cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

НАТОславие — не вера, а суеверие

Оригинал взят у awas1952 в НАТОславие — не вера, а суеверие

«Православию грозит «всенатовский» собор»
обсуждение в ЖЖ)


Егор Холмогоров

Подготовка Всеправославного собора, который досужие журналисты уже совершенно неверно назвали «Восьмым вселенским», зашла в тупик из которого рискует не выбраться. Собор должен был начаться на Крите 18 июня.

Однако 3 июня одна из старых и почтенных православных церквей – Болгарская (основана в X веке) категорически отказалась принимать участие в заседаниях. Причиной стали претензии Константинопольского Патриархата на абсолютное первенство, что должно выразится даже в рассадке участников заседания как учеников перед «учителем» патриархом Константинопольским Варфоломеем, не говоря уж о невозможности редактировать соборные документы, которые будут утверждаться по принципу «подписывай, или проваливай». При этом документы содержат такое количество спорных мест, а процедура настолько далека от святоотеческого духа соборности, что такой метод может завести очень далеко.

Грузинская церковь (основана в IV веке) категорически отказалась принимать документ о таинстве брака, содержащий разрешение церковного брака с инославными. Тот же документ отвергла и Антиохийский патриархат, у которого к тому же острый конфликт с Иерусалимским из-за канонических границ. Многое в соборных документах, тяготеющих к экуменизму, не нравится киноту Святой Горы Афон. Один из делегатов УПЦ МП Одесский Митрополит Агафангел публично отказался от присутствия на соборе. Накопилась критическая масса проблем, которые могут привести к срыву собора, а достаточно бойкота со стороны всего одной из поместных церквей и документы будут считаться не принятыми. На это обратил внимание Священный Синод Русской Православной Церкви, призвавший к созыву экстренного Предсоборного совещания, которое могло бы урегулировать возникшие проблемы до начала собора.

И вот 6 июня Константинопольский патриархат, который и выступает главным инициатором и двигателем собора, выпустил коммюнике в ответ всем критикам. Его тон, если переводить с языка церковной дипломатии, иначе как хамским не назовешь. Он проникнут тем духом фанариотской гордыни, которая составляет существенную проблему для вселенского православия вот уже несколько столетий.



«Священный Синод с удивлением и недоумением воспринял озвученные в последнее время позиции и мнения ряда братских Православных Церквей, и констатировал, что пересмотр уже запланированного соборного процесса выходит за пределы всех институциональных рамок. А потому ожидается, что, согласно Регламенту организации и работы Святого и Великого Собора, Предстоятели Святейших Православных Церквей представят свои «предложения о внесении поправок, исправлений и дополнений в единогласно утвержденные Всеправославными предсоборными совещаниями и Собраниями Предстоятелей тексты по вопросам соборной повестки дня» (см. ст.11), с целью окончательного формулирования и принятия решения во время работ Святого и Великого Собора, призывая на помощь Всесвятого и Совершительного Духа»


С учетом того, что никакой реальной возможности откорректировать и согласовать документы во время собора не будет, это значит, что на Крите, председательствующий над «школьниками-патриархами» кир Варфоломей просто будет ставить на голосование сочиненные в стамбульской канцелярии документы. И будет именем Регламента (неслыханная на предшествующих соборах форма проявления Святого Духа) выкручивать руки несогласным, а в итоге, не нужно быть прозорливцем, чтобы предсказать, решения будут объявлены «принятыми» даже при отсутствии единогласия.

При этом «Стамбульский патриархат» даже особо не скрывает, что собор и предсоборный процесс нужны не столько ради утверждения Православия, сколько ради демонстрации доминирования Фанара в православном мире. «Как Церковь, несущая основную ответственность за поддержание единства Православия, Вселенский Патриархат призывает всех оказаться на высоте обстоятельств и в установленные ранее сроки принять участие в работах Святого и Великого Собора…». Вот так вот, не больше и не меньше, чем «Церковь, несущая основную ответственность…». Это, конечно, еще не папская «власть ключей», и не «непогрешимость ex cathedra», но уже близко.

Строго говоря, любое учение о какой-то «особой миссии» того или иного патриаршего престола в Церкви, о каком-то функциональном разделении обязанностей, является опасным приближением к папистской ереси, которая тоже ведь начиналась не с «непогрешимости», а именно с «чувства особой ответственности». За поддержание единства Церкви ответственны все – и Московский Патриархат, или Японская Автономная Церковь ничуть не меньше, чем Константинополь.

Поэтому когда «основная ответственность» всплывает в церковных документах, то это значит, что впоследствии во имя этой миссии будут предъявлены особые притязания и требования расширить свои полномочия. В данном же случае мы не столкнемся ни с чем новым, что не входило бы в программу фанариотского империализма.

Находясь фактически под жестким контролем исламски-фундаменталистского режима Анкары и навязчивым патронажем США, где находится самая богатая епархия «Стамбульского патриархата», Фанар, однако, претендует на идеологическое лидерство в православном мире и, что не менее опасно, на то, что всякая территория где еще нет православных поместных церквей, априори принадлежит ему. Каноническая экспансия Фанара ни раз и не два выливалась в открытые конфликты с Русской Православной Церковью на территорию которой совершались фанариотские набеги. Очень острой остается ситуация на Украине, где раскольники пытаются добиться «автокефалии» от Москвы утвержденной в Стамбуле. И именно эта опасность тяжелой церковной гражданской войны на Украине заставляет Москву быть корректней со Стамбулом, чем, возможно, следовало бы.

Однако насколько уместно, даже во имя мира и церковной дипломатии, участие в том, что из всеправославного полюбовного совещания всё больше превращается в имитацию вселенского собора в целях самовозвеличивания фанарской патриархии и лично кир Варфоломея? Какие такие общецерковные проблемы может решить этот собор, какие важные решения вынести, чтобы он имел смысл?

Фактически на каждом из направлений все предлагаемые документы в той или иной степени заряжены духом церковного обновленчества и отступления от строгих канонических норм Православия. Разумеется, большую часть фантазий либеральных богословов церковным консерваторам удалось вычистить, но в результате итоговые документы предстают попросту выхолощенными, зачастую грешащими пустословием. Так непохожими на ясность и определенность решений Вселенских Соборов


Вот, к примеру, проект документа «Миссия Православной Церкви в современном мире». При всем своем многословии он даже рядом не стоит, к примеру, с «Социальной доктриной РПЦ» — действительно оригинальным и глубоким богословским трактатом. Фактически он представляет собой нечто вроде манифеста «православного отделения Демократической Партии США»: расовое равноправие, социальное равноправие, свобода, мир без войн. Все это сдобрено стариковскими охами насчет безнравственности молодежи и рассуждениями о потребительской экономике и нерациональном расходовании природных ресурсов в духе «Римского клуба». Иными словами, авторитетом Писания и Предания Православной Церкви предлагается освятить либерально-глобалистскую политическую повестку требующую «мирового правительства».

Иной раз этот текст вообще подруливает опасно близко к крайней черте. Например заявление о неприятии дискриминации. «Православная Церковь исповедует, что любой человек, независимо от цвета кожи, религии, расы, пола, национальности, языка, создан по образу и по подобию Божию и является равноправным членом человеческого сообщества. Следуя этой вере, Православная Церковь не приемлет дискриминацию по всем вышеперечисленным признакам, предполагающую различие в достоинстве между людьми».

Кажется еще чуть-чуть и через «независимо от пола» машина недискриминационной риторики подъедет к гей-бракам. По счастью она резко тормозит на половинчатом заявлении: «Церковь, уважая принципы прав человека и равноправного отношения к людям, оценивает применение этих принципов в свете своего учения о таинствах, о семье, о положении обоих полов в Церкви и о ценностях церковного предания в целом. Церковь имеет право нести и несет свидетельство о своем учении в общественном пространстве».

Но сам тот факт, что в общецерковном документе оказалось невозможным сформулировать в чем именно состоит учение Церкви о семье и положении полов, показывают, что консервативным участникам предсоборного процесса пришлось идти на компромиссы с теми, кого и «недискрминация» содомитов бы не смутила.

При этом по отношению к целому ряду глобальных угроз – насильственному навязыванию западной политической философии и ценностей под видом «насаждения демократии», приведшего в итоге к геноциду десятков тысяч православных христиан на Востоке, по отношению к несправедливой международной торговле, под видом «глобального разделения труда», обрекающей целые страны и народы на бедность, — никакого отношения не выражено, поскольку в фанарскую повестку это не укладывается. Ни Эрдоган, ни Джозеф Байден за такой документ кир Варфоломея не похвалили бы.

Теперь вопрос – зачем Русской Православной Церкви и другим поместным православным церквям участвовать в этом бенефисе чужой политической и богословской повестки? Зачем пропечатывать именем Святого Духа либерально-глобалистские благоглупости? Было время, когда РПЦ под бдительным оком советского Комитета по делам религий публиковала политические декларации против американского империализма. В церковных кругах о подобных посланиях шутили «аще кто вьетнамолюбив». Делалось это ради сохранения доступа православных людей к таинствам фактически «под оккупацией». Как человек, которого крестили тайно я могу это понять.

Но кого и где мучат сейчас на канонической территории Константинополя, чтобы превращаться в богословствующего Обаму? Ради чего Фанару, а уж тем более Москве идти на компромиссы с духом века сего? Ни одного мотива, кроме все того же фанариотского властолюбия я не вижу. Причем это властолюбие – еще и ставка на проигравшего. Очевидно, что в мировой политике наступают другие времена, политкорректность и глобализаторский либерализм выходят из моды, и православное зилотство сегодня могло бы оказаться не только более истинной, но и более востребованной общественной позицией.

Дерзну высказать и еще больше скептицизма. Я вообще не слишком уверен в уместности сегодня формата «Всеправославного собора». Много и с увлечением изучая историю Вселенских Соборов я рискну настаивать, что в организационном и историческом смысле они были церковной проекцией возможностей, которые создавало единое политическое пространство Римско-Византийской Империи. Соборы были плодом симфонии благочестивых императоров, наследников равноапостольного Константина, и епископата вселенской Церкви. Представительство архиереев из-за рубежей Империи всегда было незначительным. И, разумеется, когда Империя потеряла и православный Восток, попавший под власть исламского Халифата, и Запад, покоренный лангобардами, а затем Каролингской империей, созыв Вселенских Соборов прекратился.

С тех пор интенсивная историческая жизнь Православия протекает преимущественно в рамках новых (то есть тысячелетних, а не двутысячелетних) поместных церквей, в частности – русской. Они выработали свою богатую традицию, свой опыт ответов на вопросы, который зачастую не совпадает с тем подходом, который главенствует в старых патриархатах. При этом старые патриархаты отнюдь не являются цитаделью консерватизма – за счет своей «призрачности» и беспочвенности они, напротив, охотно поддаются новым либеральным и секулярным веяниям и готовы на абсурдные эксперименты. Именно такая беспочвенность в XVII веке толкнула восточных патриархов на авантюру с анафематствованием (не более и не менее!!!) старых русских обрядов, ввергшую Русскую Церковь в пучину трагического раскола, а в ХХ веке такая же авантюристичность толкнула на эксперимент с новым календарем, породивший еще один ненужный раскол уже в греческом православии.

Рискну настаивать, — в современной действительности живой дух православного Предания в большей степени присутствует в историческом развитии поместных церквей, в частности Русской, нежели в имитации византийских канонических форм, далекой от подлинного византизма.

Нынешний проектируемый Всеправославный Собор отчасти напоминает попытку сыграть в «ролевую игру» Вселенского Собора, но при заведомо отсутствующих объективных условиях. Нет ни благочестивого православного императора – ни в Константинополе, ни, увы, в России, ни большинства восточных поместных церквей. Надо понимать, что старинные «византийские» патриархаты представляют собой во многом реликтовые образования с крайне ограниченной паствой и далекие от тех исторических дорог где сегодня бьется пульс жизни. Особенно этот реликтовый статус бросается в глаза в случае Константинопольского патриархата, который не случайно сегодня многие называют «Стамбульским».

Когда призрачные структуры собираются не просто на равных с живыми поместными церквами, находящимися в самой гуще исторических событий и живой борьбы за Веру, но еще и со своим подчеркнутым преимуществом обсуждать будущее Вселенского Православия, то это выглядит абсурдом. Что бы там ни говорили клеветники, Православие – это уважение к традиции, а не к пустой форме. Если при этом призраки еще и не зовут к послушанию прошлому, а навязывают опасные новшества, то ситуация становится и вовсе напоминающей фильмы о полтергейсте


По факту той единственной политической рамкой, той «ойкуменой», в рамках которой фанарские притязания оказываются живыми и актуальными является блок НАТО. Тогда всё логично. Большинство участвующих в соборе поместных церквей либо расположены в странах НАТО либо являются объектом натовского воздействия (читай – агрессии). И если читать фанарские документы как попытку создать «натовское православие», ориентированное на «обуздание России» (как на днях выразился отставной посол Макфол), то всё вполне встает на свои места. Действительно документ о «Миссии Православной Церкви в современном мире» вполне сгодится для оправдания какой-нибудь гуманитарной интервенции, а экуменические поползновения устраняют разрыв между православными и протестантски-секулярными и католическими странами.

Но зачем в этом пиршестве отнюдь не святого духа участвовать Русской Церкви, особенно с учетом того, что мы-то и назначены политическим гегемоном на заклание? Равно как зачем это и другим православным поместным церквям еще сохранившим верность историческому Православию и имеющим живую и многочисленную паству? Ни одного вразумительного резона я не вижу…



+ «Крит закрыли совсем»


Патриарх Кирилл не поедет на предсоборное совещание на Крите

В пресс-службе Московской патриархии опровергают информацию о возможном участии патриарха Кирилла в предсоборном Синаксисе на Крите 17 июня. «Эта поездка не планируется», — сообщил «Русской Планете» диакон Александр Волков, патриарший пресс-секретарь.

Слухи о том, что патриарх Кирилл все же может прибыть на Крит, распространили некоторые греческие журналисты. Якобы МИД Греции продолжает находиться в боевой готовности, ожидая патриарха Кирилла — несмотря на отказ Священного синода РПЦ от участия в Соборе, в случае если его не перенесут на более поздний срок.


Дело в том, что, по программе, предварять Всеправославный собор должен Синаксис (или Синакс) — последнее предсоборное совещание предстоятелей Церквей. Синаксис состоится 17 июня, формально это еще не сессия Собора, но некое предшествующее ему действие. Ранее Русская православная церковь настаивала на проведении экстренного совещания с целью урегулирования всех спорных вопросов, но Константинополь от этого предложения отказался. Сейчас организаторы Собора говорят, что если русские требовали синаксис, то он уже давно есть в программе и назначен на ближайшую пятницу. Одновременно пресс-служба Собора продолжает настаивать на том, что в мероприятии на Крите примут участие все Церкви — несмотря на отказы Антиохийской, Болгарской, Грузинской и Русской церквей от участия.

«Все уже решено Священным синодом, — сказал РП диакон Александр Волков. — Святейший не едет на Крит даже для участия в Синаксе».

Тем временем Константинопольский патриарх Варфоломей прибыл 15 июня на греческий остров для открытия Всеправославного собора. Представители девяти других церквей-участниц прибудут на Крит в четверг.

По программе Собора, уже в пятницу Варфоломей соберет Малый Синаксис предстоятелей Поместных Церквей. В субботу участников Собора примет мэр Ираклиона, административного центра Крита, а воскресенье они отобедают с президентом Греции. Официальное открытие Собора запланировано на понедельник, а со вторника начнутся его сессии.

13 июня Синод Русской православной церкви предложил Константинопольскому патриарху Варфоломею перенести Собор на более поздний срок — в противном случае Русская православная церковь откажется от участия в нем. Поводом для этого предложения о переносе Собора со стороны РПЦ послужило отсутствие консенсуса среди Поместных Церквей по поводу регламента Собора и самих соборных документов. Кроме того, остается неурегулированным территориальный спор между Антиохийским и Иерусалимским патриархатами по поводу Катара. В 2013 году Иерусалимский патриархат создал в Катаре свою архиескопию — Антиохия посчитала это посягательством на свои канонические территории. Реакция со стороны Константинополя на инициативу Москвы последовала в том духе, что Собор пройдет в назначенные сроки — чего бы это ни стоило.



+ см. «Соборная солянка. В чём причины раскола в рядах православия»


+ Оригинал взят у awas1952 в Административная вера

«Письмо казаков «Турецкому патриарху»»


Верховная рада Украины приняла постановление об обращении к патриарху Константинопольскому Варфоломею о предоставлении автокефалии Украинской православной церкви.

Депутаты Рады обращают особое внимание на незаконность акта от 1686 года о присоединении к Русской православной церкви Киевской митрополии, тогда относившейся к Константинопольскому патриархату. Акт этот был подписан Вселенским патриархом Дионисием IV и Синодом Константинопольской церкви. И имеет свою довольно сложную историю.

Нынешняя украинская власть упирает на то, что акт подписали с помощью ухищрений и давления Москвы. Однако, если разобраться в истории вопроса, то оказывается, что уже за несколько десятков лет имело место давление совсем других обстоятельств.


Например, угроза тотальной унии и окатоличивания левобережной Украины. Вселенский патриархат просто не мог ничего противопоставить Риму, поскольку сам находился в зависимом от османов положении.

При этом при заключении акта хоть и не сразу, но были оговорены определенные привилегии для Украинской митрополии. Впрочем, это уже частности.

Главное в этой истории то, что автокефальной украинской Церкви в истории Православия не было. Сначала была Киевская митрополия под властью Константинополя, потом Киевская митрополия под властью Москвы. Потому вопрос об автокефалии даже с исторической точки зрения звучит откровенно странно.

Более того, еще в 1651 году Константинопольский патриарх уговаривал Богдана Хмельницкого принять московское подданство. Поскольку, по мысли тогдашних Восточных патриархов, Украина должна была стать единой с Россией территорией.

Понятно, что это давало надежду на поход России против Османской империи и освобождение Восточных Церквей от Османского же гнёта. То есть вопрос с Киевской митрополией в этом ключе также решался вполне логично. Отдать Москве.

Даже тогдашний Иерусалимский патриах Досифей, который дал крайне негативную оценку благословению Киевского митрополита Москвой, а не Константинополем, признал каноничность нового Киевского епископа.

Кстати, в этой истории только по поводу Досифея можно говорить о давлении. Давил на него османский визирь, поскольку Османская империя нуждалась в российском союзничестве. Но Досифей был Иерусалимским, а не Константинопольским патриархом, поэтому принимал участие в решении вопроса Киевской митрополии на уровне совещательного голоса, опосредованно.

Что же до Дионисия, то он согласился на подписание акта без каких-либо протестов со своей стороны. Равно как и последовавший за этим собор митрополитов Вселенского патриархата.

Так подробно об этой истории необходимо рассказать потому, что на её основании современные власти современной Украины делают выводы о современном же положении Украинской церкви.

Отсюда и ответ УПЦ МП на подобного рода обращения украинской Рады к Вселенскому патриарху. Руководитель пресс-службы УПЦ Василий Анисимов заявил буквально следующее: «У Украинской православной церкви желания отделиться не было. Это совершенно абсурдное, незаконное и некомпетентное заявление».

Попытки создать свою «незалежную» церковь на Украине тянутся если не с девяностых, то с начала нулевых. Первым в этом деле был Леонид Кучма, который в 2002-м признал законной регистрацию «Киевского патриархата». Это такие бодрые раскольники под руководством бывшего митрополита РПЦ МП Филарета (Денисенко).

Собственно, в политической логике «Украина не Россия» на Украине, естественно, должна быть и своя, уникальная «церковь». Правда, с «филаретовцами» как-то не задалось. Не помогли ни службы на мове, ни патриотическая риторика, ни прочие сугубо политические ухищрения. Прихожан у «Киевского патриархата» не сказать чтобы сильно много, да и репутация откровенно не идеальная.
После «оранжевой революции» и прихода к власти Виктора Ющенко в 2005 году начались систематические «заигрывания» украинцев с Константинополем. Украинские власти неоднократно приглашали Вселенского патриарха на Украину. Ющенко несколько раз встречался с Варфоломеем по поводу того, как бы так сделать на Украине «свою, соборную, независимую и единую церковь».

Вселенский патриарх отмалчивался и «съезжал» с очень скользкой темы. И в 2005, и в 2006, и в 2008 году. Ровно потому, что Фанара, конечно, не то чтобы испытывала симпатии к Москве, но так нарушать каноны и вторгаться в чужую юрисдикцию в православном сообществе не позволено никому.

Следом наступил черед Петра Порошенко, который тоже запел про «независимую церковь» на Украине. Независимая, важно понимать, в данном случае – какая угодно, но не связанная с Москвой, а то и открыто противостоящая ей.

На сегодняшний день самой многочисленной православной религиозной организацией, к тому же полностью каноничной, является именно УПЦ МП. И у «хитрых небратьев» возникла вполне логичная мысль. А как бы так взять и эту структуру от единства Русской церкви под шумок оттяпать?

Но тут существуют некоторые проблемы. Дело в том, что Украинская церковь еще в девяностые не хотела становиться автокефальной. Москва честно предлагала, украинские православные честно отказались. Они остались при широкой автономии в решении внутренних вопросов, но при этом под омофором Московского патриархата. Естественно, что и сейчас никакой такой автокефалии они не хотят.

Но нынешним украинским властям очень хочется независимости в религии. Странно, что независимости только от Москвы. Потому что про «самостийность» греко-католиков от Ватикана, например, там никто в принципе не помышляет.
Что происходит дальше? Могучим интеллектуальным усилием правящие элиты Украины приходят к выводу, что «главный в православии – это Вселенский патриарх Варфоломей». Ну, с кем не бывает, люди перепутали устройство Православной и Католической церкви, а Вселенского патриарха – с Папой римским. Не тот катехизис с книжной полки взяли, случается.

Про то, что Томосы о переходе митрополии в иную юрисдикцию крайне трудно отменяемы и нужно соглашение всех сторон процесса, украинские парламентарии тоже не слышали.

В данном случае нужно согласие как минимум Московского и Константинопольского патриархов, а в идеале – еще и Киевского митрополита. Что Москва, что Киев уже вполне однозначно высказались по этому поводу. Ровно настолько же однозначно молчит и Вселенский патриархат.

Дальше, нарушая закон об отделении Церкви от государства, Рада обращается к Фанаре через голову и Киевского митрополита, и Московского патриарха. С тем же успехом, кстати, могли обратиться хоть к Сербскому, хоть к Грузинскому, хоть к Иерусалимскому патриархам. В общем-то, как и в 1686 году, Иерусалимский патриарх мог бы выразить свое возмущение. Это нормально и непосредственно ни на что не влияет.

Нет канонической власти на территории Украины у предстоятелей других поместных церквей. Даже у Вселенского патриарха такой власти нет. Поскольку он «первый по чести» или «первый среди равных», но не глава всего и вся в юридическом смысле, как Папа римский.

Понятно, опять же, что обратиться к Вселенскому патриарху именно сейчас тоже было «хитрым стратегическим решением». Нестроения в организации Всеправославного Собора, куда в итоге не поехала делегация от РПЦ. Обвинения со стороны «прогрессивной общественности», что именно Московский патриархат саботировал соборные процессы, и прочая-прочая.

В общем, «хитрые» украинцы решили, что сейчас патриарх Варфоломей крепко обидится на Московский патриархат – и тут-то как раз они и подстроятся под ситуацию. Напишут трогательное публичное письмо, да еще и с голосами парламентариев Верховной рады. Обратятся к «зарубежному начальнику по вопросам православия».

Вообще, конечно, обращение к «заморскому шефу» – это какая-то национальная деформация у наших «свидомых небратьев». В случае с Фанарой – тем более патогенная, что «шеф» вовсе не главный по вопросам православия на Украине.
Ну и мерить «личными обидами» религиозные и политические процессы в масштабах всего мира и длиной в сотни, а то и тысячи лет – это, конечно, очень украинский подход. Правда, не очень результативный.

Патриарх Варфоломей, думается, в очередной раз вежливо промолчит, власти Украины при этом уже грубо вмешались в религиозные дела, обострили отношения не только с Московским патриархатом, но и с собственной автономной Украинской церковью.

В общем, очередной крупный самострел. Плюс украинские политические элиты всему миру продемонстрировали свою полнейшую некомпетентность еще и по религиозным вопросам.

Александр Чаусов, кандидат исторических наук, публицист


Tags: религия, русофобия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments