cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Categories:

Интеллектуальная собственность — запрет на знания человечества

Оригинал взят у dimabolyakov в Бой за умирающую красоту



Зов таинственной красоты становится все тише, остаются лишь низменные инстинкты и вера в силу машин. Творческая интеллигенция проигрывает бой за соединение светлого разума с буйной природой — позволила освободить природу, дала волю более живучим паразитам и сорнякам, нарушила табу на сцене, хорошо понимая, что это зальет Землю кровью. Они заплатят за это — станут шутами, но нам от этого не легче.

Другая крайность — трансгуманисты, которые верят, что с помощью науки человечество раскроет тайны природы, преодолеет физиологические ограничения и построит свой идеальный мир. Порой даже зрелые люди верят, что технический прогресс удовлетворит потребности человека, а значит — сделает его счастливым.


Прогресс идет... только немного заблудился. Автоматизация работ и вычислительные машины должны были высвободить время человека для саморазвития, но запрягли его в узду ускоряющегося производства ради обогащения извращенных элит. Телевидение — величайший прорыв, позволяющий моментально обмениваться информацией, превратилось в средство массовой манипуляции и рекламы. Создание виртуальных миров служит не моделированию действительности для благого преобразования, а изоляции людей от жизни. Повышение продолжительности жизни больше походит на болезненное оттягивание смерти — средний возраст европейского жителя стремительно приближается к старости, а попытки сохранения вечной молодости породили зловещий рынок трансплантации органов, который процветает в горячих точках. Вся космическая сфера направлена на создание новых видов вооружений и повышение обороноспособности. Не до космических путешествий — тут как бы не взмыть в космос на ядерных грибах. Вот он — стимул прогресса.

В поэме «Фауст» Гёте писал о попытках разгадать тайны с помощью техники:

Естествоиспытателя приборы!
Я, как ключи к замку, вас подбирал,
Но у природы крепкие затворы.
То, что она желает скрыть в тени
Таинственного своего покрова,
Не выманить винтами шестерни,
Ни силами орудья никакого.

И что? Наши «разумные» капиталисты, увидев, что сухой материализм летит в пропасть, сделают выводы? Нет. Апологеты личной выгоды изваляются в грязи склок и подковерщин, изуродуют свою душу и тело ненавистью, цинизмом и безразличием — останется лишь холодное опустошение и безнадежность. Попытаются согреться с помощью другой жизни, но остудят чрезмерным рационализмом и её, потому что любовь не терпит запаха денег, счастье нельзя взять — его можно только дать. А потом, эти «высоконравственные» эгоисты, проигрывая бой за человеческое счастье, проклянут весь мир.

Психологию людей, живущих в «частном» мире, описывал Горький:

Это те, кто «...личное, в сущности ничтожное, горе стремится выдать за мировую скорбь, пустую слезу — за жемчужину исстрадавшегося сердца, кто внутреннюю пустоту принимает за пустоту жизни, кто гибель надежды личного благополучия и счастья считает гибелью счастливой жизни вообще, кто, чувствуя, что он — тонет и что иссыхает насиженное тёплое болотце его ограниченного мира, — думает, что погибает не он, а весь необъятный мир. Чувствуя, что дни его сочтены, он, этот солитёр, начинает кричать, визжать, брюзжать, и этот визг буквально слышится повсюду».

Не это ли брюзжание и постоянный поиск недостатков в стране, народе и истории мы наблюдаем у представителей либеральной интеллигенции?

Трансгуманизм является естественным следствием неолиберального цинизма, где главная цель — овладеть природой, подчинить ее своей больной фантазии. Они сделали своим богом технический прогресс, забыв, что главной целью является воспитание благородного человека:

«Человек в наши дни должен быть (и становится) настолько большим, чтобы видеть всю страну, чтобы жить жизнью всего нашего необъятного Союза, а между тем мы всё ещё остаёмся в своих углах, видим одни и те же улицы и лица, одни и те же стены и крыши, видим постоянно один и тот же горизонт. А когда мир суживаетя до такой стены, то непомерно сильно вырастает своё „я“, возвышаясь до царственного положения. Чтобы каждый отказался думать, что „земля вертится вокруг него“ и что солнце опускается на его поле, чтобы перестал он чувствовать и считать себя „солью земли“ для этого необходимо раздвинуть мир, в котором он живёт, разорвать узкий горизонт видимого ему мира, усилить его глаза и уши, удлинить руки и ноги, увеличить мозг, то есть сделать его постоянным жителем гораздо более широкого коллектива, оторвав его от мерзкой скорлупы, и возвысить человека до осознания величественной силы физической и умственной деятельности подлинного коллектива.

Теперь нужно сделать доступным человеку сравнивать свои лишения с лишениями многих, свою нужду с нуждой всех, свои достижения с достижениями всего Союза. Нельзя отдаться пассивному ожиданию прихода „всеспасающей техники“, нельзя потому, что и техника, в конце концов, — застывший труд, нельзя и потому, что просвещение и культура представляют рычаг огромного значения, чтобы поддерживать среди всех строителей нового общества (строящих в различных, неимоверно отдалённых уголках) постоянную жажду к деятельности, необходимо каждому из строителей предоставить жить и радоваться достижениями трудящихся всей страны»

Но эти идеалы Советского Союза осознанно упростили и уничтожили. Мечты об астрогородах превратились в ад высоких технологий в руках озлобленных людей, потому что перестали заниматься развитием человека. А развитие человека — это преодоление стремления к личной выгоде ради достижения выгоды общечеловеческой — построение высоконравственного общества, где каждый его обитатель получит нечто большее — станет своим среди миллионов родственных душ.



+ Оригинал взят у dimabolyakov в Интеллектуальная собственность — запрет на знания человечества

Система интеллектуальной собственности — главный стопор развития. Нам всегда говорили, что не надо изобретать велосипед, но теперь-то все вынуждены изобретать его снова и снова — все запатентовано. Раньше, скажем до XX века, изобретения ученых не относились к собственности, за которую надо платить. Человечество смело шагало вперед, опираясь на знания предков. Сейчас же эти знания принадлежат уже даже не изобретателям, а корпорациям, на которые эти изобретатели работают. Ведь сам ученый уже не может ничего, для изобретения ему нужны и средства, и производственная база, и команда — все это могут предоставить только большие компании. Взамен попросят ни много ни мало — правообладание.


Транснациональные корпорации подминают под себя все больше компаний, становясь обладателями знаний современного человечества. ВТО, в свою очередь, контролирует соблюдение прав собственности государствами. То есть мы потеряли не только благую направленность науки, так как она начала обслуживать интересы бизнеса, но и вообще возможность пользоваться этими знаниями. Все это приводит к глобальному перепроизводству — конкурирующие компании пытаются изобрести оригинальную продукцию там, где все уже изобретено. В итоге это приводит к огромному разнообразию неполноценной продукции. О стандартизации и речи быть не может — эксплуатация и ремонт становятся головной болью потребителя.

Другой аспект — это «воровство» знаний. Будь то программное обеспечение или произведения искусства — на все надо получать разрешение, даже для некоммерческого использования. При этом есть одно странное обстоятельство — производители программного обеспечения, например, всегда оставляют лазейку, чтобы скачать пиратскую версию, иначе их платный софт не распространится и не завоюет рынок. То есть идет подталкивание людей, неспособных заплатить, к использованию нелегальных версий для распространения продукта.

Значит, часть людей должна платить на каждом шагу, чтобы воспользоваться хоть какими-то современными знаниями, а часть должна находиться на нелегальном положении. В раньше практически вся интеллектуальная собственность принадлежала государству, так как промышленность была национализирована, но вместе с приватизацией всего государственного имущества пришла и приватизация знаний. Сначала у людей забрали право на средства производства и вещи первичной необходимости, а потом ввели и запрет на знания. И еще не вечер — качественное образование все больше смещается в коммерческий сектор.





+ Оригинал взят у dimabolyakov в Техногуманоиды

Развитие интеллектуальных систем идет так быстро, что не видно результатов. Ведь вся эта мощь направлена на развлечения — в пустоту. Дело не в том, что машины не могут взять на себя сложные задачи, а в том, что машины в руках идиотов обречены выполнять идиотские функции — все пляшет вокруг одних и тех же потребительских задачек. Изобретения делают там, где они давно не нужны. Характеристики смартфонов вырастают в разы с каждым годом, только сложность функций уже существенно не растет. Узким местом становится творческий замысел человека. И можно было бы обрадоваться, мол, техника идет впереди, а значит — становится доступной. Но нет, каким-то странным образом, старые смартфоны или компьютеры начинают притормаживать — надо покупать новые. Уже многие уверены, что разработчики софта искусственно замедляют работу старых аппаратов.


Интересно, программы и процессоры на наших военных самолетах тоже обновляют раз в неделю, процессоры меняют каждый год? Может они обсчитывают более простые задачи, чем Яндекс навигатор? Я уверен, что если бы российский ВПК занялся смартфонами, то мы бы уже делали на них производство 4К видео. Военные понимают, что значит слово «оптимально». Там, где стоят вопросы жизни и смерти, пустое отлетает само собой, могучий разум бьет только в десятку. Но смартфонами они заниматься, конечно, не станут. Надеемся на «великих» яблочников, и, может быть, 56-й айфон наконец-то заменит нам компьютер, но будем мы покупать его в кредит лет так на пять.

Мы попали в ловушку технократии, если окажется, что техника нас полностью устраивает, разработчики просто замедлят ее работу или сделают бесконечное количество нововведений, которые будут взаимодействовать только с новыми моделями. Будем бегать за новинками как белки в колесе. Числовые характеристики процессоров и памяти уже давно не имеют смысла. Все дело только в оптимизации под задачи, а этот процесс цифрами не измерить. Более того, как только сталкиваешься с профессиональной деятельностью, то осознаешь бестолковость окружающих нас гаджетов, ведь создаются они не для создания, а для потребления информации.

В научной фантастике 60-х подразумевалось, что технические и любые другие материальные вопросы будут решены настолько, что даже необходимость в деньгах отпадет. Только представьте — деньги не нужны, все есть, а люди заняты совместным решением проблем галактического масштаба. Эта «утопия» позволяет понять, что мы движемся в противоположное будущее, где всего всегда мало, а люди заняты достижением безраздельной власти в собственных дворах.



+ Оригинал взят у dimabolyakov в Погоня за пустотой. Или как свободный рынок съел умы наших гуманитариев

Сколько же надо было разбудить низменного в душе, чтобы внушить человеку мысль о пользе «свободного рынка». Если даже ведущие западные финансисты, например Джон Мейнард Кейнс, писали о губительности саморегуляции для больших экономик, а он был в первом эшелоне — его идеи использовали при создании МВФ и Международного банка реконструкции и развития (Всемирного банка). Но неужели надо опираться на английских авторитетов, чтобы доказать необходимость директивного планирования даже в условиях средних предприятий?

Очевидно, что «свободный рынок» не захочет вкладывать деньги в фундаментальную науку, которая никогда не имеет практического применения, не будет заботиться о здоровом образе жизни людей при платных больницах, не даст детям высоконравственное образование, чтобы преодолеть инстинкт стяжательства.


«Элитарные» экономисты, получившие ученые степени в Высшей школе экономики или других престижных вузах, убеждают нас в обратном. Важно, конечно, понять — кто из них осознанный мерзавец, который поделил мир на избранных «рынком» капиталистов и обслуживающую «чернь», а кто жертва манипуляции.

Идеологом свободного рынка является Фридрих фон Хайек. Он вместе Карлом Поппером и шайкой других неглупых шарлатанов разрабатывали идеи для холодной войны с СССР в Лондонской школе экономики и политических наук. Потом эти идеи озвучил Уинстон Черчилль, выступив против СССР, а потом повторили и наши перестройщики 90-х. Так долго повторяли, что уже и забыли кто и зачем все это придумал.

Целые регионы начали умирать — не вписались в  рынок, советская медицина, образование, наука — в топку, заводы, корабли, техника — на металлолом, орбитальную космическою станцию — в океан. Бизнесмены занялись строительством государства, но не давало им покоя советское наследие — пилили-пилили, тащили-тащили, но не смогли вытащить все — уж столько создали коммунисты, чтобы враги подавились.

Мы еще помним, как моряки били шампанское о могучие крейсера на заводах Украины, как корабли уходили в дальние рейды, чтобы одним своим присутствием сеять мир и любовь, как инженеры на слух определяли неисправность двигателей, как целые гарнизоны поднимали для поиска потерявшихся в лесу детей. И кто бы что ни говорил, эта мощная система была пропитана благородством и человечностью куда больше, чем креативная интеллигенция в арт-галереях. Сильный разум властвовал над материей, а не пресмыкался перед дорогими автомобилями.


Tags: либерастия, национальная безопасность, фальшивые ценности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments