cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Categories:

Злые гении генетики

Оригинал взят у aas1234 в Злые гении генетики (Полуян)

Злые гении генетики (Полуян)


Представим себе, что некий агрессор заражает территорию противника — не обязательно смертельной заразой, но достаточно эффективной для того, чтобы вызвать эпидемию и дезорганизовать общественную жизнь. На примере безобидного «коровьего бешенства» и «птичьего гриппа» мы уже видели, какую панику и беспорядок вызывает болезнь домашних животных.

А если вдруг неведомая инфекция охватит мирное население? Власть атакованного государства может не справиться с эпидемией, и тогда единственный выход — помощь других стран, где есть необходимое количество медиков-добровольцев и нужные средства для локализации очага и лечения болезни. Если же у гуманитарных помощников оказывается и подходящее лекарство, то они в глазах всех выступят спасителями и благодетелями. Легко понять, что после победы над болезнью территория государства оказывается под негласной оккупацией, вызывающей симпатию населения и сочувствие мирового общественного мнения.


Я не хочу сказать, что такие варианты — реальные планы каких-либо государств или же составная часть стратегии какой-нибудь транснациональной корпорации, желающей захватить контроль над ресурсами некоей страны. Однако, согласитесь, есть определенная страшная логика в такого рода причинно-следственных построениях. А, когда американский президент Обама среди опасностей, с которыми США должны бороться, назвал (наряду с ИГИЛ и Россией) также и загадочную новую болезнь  – лихорадку Эбола,  я невольно вспомнил о биологическом оружии. Поэтому, полагаю, мы все должны учитывать возможность такого рода биотерроризма. Речь идет о военных разработках биологического оружия, которое не является оружием массового поражения, а «заточено» под решение локальных частных задач. Создание такого оружия стало возможным благодаря развитию генетики.

Странные особенности обнаруживаются у инфекций, появившихся в последнее время. СПИД, оказывается, в большей мере поражает лиц негроидной расы, а вот атипичная пневмония почему-то «доставала», в основном, монголоидов.

Для китайцев обрушившаяся на них в 2003 г. напасть была реальной — там принимались очень жесткие меры, а европейские страны как-то миновала чаша сия.

Между тем, еще в 90-е годы ХХ века Британская медицинская ассоциация извещала общественность: в ближайшем будущем появится генетическое оружие, способное поражать отдельные этнические сообщества, поскольку существует возможность нацеливания биологического оружия на индивидов определенной расы с учетом особенностей их генома.

Интересную статью о генетическом оружии опубликовала газета «Еврейское слово» (№233 от 9-15 марта 2005 г.) Там сообщалось о болезни Тея-Сакса — смертельном наследственном заболевании нервной системы. Более 10 веков оно избирательно порождало евреев-ашкенази. Сегодня болезнь практически побеждена. И, хотя в отношении генетического оружия порой высказываются скептические мнения, создать такое оружие даже проще, чем получить антибиотик, избирательно действующий на конкретную болезнь, поскольку задача боевых штаммов — не лечение, а разрушение: «В августе 2002 года ООН отправила на Мадагаскар команду врачей и ученых из института Пастера для изучения эпидемии неизвестной болезни. Симптомы, проявленные у 2000 с лишним человек, 175 из которых умерли, были сходны с симптомами простуды. Насторожило сотрудников ООН, что эпидемия поражала в основном людей одной этнической группы.» А когда в 2003 году научные организации США и Англии завершили программу «Геном человека» вполне реально появилась возможность перейти к работам над новыми видами высокоточного генетического оружия.

Эта военно-биологическая перспектива начинает волновать мир. Из общего потока сообщений на эту тему следует выделить публикации известного американского писателя и журналиста Тома Хартмана, который в статье «Генетически модифицированная бомба» упоминает об официальном докладе под названием «Перестройка обороны Америки: стратегия силы нового столетия», в котором якобы изложены соображения относительно генетического оружия».

Том Хартман - автор более десятка книг и неоднократно награждался премиями за писательские и журналистские заслуги. Он ведет на национальном радио несколько ток-шоу и занимается благотворительной деятельностью — открыл школы и больницы на четырех континентах. Свою аналитику Том Хартман начинает пугающим прогнозом: «Вообразите бомбу, которая убивает только белых с рыжими волосами. Или людей небольшого роста. Или арабов. Или китайцев. Теперь представьте, что эта новая бомба может быть где-нибудь сброшена и в пределах дней, недель или месяцев она убьет на планете каждого человека, соответствующего профилю бомбы, хотя остальные останутся в живых».

Американский журналист указывает на конкретных злоумышленников: «Кто же мог додуматься до такого? Один из этих людей — Пол Вулфовиц, другой — Вильям Кристол». Вулфовиц — бывший первый заместитель министра обороны США, один из лидеров так называемых «ястребов». Кристол — известен, как ведущий аналитик, редактор и издатель политического журнала The Weekly Standard. Ярый республиканец, Кристол является руководителем проекта «Новый американский век» (New American Century — некоммерческая образовательная организация, пропагандирующая, что глобальное американское лидерство — это очень хорошо и для США, и для всего мира). Вот что пишут создатели проекта в своем докладе «Перестройка обороны Америки: стратегия, силы и ресурсы нового столетия»: «В последнее время много говорится о необходимости преобразований в вооруженных силах Соединенных Штатов, чтобы воспользоваться преимуществом «революции в военных делах» и побеждать в будущих нетрадиционных войнах. С одними врагами можно бороться в киберпространстве, с другими — под водой или в космосе. А с некоторыми — даже в пределах наших собственных тел». Это последнее заявление и позволило Хартману заключить, что речь идет о генетическом оружии: «Вулфовиц и Кристол со своими коллегами предложили Пентагону подумать как раз об этом.

Не просто о войне с применением бактериологического оружия, а о войне генов. Учитывая, что Кристол, Вулфовиц и их партнеры по PNAC вроде Дика Чейни, Дональда Рамсфельда, Ричарда Перла, Элиота Абрамса, Джеба Буша и Джона Болтона в начале 1998 года уже наделили нас двумя рекомендациями — захват Ирака и сумасшедшее увеличение расходов на оборону, — невозможно не задаться вопросом: не является ли генетическая война одной из их «политически полезных» идей, прорабатываемых Пентагоном?», - ставит вопрос американский публицист.

А мне бы хотелось заострить общественное внимание на явной и грозной опасности генетических экспериментов в области микробиологии. Военное финансирование такого рода исследований приводит к их засекречиванию, а ведь в этой опасной области метод "научного тыка" должен строго контролироваться. Тем не менее, военные исследования такого типа, как правило, секретны. Следовательно, ради выживания человечества и во избежания фармацевтических манипуляций следует запретить секретность генетико-биологических исследований - и в военной и в коммерческой сфере.

Поднимая тему об опасности генетических исследований, я, конечно, сильно рискую. Прямая критика биотехнологий вообще и генетических исследований, в частности, зачастую вызывает недовольство, истолковывается как ретроградство а-ля Лысенко — это ведь лысенковцы называли генетику «продажной девкой империализма».

Адепты бесконтрольного развития биотехнологий высказываются примерно так: «Наука движется вперед методом проб и ошибок. Если бояться, то никакого прогресса не будет вообще". Дескать, негативные последствия — это «заслуга» не ученых, а политиков и тех, кто стремится извлечь прибыль из недостаточно апробированных разработок.

С этим не спорю. Однако речь и не идет о науке вообще, а только о конкретной области — о генетических биотехнологиях. Здесь человек экспериментирует с живым веществом. А надо честно признаться: у ученых нет понимания феномена жизни, то есть мы не можем в полной мере представить последствия своих экспериментов. Например, существует теория, доказывающая, что гибель динозавров произошла не из-за кометы и похолодания, а из-за внутренних закономерностей, свойственных биосфере мезозойской эры. Если так, то надо бы точнее изучить закономерности современной биосферы. Не ровен час, наши опыты с генной модификацией живых организмов нарушат баланс биосферы - последствия могут быть самыми непредсказуемыми: тут и появление новых инфекций, исчезновение видов, изменение демографической ситуации в человеческом обществе. Наконец, несовершенство общества и наличие злых людей — неотъемлемые качества нашей социальной ситуации. Поэтому отвлекаться от них столь же преступно, как экспериментировать со спичками над бочкой бензина. Тем паче, что и сами ученые, порой, демонстрируют пугающую отстраненность от этических ценностей.

Снимаю с полки книгу со статьей профессора Регины Карпинской «Особенности современного биологического эксперимента». Вот что пишет она в связи с работами Бензера о генотипе мушки дрозофилы: «В лаборатории Бензера удалось создать целую коллекцию так называемых мозаичных дрозофил, у которых одни части тела состоят исключительно из женских клеток (с двумя Х-хромосомами), а другие — из мужских (с одной Х-хромосомой). Такая четкая локализация мужских и женских клеток открывает новые возможности экспериментального изучения поведения, в частности полового поведения. Так, например, установлено, что ухаживают за самками только те мозаичные особи, голова которых состоит из мужских клеток. Исследование поведения химерных особей дрозофилы, созданных как бы произволом экспериментатора, только начинается, но, по всей видимости, это перспективный путь в изучении поведения, поскольку искусственно полученная модель остается, тем не менее, живой особью, поведение которой четко контролируется на уровне физиологии и биологии развития». («Эксперимент, модель, теория». Изд-во «Наука», Москва-Берлин, 1982, с. 93. Можно представить, насколько далеко продвинулись эти «современные биологические эксперименты» за 35 лет!) Обратите внимание, как совершается хитрая подмена понятий: теперь эксперименты идут не над живыми существами, а над «искусственными моделями». И возникает вопрос: зачем такая софистика? Видимо, научным истеблишментом востребованы подобные слова-заменители.

В этой же книге есть статья ученого из ГДР (Германская демократическая республика - независимое социалистическое немецкое государство, входившее в Варшавский договор, она была незаконно аннексирована Германией в 1990 г.)  Рольфа Летера «Этические аспекты экспериментальной медицины». В статье вспоминаются опыты над людьми в фашистских концлагерях и о практике американского империализма — вроде атомного взрыва в октябре 1951 г. на полигоне в Неваде (батальон в открытых окопах находился в 10 км от эпицентра). Упомянуты и зарегистрированные на военных объектах 500 случаев заболеваний, которые были вызваны экспериментами с биологическим оружием. Автор сообщает, что «США являются единственной страной, в которой официально разрешено испытывать на заключенных вновь созданные лекарства, и фармацевтические концерны широко этим пользуются». Потом уточняет, что и в концлагерях опыты велись не из любви к нацизму, а по заказам медицинских фирм, вроде концерна Байера из группы ИГ «Фарбениндустри».  Летер заканчивает статью патетически: «Антигуманные медицинские эксперименты на людях проводятся только в странах с капиталистическим общественным строем и, прежде всего, связаны с империализмом и фашизмом. Подобные извращения экспериментальной медицины чужды социализму».

Наезд на империализм не случаен: дата выхода книги — 1982 г. Советско-немецкий фундаментальный труд увидел свет после бойкота Московской Олимпиады-80, а незадолго до этого в Свердловске случилась вспышка странной формы сибирской язвы — погибло несколько сот человек. Эта тайна до сих пор не раскрыта: на Западе обвиняют некий наш секретный завод, откуда якобы произошел выброс боевой инфекции, а у нас появляются робкие «предъявы» в адрес западных диверсантов, поскольку сообщения о вспышке болезни раздались по «Голосу Америки» в тот же день, когда обнаружился первый больной.

Я полагаю, вероятнее всего, это и была диверсия, поскольку «посылочка с сибирской язвой» — для американских спецслужб дело не хитрое, и мы убедились в этом на недавних примерах (http://mir24.tv/news/world/12688166 ). Кандидат биологических наук Михаил Супотницкий отмечает: «Свердловские» аргументы стали решающими при возобновлении научной программы по совершенствованию разработок биологического оружия в США как раз тогда, когда появились новые и дорогостоящие генно-инженерные технологии совершенствования биологических поражающих агентов. В США на подготовку к биологической войне за первые пять лет 80-х годов ассигнования увеличились в 5 раз — это прямое следствие данных событий». («Выброс или диверсия»,http://supotnitskiy.webspecialist.ru/stat/stat17.htm ) Сразу же после этого последовали странные эпидемии в Зимбабве (в зоне коммунистических партизан) и на Кубе.

Выше я уже рассказал о работе американского публициста «Генетически модифицированная бомба», конечно, писания Хартмана можно расценить как дутую сенсацию, инспирированную демократической партией США для дискредитации республиканцев. Но есть кое-что в истории Америки, что показывает: опасности, которыми нас пугает журналист-демократ, не столь уж надуманны.

В начале ХХ века в мировом сообществе стала необычно популярна идея о научной селекции и искусственном выведении высшей расы из совершенных людей. Это направление биологических исследований получило название «евгеника». Евгеническое движение особенно бурно развивалось в США. Издавались десятки журналов, проходили международные конференции. Бюджеты евгенических обществ, пополняемые фондами Рокфеллера, Карнеги и деньгами многих американских финансистов.  Именно из США евгенические идеи стали распространяться по всему миру – как последнее слово науки.

Вспоминаю, как однажды попал мне в руки журнал «Сибирские записки» за 1914 год с фантастическим рассказом Алексея Гастева: описывалось светлое будущее, где в Красноярске среди небоскребов и летающих платформ проходит международный евгенический конгресс по «улучшению человеческого вида путем полового подбора». (После революции большевик А. Гастев возглавил в СССР Институт труда и занимался внедрением конвейерной системы Тейлора, в 37-м был репрессирован.)

А в США не собирались ждать «светлого будущего». Уже в 1907 году был принят первый закон, сделавший легальной насильственную стерилизацию. (Поясню: стерилизация — когда мужчину или женщину искусственно лишают возможности иметь детей.) Сразу же после введения закона начались операции по стерилизации слабоумных, больных тяжелыми наследственными болезнями и просто потомственно бедных. По оценкам специалистов-евгеников, стерилизации в США подлежал каждый десятый, а количество людей, которых следовало лишить способности иметь детей, оценивалось в 14 миллионов.

Как словом – так и делом: в 20-30-е годы в США было стерилизовано более 70 тысяч человек, по преимуществу женщин, в Канаде — более 50 тысяч, в Швейцарии — более 60 тысяч, в Норвегии — более 40 тысяч человек. Особенный размах евгеника получила в Германии, ведь чистота арийской расы была одним из постулатов нацизма, а Гитлер еще до своего прихода к власти писал восторженные письма лидерам американской евгеники. Фюрер стал их примерным учеником: нацисты подвергали стерилизации по 5 тысяч «неполноценных» в месяц.

Евгенические институты Германии финансировались Америкой, эта денежная поддержка продолжалась по некоторым данным вплоть до 1943 года.

Россиянам сегодня неведомо, что на Западе давно уже идет поголовное генное картирование населения – в банки данных заносятся ДНК миллионов людей. Причем речь идет не только о тех расшифрованных геномах, которые появляются в естественном порядке по согласию с пациентами, речь идет о целенаправленном генетическом картировании всего населения – некоторые страны Запада уже приняли такое решение.

Между тем, в США все евгенические журналы, появившиеся в начале ХХ века существуют и сейчас, переформатировавшись в генетические. А научные центры в Окридже, Брукхевене, Леверморе ведут не только исследования по ядерной физике, но и по генетике. Нелишне отметить, что департамент энергетики США финансировал исследования генетических последствий применения США атомных бомб в Японии – врачи-исследователи направлялись в Хиросиму и Нагасаки под прикрытием легенды о помощи пострадавшим японцам. Именно этот департамент курировал известный проект «Геном человека», а так же другой биомедицинский проект «Гены для жизни». Возможно, название новейшего проекта следует понимать в том смысле, что наши с вами гены уже приговорены к смерти?

Мне остается лишь повторить знаменитое американское присловье: «Подумайте об этом!»



Tags: генетика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments