cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Как семья Волкогонова передала секретные архивные документы в США

Благодарю balbes92 за наводку в Интересное в сети. 20.10.2013
Оригинал взят у varjag_2007 в Как семья Волкогонова передала секретные архивные документы в США
Май, 27, 2009

wg_lj пишет
Как семья Волкогонова передала секретные архивные документы в США
Статья из последнего, майского номера журнала "Родина".

Юрий Мурин. VOLKOGONOV COLLECTION, или «личный архив» генерала

Архив генерала Волкогонова назвать личным можно только условно. В действительности на три четверти он представляет собой коллекцию ксерокопий и микрофильмов секретных и несекретных документов, которые Волкогонов собирал для работы о политических лидерах Советского Союза, пользуясь своим положением депутата Госдумы и советника президента Ельцина. В результате образовалась коллекция документов, к которым другие историки имеют ограниченный допуск и в настоящее время. К сожалению, после смерти Волкогонова члены его семьи в 1996 году передали архив вместе с коллекцией копий уникальных документов в дар Библиотеке Конгресса США.


«НАДЁЖНЫЙ ИСТОЧНИК ИНФОРМИРУЕТ»

Во время своей работы в Архиве Президента Российской Федерации я неоднократно встречался с Волкогоновым, помогал ему в поисках того или иного документа.

Однажды он сказал мне, что у него образовался целый архив, который он хотел бы передать в Архив Президента Российской Федерации. Но передача не состоялась, а вскоре Волкогонов серьёзно заболел и в декабре 1995 года умер.

Спустя несколько лет мне показали ксерокопию стенограммы выступления К. У. Черненко на служебном совещании с заведующими секторами Общего отдела ЦК КПСС 28 июня 1976 года. Была высказана просьба прокомментировать документ с точки зрения бывшего работника Общего отдела ЦК. На документе стоял гриф «Совершенно секретно». Спрашиваю: как к вам попала копия стенограммы? Мне ответили, что документ— из архива Волкогонова, хранящегося ныне в Библиотеке Конгресса США (Volkogonov Collection. Library of Congress, Washington DC, USA). Стоимость листа ксерокопии 20 центов1.

Я позвонил в Центр хранения современной документации (ныне РГАНИ), где находится подлинник стенограммы, чтобы узнать, рассекретили ли документ. Из архива ответили, что документ не рассекречен, гриф не снят и публиковать его нельзя.

Другой документ, купленный там же — в Библиотеке Конгресса США, грифа секретности не имел. Это дневниковая запись самого Волкогонова от 31 августа 1993 года.

Привожу её полностью:

«Тайны власти. 31.08.93.
На днях, 24 августа, когда у меня были члены американской делегации по розыску сгинувших на территории СССР граждан США, в конце беседы полковник Пар и с ним ещё один американский дипломат попросили несколько минут конфиденциального разговора.
Пар сказал, когда мы остались втроём: «Посол США Пикеринг просил конфиденциально передать, что надёжный источник в Москве их информирует, что в октябре оппозиция предпримет попытку переворота, возможно, парламентского, с тем, чтобы сместить Президента Ельцина. Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть этой информации. Возможно, будут подняты люди, обвинён Президент в нарушении Конституции, а затем последует объявление о лишении его власти. Возможно, и на съезде ведётся интенсивная подготовка. Вот такая информация...»
Я поблагодарил и при очередной встречи сказал Филатову и Ильюшину (двум близким к Президенту людям), а затем и Б. Н. Он был спокоен:
— Этого следовало ожидать...
Думаю, что это лишь один из вариантов готовящегося реванша, коммунистического Термидора...»2

Остаётся добавить, что Сергей Александрович Филатов — в то время руководитель Администрации Президента Российской Федерации, а Виктор Васильевич Илюшин (так правильно) — первый помощник Президента.

Последующие события нам хорошо известны: появление указа Ельцина № 1400 от 25 сентября 1993 года о разгоне парламента и кровавые события 3-4 октября, стоившие многих десятков человеческих жизней.

КАК СОЗДАВАЛАСЬ КОЛЛЕКЦИЯ

О содержании документов коллекции можно судить также по ссылке на них в библиографии к трилогии «Сталин», «Троцкий», «Ленин», опубликованной в 1990-1994 годах. Мне известно, что Волкогонов намеревался продолжить подготовку издания «Вожди» до Горбачёва включительно. Для этого нужны были новые архивные документы. Так, в предисловии книги о Сталине он писал: «В основе моего анализа и выводов лежат ленинские работы, партийные документы, материалы многих архивов: Центрального партийного архива, Верховного суда СССР, Центрального государственного архива Советской Армии, Государственного архива Министерства обороны СССР, Архива Генерального штаба Вооружённых сил СССР, архивов ряда музеев и другие»3. Отметим, что в библиографии данного двухтомника нет ссылок на документы архивов КГБ СССР и ЦК КПСС. Документы из этих хранилищ нужны были автору для подготовки книг «Троцкий» и «Ленин». В 1990-1991 годах под натиском Волкогонова падает первый бастион — архив КГБ. В книге о Троцком автор отмечал: «0 том, как я доставал документы, связанные с «делом» Троцкого, можно написать целую повесть». Действительно, библиографии первой и второй книги «Троцкий» буквально пестрят ссылками на архив иностранного отдела ОГПУ — НКВД. Там же Волкогонов неоднократно ссылается на свой архив: «Копия заявления П. А. Судоплатова от 27 июня 1989 года Генеральному прокурору Союза ССР Сухареву А. Я. (личный архив Д. В.)», «Копия письма Д. П. Колесникова в Комиссию Политбюро ЦК КПСС от 1 июня 1988 г. (личный архив Д. В.)», «Копия письма Судоплатова Первому секретарю ЦК КПСС Н. С. Хрущёву (личный архив Д. В.)» и т. д.4 Однако для Волкогонова по-прежнему оставался недоступен Архив Политбюро ЦК КПСС, находившийся до 1992 года в ведении Аппарата Президента СССР. На все звонки заведующему архивом Л. А. Мош-кову следовал вежливый отказ со ссылкой на руководство. Затем Мошков дал указание дежурным отвечать на звонки Волкогонова, что «заведующего нет на месте». Всё изменилось после указа президента Ельцина от 31 декабря 1991 года о создании Архива Президента Российской Федерации, которому передавался Архив Президента СССР.

«ОСОБАЯ ПАПКА»

В 1992-1993 годах Волкогонов в составе президентской комиссии знакомился сдела-ми бывшего Архива Политбюро, в том числе с документами «Особой папки» и закрытых пакетов, которые ранее вскрывались только с разрешения Генерального секретаря ЦК КПСС, и получал копии интересовавших его документов.

Так, в библиографии к первой и второй книгам политического портрета «Ленин» даны свыше 1600 ссылок на различные источники, в том числе около половины ссылок на архивы. Среди них на Архив Президента Российской Федерации — 246, РЦХИДНИ (бывший ЦПА при ЦК КПСС) — 383, Архив КГБ-НКВД — 49, другие архивы — 87. Ему выдавались документы с грифом «Совершенно секретно особой важности («Особая папка»)», не сформированные в дела, что категорически запрещено архивными правилами. В библиографии встречаются такие записи: «АПРФ. «Особая папка» (Протоколы и документы Политбюро)», «АПРФ. «Особая папка». Протокол заседания Политбюро № 68 от 4 апреля 1949 года. Л. 1», а также ссылки на документы «Особой папки» за 1986-1987 годы5.

МНЕНИЕДОЧЕРИ

Для выяснения причины появления в США архива генерала Волкогонова я решил опубликовать статью «20 центов за гостайну»6. Требовалось выяснить, насколько правильно с юридической точки зрения наследники передали в дар США большое количество копий документов, собранных Волкогоно-вым для своей писательской работы. Ответ дочери Волкогонова7 последовал незамедлительно. Поскольку редакция газеты не пожелала продолжить дискуссию, полагаю нужным привести дополнительные факты.

Не отрицая самого факта передачи архива отца в США, г-жа Волкогонова пыталась доказать, что моя статья «содержит неверную информацию и не соответствующие истине высказывания». Так ли это? Причину своего решения о передаче архива после смерти отца она объяснила тем, что «российские историки и архивисты не проявили к бумагам отца никакого интереса», без ответа осталось и её обращение в Институт российской истории РАН.

Во-первых, ещё раз подтверждаю, что сам Дмитрий Антонович говорил мне о своём желании передать собранные документы в Архив Президента Российской Федерации.

Во-вторых, в Интернете, в досье «Известий», сказано: «...Российский государственный архив социально-политической истории (бывший Центральный партийный архив при ЦК КПСС), по нашим сведениям, просил Волкогонова передать архив ему».

В-третьих, в воспоминаниях друга семьи Волкогоновых Н. Лобанова-Ростовского отмечено: «...к Волкогонову было большое благорасположение со стороны американцев... Волкогонова бесплатно лечили в престижном военно-морском госпитале в Вашингтоне»8.

Видимо, в свою очередь семья отблагодарила американцев, подарив им копии документов из престижных архивов России.

Довод г-жи Волкогоновой о безразличии российских историков и архивистов к архиву Волкогонова следует считать надуманным.

«Зато, — пишет далее г-жа Волкогонова,— к нам обратились иностранные историки — из Голландии и США — с просьбой передать им оставшийся после отца архив». Можно себе представить, как на квартире Волкогоновых появляется очередной «полковник Пар» с предложением сделки, но хозяева от сделки отказываются и передают бесплатно в дар Библиотеке Конгресса 31 коробку с фотокопиями и 20 роликов микрофильмов. Передача совершается без заключения межведомственной комиссии по защите государственных тайн и даже без учёта мнения российских архивистов (в том числе и Архива Президента), хранящих оригиналы упомянутых документов. «Не было создано никаких комиссий...» — подтверждает г-жа Волкогонова.
И добавляет: «Одним из условий передачи бумаг стало включение в архив копий, ссылок и комментариев только на те документы, которые были рассекречены к тому моменту в России. Этот пункт договора был специально проработан профессиональными архивистами».

Итак, комиссия не собиралась, зато появились «профессиональные архивисты», которые почему-то не вспомнили о Законе Российской Федерации от 21 июля 1993 года № 5485-1 «0 государственной тайне», где сказано: «Срок засекреченности сведений, составляющих государственную тайну, не должен превышать 30 лет». Следовательно, в соответствии с законом секретные документы могли быть переданы только за 1917-1966 годы после заключения соответствующей комиссии. В действительности же тогда, в 1996 году, были переданы копии секретных документов и за 1967-1990 годы, которые подлежали рассекречиванию в 1997-2020 годах. А в архиве Волкогонова оставались даже документы и за более позднее время — до 1995 года включительно.

Создаётся впечатление, что наследники генерала Волкогонова приложили больше усилий для передачи документов в США, чем для того, чтобы оставить их в России. А главное — имели ли они на это право?


Примечания:
1. Запись беседы Секретаря ЦК КПСС тов. Черненко К. У. с заведующими секторами отдела, 28 июня 1976 года// Источник. 1999. № 5. С. 90-94.
2. Документ впервые опубликован в статье С. Кудряшова «Предсказания полковника Пара»// Родина. 1999. N? 4. С 76.
3. Волкогонов Д. Триумф и трагедия. Политический портрет И. В. Сталина. Кн. 1. М. 1990. С. 19.
4. Он же. Троцкий. Политический портрет. Кн. 2. М. 1992. С. 323, 394-396.
5. Он же. Ленин. Политический портрет. Кн. 1. М. 1994. С. 433-456; Кн. 2. С. 467-488.
6. Мурин Ю. Двадцать центов за гостайну//Совершенно секретно. 2008. № 1. С. 14.
7. Волкогонова 0. Письмо в редакцию газеты «Совершенно секретно»//Там же. 2008. №2. С. 26.
8. Лобанов-Ростовский Н. Воспоминания и документы Волкогонова: 1990-е гг.//Новый журнал. 2003. №232.



отпечатано постоксероксомОригинал поста

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments