cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Categories:

Два лика социализма. 65 лет назад: Сталин под арестом

Оригинал взят у elle_terra в ЕВГЕНИЙ СПИЦЫН. СТАЛИН - САМЫЙ ОБОЛГАННЫЙ ПРАВИТЕЛЬ В НАШЕЙ ИСТОРИИ

Известный историк Евгений Спицын отвечает на вопросы аудитории канала ДеньТВ и рассказывает о том, почему так важно сохранить историческую память. Кому мешает фигура Иосифа Сталина, как пытаются заретушировать успехи и достижения советского строя. Почему переписываются исторические факты, какие долгосрочные последствия это может иметь для общества. Что необходимо для того, чтобы всерьёз изучать гуманитарные науки.




+ Благодарю за наводку 1_capraz
Оригинал взят у marafonec в Этот день в истории. 65 лет назад: Сталин под арестом
Оригинал взят у pbs990 в Этот день в истории. 65 лет назад: Сталин под арестом
Оригинал взят у maysuryan в Этот день в истории. 65 лет назад: Сталин под арестом

Василий Сталин, "сталинский сокол", на обложке журнала "Time"

28 апреля 1953 года, спустя менее двух месяцев после смерти И. В. Сталина, был арестован его сын, Василий Сталин.

Весьма интересное свидетельство эпохи – мемуары Василия Иосифовича, написанные во время короткой "передышки" между его арестами, в январе-апреле 1960 года. Они заслуживают внимания хотя бы потому, что человек, их написавший, именно за позицию, выраженную в них, провёл в тюрьме почти весь остаток своей жизни после 1953 года. И кроме того, эти воспоминания – яркий документ "антиревизионизма" в мировом коммунистическом движении, как называли свою позицию лидеры Китая и Албании, не поддержавшие политику Хрущёва. Дело в том, что напечатаны мемуары Сталина были в Китае в 1962 году. Как видно по мемуарам, примыкал к "антиревизионистам", если не на теоретической, то на личной основе, и Василий Сталин.

Ну, а далее – пусть говорят цитаты из воспоминаний. По ним можно составить впечатление и об их авторе...


"Я, Василий Сталин, от своего отца не отрекаюсь!
Эти слова мне пришлось повторять не раз. И во время следствия, и потом, и во время недавней встречи с Хрущёвым.
Я, Василий Сталин, от своего отца не отрекаюсь! И точка!
Осудить «культ личности» и «преступления сталинизма» я не могу. Потому что нечего осуждать. Осуждают преступления и преступников. Я могу осудить тех, кто отравил моего отца и очернил его великие дела. Я могу осудить тех, кто надругался над светлой памятью Вождя. Могу и должен осудить! Это мой долг, не только как сына, но и как честного советского человека.
Моя совесть чиста. Её невозможно запятнать лживым обвинением. Точно так же как ложью и клеветой нельзя запятнать память моего отца."
"Начал писать воспоминания, но не уверен, удастся ли мне их закончить. Я, как Маргулиес из "Времени, вперёд", не могу доверять такому простому механизму, как часы, такую драгоценную вещь, как время. Знаю, что времени у меня немного. Может, считанные дни, может – месяцы. На годы надеяться не приходится. Не та обстановка. Не те люди вокруг. Преступники, отравившие отца, не оставят в покое сына. И кто бы мне что ни говорил, я никому не верю. Время показало, кто чего стоит.
Отец знал, что так будет. Он знал, что после его смерти мне придётся нелегко. Он отлично разбирался в людях и знал истинную цену каждому человеку из своего окружения. Поэтому и мало кому доверял. По-настоящему, без оглядки."

"За десять месяцев до своей смерти отец предложил мне исчезнуть. "Тебе надо уехать", – сказал он. Я сначала подумал, что речь идёт о какой-то командировке, но оказалось, что я неправильно понял. Отец имел в виду, что мне надо уехать за границу, в Китай. Навсегда. "Поедешь военным советником, лётчики там нужны. Сюда не возвращайся, даже на мои похороны не приезжай", – сказал он. Я ушам своим не поверил – что такое? Подумал, что отец шутит. Он иногда мог пошутить так, что не поймёшь, шутка это или нет. Но оказалось, что он не шутил. На самом деле хотел отправить меня к Мао. Прямо не сказал, но я догадался, что он уже договорился насчёт меня. Там меня ждали. Но разве мог я оставить отца? Я отказался. Между нами произошел спор. Первый настоящий спор в нашей жизни. Каждый стоял на своём и не хотел уступать. "Будет приказ и поедешь!" – сказал отец, когда понял, что уговоры на меня не действуют. Я ответил, что всё равно никуда не уеду. Про себя подумал, что потом, когда отца не станет, может, и придется уехать, но сейчас – нет. Сказал, что если будет приказ, то подам рапорт об отставке. Пускай на завод пойду, к станку, но никуда не уеду. Как в воду глядел, вскоре пришлось стать к станку. Но не на заводе, а в тюрьме. И ещё сказал отцу, что как Верховный Главнокомандующий он может мне приказать уехать, но как отец не может. Странное впечатление осталось от этого разговора. По глазам отца было заметно, что моё упорство пришлось ему по душе. Но и сердился он всерьёз. Отец не привык, чтобы его приказы оспаривались."

"Отец был прав, он всё знал наперёд. Я попытался последовать его совету. Обратился к китайским товарищам, встретился с послом, но толком ничего не успел сделать. Вскоре меня арестовали. Арест не стал для меня неожиданностью. Я ожидал, что меня арестуют на следующий же день после увольнения в запас, но ещё месяц проходил на свободе. Непонятно почему. То ли не могли решить, что со мной делать, то ли ещё что. Мои слова о том, что отца отравили и что не смогли организовать его похороны, расценили как "антисоветскую пропаганду".

"В нашу первую встречу после ареста Хрущёв вдруг заявил, что знает о плане отца сделать меня своим преемником. Я рассмеялся ему в лицо и напомнил, что монархию с её престолонаследием отменили ещё в 17-м. Хрущев начал горячиться, повысил голос, стал утверждать, что план такой у отца был. «Он нам морочил голову с подставными кандидатами, вроде Пономаренко и Булганина, а сам хотел посадить на своё место тебя!» – несколько раз повторил Хрущёв. Я так и не понял, какую цель преследовала эта затея. Хотел ли Хрущёв выставить отца нарушителем одного из главных советских принципов? Или же он пытался сбить меня с толку?"

"Настанет день, когда убийц отца будет судить международный коммунистический трибунал.
И последнее о переменах. Много бы ещё мог написать, да тороплюсь закончить. Артём рассказал мне, будто бы ходят слухи о том, что решено переименовать всё названное именем отца или в его честь. Вплоть до Сталинграда. Я мог бы допустить такое. С Хрущёва станется и Ленинград в Хрущёвск переименовать. Но есть одно обстоятельство, которое не позволит переименовать Сталинград. Что тогда будет со Сталинградской битвой, переломным моментом великой войны? Битвой, которая уже вошла в историю, как важная веха, и в учебники, как пример блестящей тактики и стратегии. Они назовут её Царицынской? Или переименуют обратно Сталинград в Царицын, а битву вынужденно оставят Сталинградской?".

"Надеюсь, что скоро к власти в Советском Союзе придут достойные люди. Уверен, что придут, потому что иначе и быть не может, но очень хотелось бы дожить до этого. Дожить для того, чтобы услышать с трибун правду об отце. Чтобы прочесть эту правду в газетах. Чтобы побывать на суде над убийцами отца и лично убедиться в том, что они получили по заслугам. «Одно дело знать, что справедливость рано или поздно восторжествует, и совсем другое – увидеть это своими глазами», – говорил мой друг Коля Абрамашвили. Коля погиб в конце 42-го под Сталинградом. Его подбили в бою над вражеской территорией. Коля не пошёл на вынужденную, а направил свою горящую машину на колонну немецких танков".

"Грызёт меня мысль – неужели убийцы моего отца так и не будут наказаны? Неужели правда больше никогда не восторжествует? Не хочу, не могу в это верить! Надеюсь, что если не советский суд, то хотя бы суд истории воздаст убийцам по их подлым «заслугам»! Одно обстоятельство несказанно радует меня и придаёт мне уверенности. То, что ренегатам и очернителям не удалось убедить в своей правоте весь социалистический мир. Руководители Китая, Кореи, Албании и Югославии не пошли на поводу у предателей. Эти честные коммунисты сурово осудили посмертную расправу над Великим Вождём трудящихся всего мира. Подкуп и угрозы не смогли поколебать их, потому что честные люди ценят правду превыше всего. Настанет день, когда мне не придётся так, как сейчас, писать, уединившись, и прятать написанное от чужих глаз. Я смогу выступить с трибуны и заклеймить предателей о всеуслышание. Громко, на весь мир. Я знаю, что такой день настанет. Несмотря на пережитое, на память я не жалуюсь. Я помню всё. Я ничего не забыл и не забуду. И я приложу все силы для того, чтобы справедливость восторжествовала... А если вдруг не удастся, такую возможность я, несмотря на свою уверенность, полностью исключить не могу, то пусть потомкам останутся эти мои записки. Уверен, что имя Сталина еще воссияет! Очень обидно, что китайцы с албанцами чтут память отца, а у нас его позабыли. Один человек из аппарата ЦК, чье имя я здесь называть не стану, шепнул мне по секрету, что уже который год рассматривается вопрос о выносе тела отца из Мавзолея и его захоронении на Новодевичьем кладбище. Они надеются, что таким образом смогут заставить народ забыть товарища Сталина. Наивные ничтожества! Память о Сталине в Днепрогэсе и в Магнитке. Память о Сталине в победе над фашистами. Память о Сталине в его великих делах, а не в умах жалкой кучки предателей, подлостью и обманом захвативших власть."

Ещё несколько слов в заключение. Есть определённый парадокс в том, что те, кто хочет проследить за жизнью и развитием коммунистических идей после 1953 года, вынуждены обращаться к идейному наследию "антиревизионистов", то есть Мао Цзедуна, Энвера Ходжи, Вячеслава Молотова и его "антипартийной группы". Даже если эти люди не испытывают никаких симпатий к Сталину (как, например, троцкисты). Ведь даже левым антисталинцам никогда не придёт в голову серьёзно изучать с идейной стороны "теоретическое наследие Хрущёва". Потому что нет там, увы, никакого идейного наследия...



+ Оригинал взят у luanda_ru в Два лика социализма: Сталина и Хрущёва

Злоупотребление величайший враг могущества, ибо что такое порядок?
- Сила, которая не боится себя умерить.


Попалась на глаза весьма знаменательная фотография, на которой запечатлено шествие двух руководителей государства пешком (!), без свиты референтов и секретарей, без кортежа, по всей видимости, или на совещание, или по рабочим местам.


Судя по рекламной афише, фотография сделана в апреле – мае 1941 года. (Фильм «Первая конная», режиссера Ефима Дзигана, вышел в прокат в начале 1941 г.). Да и изображение М. И. Калинина уже выдает его преклонный возраст, он – конструктор Советской власти, достоин отдельной статьи.
Чем еще примечательно в фотографии? Отсутствие многочисленной охраны, это характеризует полное доверие к народу и обратное - уважение народа к власти.

Где или чем проявляется на фотографии наличие автократического режима личной власти, которым так щедро вписали в анналы истории?

Отстранением одного человека изменило бы ход развития страны? Вряд ли. Или конкретней - нет! Это был большой коллектив большевиков единомышленников, проникнутых фанатической целью социальной и экономической перемены.

Большинство правительств, во всех странах и всех временах, не стремятся, к каким бы то ни было переменам. Их цель в первую очередь заключается в «поддержании порядка», т. е. существующего порядка, и в защите или в отражении нападения изнутри или извне.

Советское же правительство открыто существует с преднамеренной целью изменить существующий порядок, причем не когда-нибудь, в отдаленном времени, а ныне, в пределах жизни существующего поколения; и эта перемена относится не только лишь к общим принципам, но и к самым интимным сторонам народной жизни.

Об этом отлично понимали, как зарубежные враги Советской власти, так и внутренние, в признаниях троцкистов, на процессах 37-х годов, было сказано, что цель - устранение верхушки ЦК партии.
О коллегиальном управлении страной очень точно выразился И. Сталин в интервью немецкому писателю Эмилю Людвигу 13 декабря 1931 года. На вопрос: - «Вокруг стола, за которым мы сидим, шестнадцать стульев. За границей, с одной стороны, знают, что СССР - страна, в которой все должно решаться коллегиально, а, с другой стороны, знают, что все решается единолично. Кто же решает?»

Ответ Сталина выразителен и определенен. Он сказал:


«Нет, единолично нельзя решать. Единоличные решения всегда или почти всегда—однобокие решения. Во всякой коллегии, во всяком коллективе имеются люди, с мнением которых надо считаться... На основании опыта трех революций мы знаем, что приблизительно из 100 единоличных решений, не проверенных, не исправленных коллективно, 90 решений — однобокие.

В нашем руководящем органе, в Центральном комитете нашей партии, который руководит всеми нашими советскими и партийными организациями, имеется около 70 членов. Среди этих 70 членов ЦК имеются наши лучшие промышленники, наши лучшие кооператоры, наши лучшие снабженцы, наши лучшие военные, наши лучшие пропагандисты, наши лучшие агитаторы, наши лучшие знатоки совхозов, наши лучшие знатоки колхозов, наши лучшие знатоки индивидуального крестьянского хозяйства, наши лучшие знатоки народностей Советского Союза и национальной политики.

В этом ареопаге сосредоточена мудрость нашей партии... Каждый имеет возможность внести свой опыт. Если бы этого не было, если бы решения принимались единолично, мы имели бы в своей работе серьезнейшие ошибки. Поскольку же каждый имеет возможность исправлять ошибки отдельных лиц, и поскольку мы считаемся с этими исправлениями, наши решения получаются более или менее правильными» .


2
Для наглядности о коллегиальности принятых решений: «Договор о создании СССР», от четырех договаривающих сторон, четырех республик не менее 15 росписей, черновик решения «о вводе войск в Афганистан», решение ЦК подписаны 12 членами ЦК и внизу, отдельно Брежневым.

Так выглядят все документы Советской власти, подписанные ВСЕМИ членами президиума ЦИКа или Бюро ЦК партии ВКП(б), а не те «Филькины грамоты», которые фигурируют в прессе, якобы извлеченные из архивов…

Пришедшие к власти большевики отлично осознавали, что для подъема народа из варварства к передовой цивилизации необходимо освободить весь народ от подчинения и контроля, неизбежно связанных с институтами частной собственности на средства производства.

В военное время добиваются полной координации сил народа путем автократических приказов, исполнение которых обеспечивается суровыми карами. Преобразование социальной и экономической жизни всех и каждого представляется, однако, иную и более трудную задачу, чем отпор вторгшейся армии, и она не может быть достигнута безапелляционными приказами и запретами.

Она связана с необходимостью изменить сознание целого народа. Она требует всеобщего образования, настойчивой пропаганды, терпеливого объяснения и личного примера, воздействуя на каждого человека, любого возраста везде и повсюду.

Ясно, что такое преобразование общества не может быть делом, которое по плечу простой диктатуре, даже если она находится в руках величайшего из людей. По существу речь вообще не идет о том, чтобы создать еще одного «вождя» или даже единственного «вождя». Тут необходимо активное участие миллионов руководителей.

Влиять на жизнь людей, изменять сознание, обучать новым личным навыкам - для всего этого в большинстве случаев необходим непосредственный личный контакт на работе и в часы досуга. В сталинскую эпоху, это специфическое влияние осуществляется на деле не одним человеком, не государственными деятелями стоящими наверху, хотя они могут направлять ее; она осуществляется повсеместно миллионной массой отборных пролетариев, членов коммунистической партии, никогда не прекращающих своего личного общения с товарищами по работе.

«Коммунисты вперед», это не только призыв – это пример, который вдохновил народ на освобождение территории страны и подавления фашизма в Европе. После ВОВ именно коммунисты повели восстановление страны, после варварских разрушений, нанесенных полчищами европейских «освободителей».

Уже в 1947 году промышленный потенциал СССР был полностью восстановлен, а в 1950 году он вырос более чем в 2 раза по отношению к довоенному 1940 году. Ни одна из стран, пострадавших в войне, к этому времени не вышла даже на довоенный уровень несмотря на мощные финансовые вливания со стороны США.

Только за 5 послевоенных лет в колхозах и совхозах были заложены полезащитные лесные насаждения на площади 1,7 млн. га; кроме того, государственных лесов посажено и посеяно 2,9 млн. га.

В сентябрьском номере журнала «Нейшнл бизнес» ("National Business") за 1953 г. в статье Герберта Гарриса «Русские догоняют нас» отмечалось, что СССР по темпам роста экономической мощи опережает любую страну и что в настоящее время темпы роста в СССР в 2-3 раза выше, чем в США.

После смерти Сталина пришедшая номенклатура нанесла сильнейший удар по всем проектам развития страны. Об этом написаны сотни страниц, но самый колоссальный удар, о чем «скромно» умалчивает новая история - был удар по общине!

Два века христианизации, трехсотлетнее царское владычество, столыпинские реформы не смогли сломить русского крестьянина, зато «новая» номенклатура, узурпировав власть партии, профсоюзов, кооперации, за несколько лет претворила многовековую мечту феодалов – помещиков в жизнь – низвергнув русскую общину.

Согласно сталинской конституции 1936 года, статья 5 Конституции РСФСР социалистическая собственность в РСФСР имеет либо форму государственной собственности (всенародное достояние), либо форму кооперативно-колхозной собственности (собственность отдельных колхозов, собственность кооперативных объединений).

Коллективная собственность на средства производства и коллективный труд, вооружённый передовой современной техникой. Советское крестьянство, говорил И. В. Сталин, - «это совершенно новое крестьянство, подобного которому еще не знала история человечества».

В СССР к 1956 году существовало 93 тысячи колхозов, 4857 совхозов и 8985 МТС, (в том числе МЭС – машино-экскаваторные станции для ирригации). В чем разница между совхозами и колхозами? Совхозы и МТС созданы на средства государства, финансировались государством и руководство назначалось государством.

Колхозы формируются за счет доходов хозяйства, самостоятельное избрание правления и распределения доходов. К 1936 году 600 хозяйств были уже миллионерами. Земля была передана колхозам в бессрочное (вечное) пользование.

Кооперация является собственностью пайщиков, имеет в своей собственности сеть магазинов (80% торговли в сельской местности), промысловая кооперация, строительство и полное снабжение колхозов строительными материалами, в наличие склады, заготовительные конторы, перерабатывающие предприятия. На январь 1954г. насчитывалось 19960 сельских потребительских обществ. Вся деятельность которых осуществлялась на основе хозрасчета.
К началу 1956 года в стране насчитывалось: крупно-рогатого скота - 70421 тыс.голов; свиней – 56482 тыс. голов; овец и коз – 145653 тыс. голов, из которых более 60% принадлежало коллективной собственности колхозов, добавив сюда всю инфраструктуру колхозов, потребительской и промысловой кооперации, одним росчерком пера стала государственной собственностью!

Русская община в лице более восьмидесяти миллионов колхозников, артельщиков, промысловиков и кооператоров была жестоко ограблена. Закончилась эпоха сталинского социализма, девизом которой было: «Сохраним и преумножим»! Отныне девизом эпохи заката социализма стало: «Это все наше». И появились расхитители, несуны и потребители всех уровней - жить на дармовщину.

Автоматически формулируется вывод, чем отличались руководители, коммунисты сталинской эпохи от последующей – заката социализма.

Коммунисты сталинской эпохи, да и большинство населения страны - делали общее дело и несли личную ответственность.

Коммунисты после сталинского периода - обзавелись личным «делом» и характеризуются коллективной безответственностью.

Защита «чести» мундира, партии, министерства – ведомства выдвинулась на первое место. «Система своих не бросает!» стало девизом целой эпохи и прочно обосновалась в современном обществе. Непотопляемость бюрократии вылилась в игнорировании законов, в не компетенции руководителей всех уровней. Итог коллективной безответственности – бесконтрольное распоряжение бюджетных средств, казнокрадство и коррупционность системы.

Именно во второй период социализма советский идеологический аппарат, советская цензура погрязли в политических дрязгах высшего эшелона власти, социальная жизнь народа осталась без внимания, его выставили «жертвой» политики. Взять хотя бы депутатский корпус всех уровней власти, которые исполняли и формировали Власть Советов сталинской эпохи. А это миллионы заслуженных работников, рабочих и крестьян. Заслуженных, а не выслуженных.

Почему-то не уделяли этой важной стороне функционирования советской системы должного внимания. Возможно, это было связано с тем, что среди номенклатурных партийных работников мандат депутата Совета был лишь приложением к основной, партийной должности. На выполнение депутатских обязанностей времени оставалось мало. Избирателям далеко не всегда удавалось иметь дело с настоящими слугами народа, как называли депутатов советские средства массовой информации.

Народные избранники, сталинского периода, старались не афишировать свою деятельность, не выпячивали себя, не «пиарились», как бы сказали в наши дни. Большую часть депутатов объединяло следование определенным писаным и неписаным нормам и принципам депутатской этики. Единственной привилегией для них считалось служить народу.

Известные ученые, врачи, артисты театра и кино, другие заметные люди сталинского периода в качестве депутатов вели огромную кропотливую работу. Они поднимали важные общественные вопросы, добивались решения реальных жизненных проблем своих избирателей, учреждений, в которых они сами трудились. О том, как много они успевали сделать, используя свой депутатский статус, служило их доступность в любое время. Это было лицо власти и одновременно рупор народа к власти.

На протяжении всего сталинского периода сохранялось и использовалось право избирателей на отзыв депутата, не оправдавшего доверия большинства избирателей.Депутаты должны были регулярно отчитываться перед избирателями, прислушиваться к голосу масс, к критике снизу, реально заниматься нуждами избирателей, решением их проблем. Наказы и запросы избирателей рассматривались как приоритетные документы в работе депутатов. Право отзыва депутатов определяло их подконтрольность народу и полную зависимость депутатов от избирателей.

https://www.kramola.info/blogs...

P.S. Вот откуда надо черпать опыт передового государства. Общинность - это залог успеха, и личного, и общего.
Артели, колхозы, МТС - возрождать.



+ Оригинал взят у sokura в Кратко о кратком курсе (несколько сумбурных замечаний)
Оригинал взят у auto_krator в Кратко о кратком курсе (несколько сумбурных замечаний)
Оригинал взят у marafonec в Кратко о кратком курсе (несколько сумбурных замечаний)

А вот умная книга сталинский «Краткий курс Истории ВКП(б)». Она не примитивна, а именно проста. Талантливо проста.

Не буду разбирать всю книгу подробно, она слишком известна. Обращу внимание на пару моментов. Книга написана предельно простым языком. Возьмем, например, фрагмент о рабочей оппозиции. Оппозиционеры «...думали, что партия и государство должны отойти в сторону от дела восстановления народного хозяйства, что это дело должно быть всецело передано в руки профсоюзов». Сказано даже примитивно. Можно сказать, что это язык не научной работы и не вузовского учебника. Но по-сути сказано верно. Для человека, который едва научился читать, это было самое то.


Как просто объясняется с одной стороны разница между троцкистами и бухаринцами, с другой — сходство их отрицательного воздействия на партию. Одни, дескать, отрицали возможность строительства социализма в одной стране при левацких лозунгах и стремлении к скорейшей индустриализации, а другие выступали за «мирное врастание» кулака в социализм и запугивали крестьянским сопротивлением. Объяснение простейшее и понятнейшее.

Еще мне очень понравился фрагмент о начальном периоде индустриализации (Х глава). Если мы возьмем стандартный школьный или вузовский учебник, то там внутренняя и внешняя политика излагаются в отдельных параграфах. События внешние и внутренние в умах учащихся нередко слабо связаны, они в лучшем случае запоминаются сами по себе, отдельно. А тут смотрите как: накануне индустриализации (1927) налет на здание «Аркоса» в Лондоне, разрыв дипломатических отношений с Англией, убийство Войкова в Польше, взрыв в партклубе Ленинграда, налеты на советские представительства в Китае. И весь этот перечень дается на фоне объяснений кровной необходимости индустриализации и коллективизации, масштабности стоящих задач. Получается, что международная буржуазия при участии эмиграции стремилась сорвать индустриализацию. При стандартном же изложении эти события не видятся столь взаимосвязанными. А потом... Потом перекидывается мостик от врагов внешних к врагам внутренним. И к месту вспоминается фраза Сталина о едином фронте буржуазии «от Чемберлена до Троцкого». Убедительно. Логично.

Коротко вся чисто экономическая суть коллективизации (была ведь и такая, чисто экономическая) выражена в нескольких предложениях: В 1927 г. кулаки производили 600 млн пудов хлеба (130 млн — товарного). В 1929 г. имевшиеся колхозы и совхозы (процент коллективизации еще не был высок) производили 400 млн пудов хлеба (130 млн товарного). То есть, произведя на 200 млн пудов меньше, крупные коллективные хозяйства давали товарного хлеба столько же. Все ясно. Точка. Больше никаких разговоров.

А что стоит вывод о необходимости борьбы с оппортунизмом и уклонами внутри самой партии?


«Крепости легче всего берутся изнутри» (из заключения «Краткого курса»). Это ж прям политическое завещание Сталина.
Да, умная книга.


Tags: Сталин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments