cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Category:

Битва за Дейр эз-Зор, или Кому достанется сирийская нефть

Оригинал взят у alexandr_palkin в Битва за Дейр эз-Зор, или Кому достанется сирийская нефть


Сирийский город Дейр эз-Зор уже четвертый год находится в состоянии практически полной блокады. Сухопутное сообщение с упорно сражающимся анклавом, который осажден боевиками «Исламского государства»* (террористическая организация, запрещенная в РФ), осуществляется исключительно по воздуху.

Однако успешное наступление сирийских и союзных войск при поддержке ВКС РФ на позиции ИГ* в провинциях, соседних с Дейр эз-Зором, ставит на повестку дня вопрос скорейшей деблокады города и освобождения одноименной провинции, до войны являвшейся крупным центром сирийской нефтедобычи.

Начало войны: потеря большой сирийской нефти


До начала гражданской войны в Сирии провинция Дейр эз-Зор являлась центром нефтедобычи и нефтепереработки страны. Ее стратегическое значение определялось сразу несколькими факторами: вокруг Дейр эз-Зора было расположено несколько крупных нефтяных месторождений, в провинции находился крупный нефтеперерабатывающий завод, а вдоль русла Евфрата с юга на север проходил магистральный трубопровод, снабжавший сирийской нефтью, а также топливом из стран Персидского залива, соседнюю Турцию.

Практически вся эта инфраструктура с началом гражданской войны сперва оказалась в руках разрозненных террористических группировок, а затем, в 2014 году, перешла под контроль созданного тогда же «Исламского государства». Последнее установило за нефтяной отраслью железный контроль и одновременно заперло Дейр эз-Зор в кольцо плотной блокады.





Сам город ни тогда, ни впоследствии боевикам взять не удалось. На это повлияли два фактора. Во-первых, в городе располагалась крупная сирийская авиабаза и мощный гарнизон правительственных войск. Во-вторых, в Дейр эз-Зоре существовали сильные религиозные и этнические общины, в первую очередь христианская и армянская, которые отнюдь не поддерживали идеи радикального ислама, характерные для идеологической платформы ИГ.

В результате этого «Исламское государство» ограничилось плотной блокадой и постоянной осадой Дейр эз-Зора, обеспечив за собой контроль над нефтяными месторождениями и доходами от продажи нефти. Нельзя сказать, впрочем, что перед войной состояние сирийской нефтедобычи было однозначно «радужным»: месторождения Сирии были уже в значительной мере истощены, а большая часть нефтяной промышленности страны пребывала в состоянии стагнации. Пик добычи нефти Сирия прошла еще в 2008 году, когда на всех месторождениях страны добывали по 346.000 баррелей нефти в сутки.




Разумеется, захват месторождений боевиками отнюдь не способствовал росту добычи — значительная часть оборудования была выведена из строя, а многие ценные специалисты предпочли убежать от власти террористов, прихватив с собой важную документацию. Тем не менее, провинция Дейр эз-Зор и примыкающие к ней части провинций Хомс, Ракка и Хасака стали основой нефтяного бизнеса «Исламского государства».

Под контролем ИГ: насколько важна нефть для террористов?

Феномен «террористического государства», первым — и, хочется верить, последним — примером которого стала группировка ИГ, еще предстоит изучить историкам, военным и социологам. До сих пор «внутренняя кухня» создания «Исламского государства» во многом неясна — сказывается тотальный контроль боевиков как над попавшем на территорию ИГ населением, так и над потоками конфиденциальной информации, раскрывающей специфику экономики квазигосударственного образования.

Одно ясно уже сейчас — на целых три года (2014–17) на территории Сирии и Ирака существовала мощнейшая террористическая группировка, которая смогла построить пусть и грабительски-пещерную, но работоспособную экономическую модель, достаточную для финансирования регулярной армии и независимую от внешнего влияния. И нефть Дейр эз-Зора оказалась одним из ключевых «кирпичиков» экономики такого террористического квазигосударства.




Большую часть информации о нефтяной экономике «Исламского государства» мир получил в результате успешной ликвидации одного из лидеров ИГ Абу Сайяфа, который был убит 16 мая 2015 года американским спецназом. В структуре «Исламского государства» Абу Сайяф занимал пост координатора деятельности по добыче и торговле всеми природными и промышленными ресурсами с подконтрольных «Исламскому государству» территорий. В его личных файлах были обнаружены отчеты по торговле нефтью, зерном, электроэнергией, фосфатами и иными ликвидными товарами, которые ИГ реквизировал у населения или промышленных предприятий под своим контролем.

Вместе с телом ликвидированного Абу Сайяфа был захвачен его персональный компьютер и, что еще более важно, его жена Умм Сайяф, которая к тому же была его личной помощницей. Впоследствии торговые данные «министра ИГ» и показания его жены легли в основу публикаций, которые оценивали ресурсный потенциал экономики «Исламского государства».

Как ни странно, нефть оказалась отнюдь не единственным ресурсом в распоряжении ИГ. Так, около 200 миллионов долларов в год «Исламское государство» получало от продажи зерна из сельскохозяйственных северных и западных провинций Сирии. Однако «черное золото» было, безусловно, «становым хребтом» экономики террористов.

Согласно самым консервативным оценкам, в 2015 году «Исламское государство» получало от торговли нефтью около 900 млн долларов в годовом исчислении. Это соответствовало уровню добычи в 80.000 баррелей нефти в сутки — не так и много, по меркам крупных нефтедобывающих стран, ниже, чем добыча самой Сирии перед войной, — но крайне много для «государства террористов».

На основании хронологических данных Абу Сайяфа была построена динамика добычи и продажи нефти ИГ, которая показала очевидное: добыча нефти под «управлением» террористов медленно деградирует, и в первую очередь — в связи с отсутствием ключевых специалистов, утратой документации, катастрофическим падением технологической культуры добычи и полным отсутствием даже минимального уровня ремонтных и регламентных работ на оборудовании. Фактически, вся нефтяная отрасль Сирии и Ирака была пущена под откос ради получения сиюминутных доходов от быстрой продажи нефти.




Нефтяные месторождения возле самого Дейр эз-Зора, по приведенным оценкам, оказались в наиболее сохранном состоянии. Так, лишь два месторождения: аль-Танак, дававший, по оценкам на 2016 год, 16.000 баррелей нефти в сутки, и аль-Омар, производивший 11.000 баррелей в сутки, — обеспечивали около 60% всех нефтяных доходов «Исламского государства». В целом, сирийские нефтяные месторождения давали 70% нефтяных поступлений ИГ — на долю соседнего Ирака оставалось лишь 30%.

Сирия: новый расклад

Текущее состояние нефтедобычи в провинции Дейр эз-Зор под контролем «Исламского государства» неизвестно. Судя по всему, деградация отрасли продолжилась в 2017 году не меньшими темпами, чем это происходило в предыдущие годы. Не исключено, что освобождать от террористов придется уже тотально разрушенную инфраструктуру. Даже в самом оптимистическом варианте Сирии можно рассчитывать не более чем на 30–40 тысяч баррелей нефти в сутки, которые смогут выдавать на начальном периоде месторождения провинции.

Конечно, данная цифра выглядит низкой даже на фоне предвоенного уровня добычи, а от пика сирийской нефтедобычи 2008 года она и вовсе составляет лишь 10–15%. Но, с другой стороны, такого рода прибавка к бюджету истощенной войной страны (а речь, при правильной и законной организации добычи и торговли нефтью, может идти о сумме 400–450 млн долларов в год на первом этапе) будет никак не лишней.

Дальнейшее восстановление нефтедобычи и нефтепереработки может и вовсе стать основой возрождения экономики Сирии. Ведь нефть Дейр эз-Зора по-прежнему лежит под песками Сирийской пустыни, а бесчинства террористов лишь разрушили и истощили то, что находится на поверхности — и подлежит скорейшему восстановлению.

Однако в столь оптимистические планы может вмешаться «большая политика». На сегодняшний день Дейр эз-Зор — не только ключевая точка для ликвидации грабительской террористической экономики «Исламского государства», но и место пересечения геополитических интересов. Фактически, на наших глазах происходит раздел Сирии на будущие зоны влияния, которые, при самом оптимистическом варианте, будут в дальнейшем оформлены в виде неких самоуправляемых «федеральных территорий», каждая из которых будет вести свою собственную экономическую и даже политическую повестку, во многом ориентируясь на внешние центры силы.




Окончание такого рода сценария мы сегодня вполне буднично наблюдаем в иракском Курдистане, который, вдобавок к приобретенной экономической независимости от Багдада, в ближайшее время поставит вопрос о широчайшей политической автономии, в гораздо большей степени похожей на независимость, нежели на некое «федеративное устройство» страны.

Ситуация же с Дейр эз-Зором осложняется тем, что в районе этой стратегической точки на востоке Сирии пересекаются интересы сразу трех внешних центров силы — США, Ирана и монархий Персидского залива, для каждой из которых критически важна и сама территория, и ее «замыкающий», транзитный потенциал. Ни в одном из сценариев этих игроков судьба самой Сирии не учитывается. Для США Дейр эз-Зор — это «замок» для иранской экспансии, для Ирана — часть «шиитского моста» до Ливана, а для монархий Персидского залива — транспортный коридор к Турции и Средиземноморью.

Поэтому в интересах самой Сирии — непременное сохранение контроля за Дейр эз-Зором и скорейшее освобождение провинции войсками, подконтрольными Дамаску. В противном случае, судьбу Сирии будут решать в Тегеране, Вашингтоне или Эр-Рияде, но никак не в сирийской столице.

* Организация запрещена на территории РФ.





+ Оригинал взят у psyont в Гражданская война в провинции Идлиб (Сирия) разгорается все ярче
Оригинал взят у gorlanovig в Гражданская война в провинции Идлиб (Сирия) разгорается все ярче

5000 про-турецких боевиков войдут в Идлиб



В провинции Идлиб вспыхнули ожесточенные столкновения между различными исламистскими фракциями.

Хайят Тахрир аш-Шам (HTS), джихадистский альянс, в состав которого входит сирийская франшиза аль-Каиды – Джабхат ан-Нусра атаковал позиции и штабы Ахрара аш-Шам – исламистского движения, считающегося более “умеренным”.



Стычки продолжаютсся со вторника и Ахрар аш-Шам во всем винит HTS.

В среду бои распространились на Саракиб на востоке, Дана и Сармада на северо-востоке и Баб эль-Хава близ турецкой границы. Также сообщается о стычках в самом Идлибе.

В социальных сетях сообщается, что в Идлиб будет переброшено 5 тысяч обученных турками боевиков Сирийской Свободной Армии, которые поддержат Ахрар аш-Шам. При любом раскладе, речь скорее всего идет о начале гражданской войны между джихадистскими фракциями в Идлибе.





+ Оригинал взят у yurasumy в Сирия: операция «большой котел» для ИГИЛ



Прошедшая неделя в Сирии была очень динамичной. Сирийская армия наступала и очень успешно. Причем последняя операция «тигров» приводит к выводу, что сил сегодня у Башара Асада много больше, чем это предполагалось еще несколько недель назад. Откуда они взялись?

Продолжение: http://naspravdi.info/novosti/siriya-operaciya-bolshoy-kotel-dlya-igil


+ Оригинал взят у awas1952 в Продвигаться предстоит ещё много — но уже без чрезмерных помех

«Новые ракетные пуски ВМФ: Россия переводит сирийскую партию в эндшпиль».


В предстоящие две недели российские военные готовят ракетные запуски у берегов Сирии. Это следует из данных бюллетеня международного извещения для авиационного персонала (NOTAM) и навигационного предупреждения для мореплавателей. Предстоящие ракетные стрельбы произойдут 14, 19, 21, 26 и 28 июля.

Исходя из этой информации можно предполагать, что наступательные действия правительственных войск в Сирии переходят к очередной активной фазе.

Новый удар «Калибрами» — в чем его смысл?



До сих пор район Средиземного моря, указанный в предупреждении NOTAM, использовался для запусков крылатых ракет «Калибр» с российских фрегатов «Адмирал Эссен», «Адмирал Григорович» и с подводной лодки «Краснодар». Последний раз такого рода удар был нанесен 23 июня 2017 года — тогда «Калибрами», по данным российского Министерства обороны, были уничтожены пункты управления и склады вооружения исламистских боевиков в сирийской провинции Хама.

Использование российскими ВКС всех видов доступных и разрешенных вооружений уже стало «визитной карточкой» сирийского конфликта. Иногда, в случае ударов по разрозненным группам и соединениям боевиков, использование высокотехнологичного оружия, типа ракет «Калибр» или Х-101, может выглядеть непропорциональным, однако именно за счет использования высокоточного и при этом достаточно мощного оружия можно обеспечить снижение потерь среди мирного населения, направив удар возмездия в точности на джихадистов.

Результат такого подхода налицо — достаточно сравнить последствия штурмов сирийского Алеппо и иракского Мосула. Первый из городов, в штурме которого принимали участие российские ВКС, сирийские и союзнические вооруженные силы, уже освобожден от боевиков и находится пусть и в поврежденном, но достаточно сохранном состоянии. Штурм же иракского Мосула, несмотря за постоянные заверения иракских и американских СМИ, до сих пор так и не подошел к концу.

Около сотни боевиков удерживают пусть и крошечный, но важный квартал Мосула, расположенный в стратегическом центре Старого города. За это время большая часть Мосула превращена американскими ВВС и иракской артиллерией в руины. По некоторым оценкам, около 50.000 мирных жителей Мосула стали жертвами осады и штурма, а еще около 1 млн жителей города оказались вынужденными беженцами. Таков итог двух осадных операций, начинавшихся практически одновременно и проходивших в сходных условиях.

Новые ракетные пуски ВМФ: Россия переводит сирийскую партию в эндшпиль
Новые ракетные пуски ВМФ: Россия переводит сирийскую партию в эндшпильPr Scr youtube.com / Пресс-служба Минобороны РФ

Сирийский эндшпиль

Плотный график запусков «Калибров» показывает, что наземные операции сирийской армии и ее союзников при плотной поддержке российских ВКС вступают в активную фазу. На сегодняшний день основным проигравшим в схватке за Сирию и Ирак является «Исламское государство»* (террористическая организация, запрещенная в РФ). Под контролем ИГ* все еще остаются значительные территории в восточной Сирии и западном Ираке, однако в целом позиции игиловцев выглядят безрадостно. У псевдогосударственного конгломерата исламистских радикалов уже нет сил для защиты захваченной в 2014–15 годах территории, и они вынуждены откатываться к своей «территории выживания», расположенной в районе восточносирийского города Абу-Кемаль.

Сегодня закрашенные черным цветом на картах территории, формально находящиеся под контролем ИГ, уже не имеют стратегической ценности. Война в Сирии переместилась в ее восточную, пустынную часть, в которой критическим моментом является контроль над коммуникациями, а пустынные дюны и выжженные пустоши не имеют особого значения: на их безлюдных просторах любое крупное подразделение боевиков становится замечательной целью для тех же «Калибров» или Х-101.

Последним серьезным опорным пунктом, сдерживающим продвижение армии Башара Асада к городу Дейр-эз-Зор, который три года провел в героической осаде, является крупный оазис Ас-Сухна, который расположен в пересеченной холмистой местности и закрывает прямую дорогу из Пальмиры на восток. Альтернативой прямолинейному плану деблокады Дейр-эз-Зора является фланговый удар по Ас-Сухне, который может быть нанесен с севера, из района недавно освобожденного города Ресафа, расположенного на юге провинции Ракка.

Читайте также: Война неизбежна: Дмитрий Лекух об украинском законопроекте по Донбассу

Фактически, нынешняя остановка сирийской армии возле Ресафы (а от нее по прямой до Дейр-эз-Зора — всего лишь около 120 километров) связана с тем, что за прошлые месяцы сирийские правительственные войска продвинулись на восток на добрую сотню километров, и возникла необходимость создания прочной системы блок-постов и опорных точек на освобожденных территориях. Поэтому, в отличие от наступлений в пустыне, предпринятых в 2016 году и закончившихся в целом малоудачно для сирийской армии, нынешнее медленное, но уверенное продвижение по бывшей территории ИГ выглядит гораздо более обеспеченным и устойчивым.

В целом, шестилетняя война с исламистскими боевиками в Сирии, судя по всему, переходит в стадию долгожданного эндшпиля — с практически неизбежным окончательным поражением джихадистов.

Новые ракетные пуски ВМФ: Россия переводит сирийскую партию в эндшпиль
Новые ракетные пуски ВМФ: Россия переводит сирийскую партию в эндшпильopenstreetmap.org / Федеральное агентство новостей

Мир после войны

Возможные контуры послевоенного урегулирования в Сирии пока туманны. За время гражданской войны в стране оформились непримиримые силы, поддержанные, к тому же, внешними игроками. К чести России можно сказать, что наша страна последовательно выступала в сирийском конфликте с позиций международного права, настаивая на том, что лишь сирийский народ может выбирать себе лидеров и правительство, а другие страны и мировые державы вправе лишь обеспечивать проведение такого рода свободных выборов.

Однако де-факто в современной Сирии складываются предпосылки к тому, что по окончанию боевых действий страна будет разделена на слабо связанные «федеральные» территории, власть в которых будет принадлежать местным военным, религиозным и этническим элитам, поддерживаемым внешними центрами силы. Кальку подобного сценария можно наблюдать в соседнем Ираке: там Курдская автономия уже в сентябре 2017 года может поставить вопрос о выходе из состава страны.

Читайте также: Вооруженный нейтралитет: Россия и США обменялись первыми после Гамбурга уколами

Ситуация с такой позицией курдов осложняется еще и тем, что нынешняя территория, контролируемая курдами «по праву войны», включает в себя спорный с иракскими суннитами Киркук, который к тому же является основным районом современной иракской нефтедобычи. Именно этим была вызвана максимальная спешка иракского правительства при штурме Мосула — в противном случае ситуация с курдами была бы и вовсе безнадежной.

Похожая ситуация складывается и в Сирии. Северные районы страны уже третий год находятся под контролем курдских вооруженных формирований, власть Дамаска там минимальна. Столь же неоднозначна ситуация и в пограничном с Турцией Идлибе, и в южной провинции Даръа, граничащей с Израилем и Иорданией. Все эти провинции попали в российско-турецкие и российско-американские соглашения по прекращению огня, однако это пока не вернуло политическую ситуацию к довоенной, когда диалог между различными религиозно-этническими общинами и партиями Сирии был широко налажен.

В силу этого каждый из участников сирийского конфликта сегодня пытается закрепить за собой максимальную площадь территории в прошлом единой страны, чтобы обеспечить себе наиболее благоприятные позиции на будущих мирных переговорах. Повестку которых также, судя по всему, зададут реальные итоги сирийской партии.





+ Оригинал взят у hippy_end в Сирийская армия наступает на востоке провинции Хама и несет потери в Восточной Гуте

Новостей из Сирии пока мало, так что начинаю с карты общей ситуации в центральной Сирии к 20 июля 2017 года



Как видите, над всей группировкой исламистов в восточной части провинции Хама и северо-восточной части провинции Хомс нависла угроза окружения в огромный "мешок" -- в случае встречного наступления сирийской армии и ее союзников вдоль трассы Расафа (Ресафа) -- Аль-Сухна с севера и на Аль-Сухну с юга и запада

Для наглядности, уж извините за качество, карта взята с сайта Анна-Ньюс, основные трассы, вдоль которых в этих пустынных районах может развиваться наступление сирийской армии -- обратите внимание, что стратегическая развилка на юго-западе провинции Ракка, от которой расходятся дороги на Аль-Сухну и Деер-эз-Зор (красные стрелки на карте) уже за сирийской стороной.




Предпринятое вчера исламистами наступление во фланг северной группировки сирийской армии во главе со спецназом "Тигр" -- с востока в направлении Расафы -- было успешно отражено 124-й бригадой Республиканской гвардии, что говорит о куда более осмотрительном отношении сирийской армии к обеспечению своих флангов при наступлении вдоль трасс, чем это было еще год назад

Далее -- последние новости из Сирии:

1. На востоке провинции Хомс сирийская армия силами частей 5-го корпуса и 11-й танковой дивизии сегодня атаковала высоты Таль Аль-Алам в районе города  Джубаб Хамада



2. В восточном пригороде Дамаска Айн-Тарма 105-я бригада Республиканской гвардии взяла заправочную станцию Аль-Сонбол в районе рынка Аль-Хейр

3. Наступление сирийской армии в этом же анклаве джихадистов -- Восточной Гуте -- на город Рейхан закончилось неудачей и потерями личного состава

Фото джихадистов, запечатлевшие последствия неудачной атаки -- трупы сирийских солдат -- 21+



Убитые сирийские солдаты в траншее



4. Появились сообщения со ссылкой на источники курдов, что при штурме иракского Мосула при поддержке международной коалиции во главе с США погибло порядка 40 тысяч мирных жителей

5. Видео уничтожения ВКС РФ штаба исламистов на востоке провинции Хама в городе Джуб Аль-Абьяю (восточнее Саламии), в том числе -- мощный пожар в ночи -- можно посмотреть здесь:
https://www.almasdarnews.com/article/russian-air-force-knocks-isil-hq-east-hama-video/

Источники информации: https://www.almasdarnews.com/article/category/syria/, http://anna-news.info/operativnye-svodki-po-sirii/


Сирия -- 20 июля 2017 года


Tags: ВБВ, Сирия, война Миров
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments