cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Кому-то остров, кому то новый день.

Оригинал взят у kadykchanskiy в Кому-то остров, кому то новый день.

Экстрафильм от 05.04.2016г.

Странно, что я раньше не заметил связи между яркостью и важностью моих ночных путешествий, и наличием Жюстины у самой моей головы. Сегодня наступило прозрение. Наконец пришло осознание того факта, что всё самое интересное мне показывают именно тогда, когда кошка дремлет на тумбочке у изголовья моей кровати. Думаю:  - «Чёрт возьми! Да ведь кошки это самые настоящие ретрансляторы информации, поступающей человеку из других миров»!




Сомнений не осталось. Теперь ясно назначение этого «бесполезного» домашнего животного. Это настоящее открытие. И вот, что мне сегодня Жюся передала:

Я в необыкновенно красивом городе. Сочетание архитектурных стилей просто безумное. Романский стиль, готика и антик перемешаны немыслимым образом, но та гармонично и естественно, что вид этого города завораживает и очаровывает. Красивейшие дворцы, портики, широкие мощёные каменными плитами дороги с высокими колоннами по краям, крытые крышами. Всё утопает в немыслимом количестве самых разнообразных цветов. Чувствуешь приливную волну, которая захлёстывает сердце любовью и щенячьим восторгом.

Люди одеты как на маскараде. Где то я такое уже видел в своих путешествиях. Мода тут точно не задерживалась, если даже навещала это место. Все жители одеты кто во что горазд, но большинство носит лёгкие тряпочки вместо одежды, и сандалии. В точности как на античных статуях, изображающих «древних греков и римлян».

Не вижу ни одного магазина или кафе, или ресторана. Здесь вообще не существует ничего общественного. Спрашиваю мысленно:
- Как же так? Где же они покупают еду, одежду? Где постригаются?
- Им это не нужно. Тут нет денег. Каждый сам себе создаёт всё, что ему нужно в жизни.
- И никто не умирает от обжорства, алкоголя и наркотиков?
- Нет, тут это никого не интересует. Люди продолжают создавать себе любимую еду, и даже занимаются любовью, но очень редко.
- И никто не работает?
- В земном понимании нет. Но у каждого здесь своя роль и он усердно её выполняет. Это что-то вроде «общественной нагрузки», только каждый её выполняет с радостью. В зависимости от умений и навыков, обязанности распределяются по степени сложности.

Тут я оказался в огромной ротонде с белым куполом из мраморных колонн, в центре стоит женщина. Не могу удержаться от смеха, такая она нелепая. Высоченная, метра два с половиной ростом, затянута в облегающее  коричневое трико, и лицо у неё такое же коричневое, смуглое, в тон одежде. Руки и ноги тощие, длинные. Размер обуви не меньше 48. А на голове нелепейшая шапочка из чёрной ткани, похожей на фетр. На макушке полуметровый «шпиль» с золотым наконечником, а по бокам пришиты огромные уши как у чебурашки.

Дама изображает на лице крайнюю степень сосредоточенности, при этом смешно взмахивает руками, как птица, стоя на одной ноге, колено второй подтянув к крути, словно аист. С удивлением вижу, что она ещё и из длинноголовых!

- Что она делает?
- Это Хатшипсут. Она отслеживает мысли всех жителей, и не позволяет родиться дурным мыслям и желаниям.

Только я собрался задать уточняющий вопрос, как перенёсся на широкую площадь на берегу озера, с набережной из белого мрамора. Парапеты высокие, с широкой полкой сверху. В Петербурге такие же, только гранитные. У парапета стоит… Жанна Фриске! Как всегда в красном, громко смеётся, и оживлённо беседует с группой людей.

- Это что, рай? Я среди умерших?
- Это промежуточная зона. (Нет вру. На самом деле мне сказали не «зона», а «сектор». Да, именно так. Ответ был «промежуточный сектор».
- А у Жанны какая задача?
- О! Её роль очень важна. Она блокирует ложь. Т.е. её работа заключается в том, чтоб у жителей не возникало желания сказать неправду, хотя бы в мелочах, и отслеживает появившуюся в обществе ложь, даже не произнесённую в слух. Тут ведь вообще можно не открывать рот. Все слышат мысли друг друга.

- А почему детей нет?
- Ну, тут люди выглядят ровно так, как им хотелось бы выглядеть. Точнее, как они сами себя ощущают.
- А почему я всё время слышу в голове, как девочка на распев всё время повторяет: - «Кому то остров, кому-то новый день»?
- Это главный закон сектора. Все это слышат.

И тут я понял. Промежуточный сектор, это не рай, это и есть самое настоящее чистилище. Здесь люди отрабатывают то, что не выполнили на земле. Тот кто сдаёт «экзамен» получает «остров», кто не справился, возвращается на Землю.

- Всё правильно ты понял. Это более тонкая мерность, чем ваша, но здесь люди по прежнему остаются в земных телах, потому, что не готовы к существованию в более высокой мерности.
- А почему Петербург, Афины, и другие античные города так похожи на этот? Кто-то возвращался на землю и копировал в архитектуре и одежде, виденное здесь?
- В том числе, да. Но не только. Не забывай, что миры меняются. Они как любое существо растут, развиваются, а кроме того дрейфуют, сталкиваются, взаимопроникают, и меняются местами.
- Античность на Земле, это остатки подобного тонкого мира?

Ответа не последовало. Я начал парить над землёй, и начал подниматься ввысь. Сверху вид был просто поразительный. Город был концентрическим, как Аркаим, только размеры его были сопоставимы с современной Москвой. В центре круглое озеро, от которого в разные стороны «разбегались» судоходные каналы, впадающие в один кольцевой канал по периферии города. Множество виадуков доставляют с гор воду в город. Улицы, как и каналы прямые, словно вычерчены под линейку. Геометрия потрясающая своим совершенством и красотой.

Всё. Сеанс окончен. Жаль. Так мне там было хорошо!


Tags: Вечное, Высшие ценности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments