cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Русский мир — реальность, данная нам в ощущениях

Оригинал взят у awas1952 в Русский мир — реальность, данная нам в ощущениях

«Что с Русским миром?»
(«Это определение почему-то всё реже упоминается в СМИ и общественных дискуссиях») с интересными комментариями.

После всплеска интереса к Русскому миру во время крымских событий 2014 года и войны в Донбассе как будто наступило охлаждение к теме или даже разочарование в ней.
Уже результаты исследования ВЦИОМ декабря 2014 года свидетельствовали, что 71% опрошенных «ничего не слышали о Русском мире», 13% затруднились ответить, остальные предложили свои варианты толкования понятия. При этом, отвечая на вопрос: «Как вы считаете, существует ли Русский мир, о котором говорят российские политики и общественные деятели?», 63% ответили «скорее существует», 20% – «скорее не существует», 17% затруднились ответить. То есть большинство не слышало, что такое Русский мир, но верит в его существование.
Интересно, что похожий опрос проводился на Украине Центром Разумкова в марте 2013-го. Показатели осведомлённости о понятии «Русский мир» оказались сходными с российскими – 81% опрошенных граждан Украины не знали, что это такое. При этом лучше всего информированы были украинские граждане, которые относятся к определению критически, – например, 28,5% прихожан так называемого Киевского патриархата и 35,1% греко-католиков (Русский мир на Украине тогда представлялся как «доктрина патриарха Кирилла»).
Правы ли те, кто полагает, будто определение «Русский мир» было использовано в качестве политтехнологии в период событий в Крыму и в Донбассе, а теперь потеряло для власти актуальность? Какова судьба Русского мира – понятия и явления?

Анатолий Вассерман, публицист:

– Для меня – еврея по происхождению, русского по воспитанию, родившегося и прожившего бóльшую (пока) часть жизни в Одессе, – Русский мир, несомненно, существует. Более того, существует русская цивилизация, по естественным историческим причинам несравненно более гуманная, нежели, например, европейская, не говоря уж об англосаксонской, хотя и выросшей на европейской почве, но уклонившейся в особо ядовитую сторону.
Основываясь на множестве наблюдений, я уверен в общерусском единстве и полагаю всех русских, считающих себя нерусскими (в частности, украинцев), жертвами злокачественной пропаганды. Что же касается приведённых данных опроса, то ни ВЦИОМ, ни Центр Разумкова не прославлены достоверностью своих данных. Известно, что на результаты социологического опроса можно серьёзно повлиять формулировкой вопроса и вариантов ответа, последующей группировкой вариантов при обработке собранных данных и ещё множеством способов. В частности, в опросе ВЦИОМ понятно: Русский мир в формате, описанном российскими политиками, ещё предстоит создавать; опрашиваемые Центром Разумкова, естественно, не могли кратко изложить свои представления о столь сложном явлении. Тем не менее Русский мир существует в виде общекультурного единства, осознаваемого всеми.

Роман Газенко, политолог:

– Я полагаю, что результат опросов закономерен. Ибо конструкторы сиюминутных доктрин не удосужились объяснить ни себе, ни людям, о каком «мире» идёт речь, определиться в терминах. Вряд ли они задавались вопросом, что имел в виду Толстой, называя свой роман «Война и мир». Давайте поставим точку над «i» в слове «мiръ» и вернём всё на свои места. Слово в такой транскрипции обозначает «общество» и «вселенную», а отнюдь не отсутствие войны.
Можно ли провести границы Русского мира по пространству, населённому теми, кто идентифицирует себя как «русский»? Казалось бы, чего проще – поступить как китайцы. В основу их национальной и геополитики положен принцип «Китай там, где говорят по-китайски». Но в нашем случае всё сложнее. Любого выходца из России и бывшего СССР за рубежом почему-то называют русским. Вне зависимости от этнической принадлежности. И уж точно пространство Русского мира не определяется суммой православных епархий и приходов Московской патриархии. Южная Осетия, к примеру, до сих пор находится в юрисдикции Грузинского патриархата. Да и в границах нынешней многонациональной РФ ходульно применяемая доктрина Русского мира изначально деструктивна.
Мне кажется, что идеология (как обозначение идеала) должна давать чёткий ответ на вопрос: «Во имя чего?» и вооружать доктриной как ключами в заветное будущее. Всё остальное – обречённое на провал суемудрие и суесловие.
Для себя я это определяю как «задачу и способ совместить понятия «миръ» и «мiръ». И реальной сущностью, в отличие от фантомного Русского мира, для меня является Отечество. Ведь именно в исполнении отеческой, если интеллектуалам угодно, патерналистской, функции – главный смысл существования уникального государства – империи. Главенствующей становилась цель – обеспечить будущее стране и народу. Недаром обряд венчания императора на царствие означал не что иное, как свадьбу. Он брал страну в супруги, а её подданных и народы усыновлял. Всё население, невзирая на национальность, вероисповедание, сословную принадлежность и даже политические убеждения, становилось братьями и сёстрами в общем доме.
Примечательным в этой связи является пример Великого княжества Финляндского. Финляндия вошла в состав Российской империи, сохранив свою конституцию и парламент, которых в самой России тогда в помине не было. Да и к пресловутым европейским ценностям финны приобщились благодаря российскому покровительству.
Пора перестать стыдливо рассуждать о Русском мире, по существу имея в виду русскую империю. Где «русский» – не спорный этноним, а сущность человека, народа, административно-географического субъекта, который принимает Россию как данность и, главное, радеет за Россию. Тогда не будет недоразумением называть Левитана великим русским живописцем, Лермонтова – великим русским поэтом, Беринга и Крузенштерна – великими русскими мореплавателями. Умолчу уже про всех российских самодержцев с их тысячными долями славянской крови.
Как ни прискорбно для нынешних либералов и романтиков белогвардейщины, но именно советский проект явил собой органическое продолжение русского национального кода, в котором «зашиты» мир в своём доме и вокруг. Только надо без интеллигентского ёрничества ощутить эту преемственность в таких советских «штампах», как «братская семья народов» и «миру – мир». И понять, что только в империи добра – российского и советского образца – «миръ» и «мiръ» были понятиями неразделимыми. И понимались на уровне тогда ещё не взломанного национального кода, не требуя всяческих социологических опросов с заведомым результатом.

Сергей Шаргунов, писатель:

– Действительно, зачастую наши граждане плохо представляют себе, что такое Русский мир, о котором много говорят в СМИ. За любым термином из сферы обществознания должны проступать определённые действия и стратегия. К сожалению, многие основополагающие понятия, которые могли бы определить содержание Русского мира, у нас оказались сильно размытыми за последние годы.
Скажем, под Русским миром можно было бы понимать объединение русских людей. Но каким должно быть это объединение? Все русские должны жить в одном государстве и речь идёт об объединении постсоветского пространства или подразумевается развитие культурных связей? Опять же, если мы говорим о культурных связях, то между какими субъектами они должны развиваться? Между новыми государствами, между общинами русских из разных стран? Тоже сложный вопрос.
Не менее важная проблема – определить, кто может относиться к Русскому миру. Даже на многих научных форумах и конференциях можно наблюдать, как авторитетные специалисты блуждают в трёх соснах, не в состоянии сформулировать определения слов «нация», «национальность» и «этнос».
Для меня Русский мир – это соотечественники, те, кто говорит, пишет, видит сны на русском языке. Они и в Одессе, и в Приднестровье, и в Нарве, и по всему миру... Но есть такие места (например, юго-восток Украины), где русская культурная идентичность остаётся определяющей. Соотечественники, свои, родные люди должны стать приоритетом государственной политики. Надо защищать русских везде и всюду. Русский язык должен быть вторым государственным на всей территории бывшего СССР. Иначе – варварство, экстремизм, антироссийский запал. А внутри самой России пора отказаться от искусственного поощрения «национальных образований» в ущерб здравому смыслу, когда беженцы из Донбасса, приехав в Татарстан, зачем-то вынуждены учить татарский...

Источник

+ Оригинал взят у awas1952 в Изготовление АнтиРоссии — работа давняя и умелая

«Близок ли «конец хунты»?»
Далеко не всегда реалистичны представления о ситуации на Украине и в наших головах, и в текущей пропаганде») с интересным обсуждением.

Участница акции оппозиции «Марш мира» в Москве Фото: РИА «Новости»
Четверть века Россия и Украина жили порознь. Серьёзный срок. Новое поколение украинцев вообще мало представляет себе масштабы и сегодняшнее положение в России, многие не бывали в ней. Среди россиян также немало тех, кто не в полной мере осознаёт, насколько Украина многоязычна, многоконфессиональна, многокультурна.

Долгое время официальная Россия тоже эту разность как бы не замечала, предпочитала работать в столице, полагая, что Киев, и только он, является центром принятия политических решений и всей текущей политики. Но когда в результате очередного майдана Украина оказалась фактически разорванной между противоборствующими группировками, выяснилось, что Москва не очень готова работать с региональными элитами.
В том числе и с теми, которые во время Русской весны громко заявили о себе. Не существовало организационных структур, не были налажены личные контакты, почти полностью отсутствовала внятная информационная политика на местах. В итоге благоприятный момент для противодействия государственному перевороту был упущен, а по мере укрепления новых киевских властей взаимные контакты на местном уровне прекратились.
Официальная политика России на украинском направлении свелась к тому, чтобы переварить Крым, достигнуть хотя бы какого-то компромисса с Западом, избежать крупномасштабного военного столкновения в Донбассе. Фактически – минимизировать потери от несомненного провала долговременной стратегии на украинском направлении. Хотя кажется очевидным, что приобретение Крыма не может заменить «утраты» всей Украины.
Между тем русские на Украине никуда не исчезли:
на улицах звучит русская речь, продаются русские книги, по телевизору идут российские развлекательные программы. Но всё чаще на русском языке общаются бойцы националистических батальонов. Всё больше русскоязычных ненавистников России приезжают на Украину с гастролями и лекциями. Всё агрессивнее написанные по-русски (и при этом пропитанные чудовищной русофобией) послания в социальных сетях.
Покуда ослеплённые собственной пропагандой российские чиновники по старинке думают, что строптивая соседка никуда не денется, Украина неуклонно, месяц за месяцем, становится совершенно другой. Идёт круглосуточная пропаганда в СМИ, спешно вводятся новые стандарты в образовании и науке, перелицовываются исторические названия и даже внешний облик городов. Одновременно многие русские на Украине вполне сознательно перестают быть русскими – кто из страха, кто из убеждения в отсталости всего родного, кто из ненависти к прошлому, кто из презрения к настоящему.
Россия официально провозглашена агрессором и «азиатской ордой», а с ордой мало кто по доброй воле хочет иметь дело. «Русское» в сознании молодёжи как бы означает «немодное». Для людей среднего возраста – угроза мобилизации. Для пожилых – символ государственного «вероломства».
Этого не стереть влажной тряпочкой, как убеждают некоторые оптимисты: дескать, достаточно лишь изменить вещательную политику украинских телеканалов, и всё вернётся на круги своя. Сегодня украинцам упорно вбивают в сознание стереотипы и убеждения, которые будут работать ещё не один десяток лет, проявятся в детях и внуках.
Информационная война – это не политические ток-шоу на московских каналах, которые, впрочем, бо’льшая часть населения Украины давно не видит и уже не слишком печалится по сему поводу. Это не работа наёмных ботов в социальных сетях (хотя и она бывает необходима). И даже не информационное сопротивление на территориях, подвластных националистической диктатуре. Это продуманная стратегия действий, с пошаговой очерёдностью, профессиональной организованностью. Это реализация цели – донести качественный и нужный информационный продукт до широкой украинской аудитории. Сегодня всё вышеперечисленное отсутствует.
Русские телеканалы принимают на спутниковую антенну лишь избранные счастливчики, а российская политическая пресса и радио отсутствуют на Украине напрочь. С интернетом ситуация не лучше. В списке 1000 самых популярных блогеров тех, кто придерживается антимайданных воззрений, меньшинство (в первой сотне – два-три человека).
В ближайшее время на пропаганду в украинском обществе «наши западные партнёры» планируют вложить около 150 миллионов долларов, хотя трубадуры «евроатлантической интеграции» и так чувствуют себя весьма неплохо. Они востребованы, в отличие от своих антагонистов, вытесненных из СМИ. На Украине практически нет влиятельной русофильской печатной и электронной прессы, независимых теле- и радиостудий, специализирующихся на интересах именно украинского зрителя, читателя, слушателя. О создании пророссийского контента на украинском языке и говорить нечего. Никак не решён и вопрос планомерной многоканальный доставки собственно российского информационного продукта – через интернет, соцсети, трансграничное вещание. Российские телеведущие могут сколько угодно убеждать московскую студию в популярности их ток-шоу на Украине, но это не так.
У российской аудитории в отношении современной Украины сложилось множество ложных представлений, укоренились разнообразные иллюзии. Они мешают трезво оценивать ситуацию, делать правильные выводы.
Украинские магазины по-прежнему полны продуктов. То есть для украинского обывателя внешне ситуация вполне благополучна. Недовольство народа киевской властью носит достаточно управляемый характер (результаты последних выборов показали приемлемые для майданных партий результаты). Да, режим слабеет экономически, но одновременно он усиливается с помощью репрессий и оголтелой пропаганды. Править на штыках чрезвычайно неудобно, но вполне возможно. Тем более что отношение к русским, Путину и России на большей части Украины крайне неодобрительное. Первопричина крымских событий, Русской весны и войны в Донбассе в обществе утеряна напрочь, зато в изобилии каждодневные «неутешительные» новости из «дремучей Рашки» и «подвигах бойцов АТО».
Есть в народе и серьёзная психологическая обида, одно из проявлений которой – сознательная самостоятельная дерусификация этнических русских и русскоязычных граждан Украины. Обычной практикой становится демонстративный переход на украинский язык в быту, нарочитый «патриотизм», активное участие в антироссийской истерии, доносительство на «сепаратистов».
На этом фоне не стоит исключать вариант, при котором украинский режим в различных модификациях – от откровенно неонацистского до умеренно русофобского – может просуществовать достаточно долго, чтобы стать опасной альтернативой самой России и её интеграционным усилиям на евразийском пространстве. Сейчас подобная перспектива выглядит маловероятной, однако при финансовой подпитке Запада, при последовательной системной работе не такой уж фантастической.
Вполне возможна и трагедия большой войны под флагом «возврата всех украинских земель». Из пропагандистских соображений Украина в ближайшем будущем от Крыма не откажется.
Не стоит прекраснодушно доверять экспертам, победно трубящим о скором конце хунты. Над победой надо упорно работать. И не по старинке, контактируя исключительно с Киевом: там уровень русофобии и майданных настроений зашкаливает. А с теми регионами и местными элитами, которые ещё заинтересованы в сотрудничестве с РФ, не считают Россию врагом. Говорить с ними аккуратно, по-деловому, подкрепляя усилия ежедневной информационной работой, чтобы во внутриукраинской дискуссии пророссийские силы могли опираться на региональное общественное мнение.
С каждым регионом политический язык общения должен быть у России свой, не унифицированный, понятный аудитории на местах. Только такая гибкая политика может не дать сцементироваться русофобской идеологии, которая сегодня распространяется из Киева по всей остальной Украине. Пока Россия мало что делает в этом направлении. Думать, что перезревший гнилой плод сам упадёт в руки, большая ошибка.

Кеворкян Константин
Источник

Tags: Вассерман, Высшие ценности, Руский Мир, взаимопомощь, национальный вопрос, русофобия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments