных практиках того, что любой коммунист назовет «совком». Так называемый «товарищеский суд». Это публичное обсуждение и осуждение виновного даже не в нарушении законов, а в нарушении неких негласных табу. В школе это выглядело так: вызывали провинившегося к доске и каждый ученик, при поддержке классного руководителя, обвинял. Чуть раньше таким товарищеским судом в школах судили Христа, Богородицу и других неугодных. Если почитать Ципина, то с осуждением Христа, в роли которого выступал какой-нибудь школьник, получались казусы. Например, школьник оказывался верующим и догматически-подкованным. Но «товарищеский суд» все равно решал всё правильно.

Парадоксальным образом, люди типа Льва Пономарева, Леонида Гозмана, Людмилы Алексеевой решили поиграть в школьный товарищеский суд. Вместо Христа у них – Сталин. Что, вообще-то, уже многое говорит о масштабе фигуры Иосифа Виссарионовича. Например, тот факт, что особо озабоченных репрессиями куда больше беспокоит фигура Сталина, чем собственно сталинистов. И при этом «судить» они, правозащитники и свободолюбцы, хотят его именно в позднесоветском формате. Никаких нравственных сомнений по поводу истоков «коллективного суда» им в голову не приходит. Это, впрочем, отдельная история, в рамках которой нужно бы покопаться в карательных действиях Хрущева. Но куда там. Именно Никита Сергеевич реабилитировал всех тех «комиссаров в пыльных кожаных шлемах», потомками которых зачастую являются нынешние правозащитники.

Ну и самый главный момент. Вся эта кутерьма про Сталина – это не «десталинизация», а «деисториизация», если хотите. Это очередная попытка навязать нам проклятие к собственной истории. Даже в самом радикальном политическом воззрении, в котором Сталин – чудовище, нужно понимать одну простую вещь: Сталин – это наше чудовище. И руки прочь от нашего чудовища. Потому что не вам его судить. Это мы – потомки репрессированных или, напротив, тех, кто репрессировал, это мы – потомки священников или красных комиссаров, которые выступают за то же, что и Сталин. За великую и справедливую державу. И никаким предателям национальных интересов даже близко не позволено касаться нашего чудовища Сталина. И архивы поднимем, и «Сталинобус» запустим, и попа пригласим, чтобы его освятить. Мы. Сами. Потому, что Сталин – наш.

Фото: Reuters
Посмотреть полностью: http://politrussia.com/istoriya/stalin-nash-938/


Tags: СССР, Сталин, либерастия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments