cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Кто изобрел 'оранжевую' технологию и как с этим явлением боролись большевики .

Оригинал взят у 1_capraz в Кто изобрел 'оранжевую' технологию и как с этим явлением боролись большевики .

z9d8VowphWYНе успели большевики придумать название своему правительству (очень удачное, кстати) и поделить кабинеты в Смольном (у Сталина даже стола еще не было), как получили «ответку» от «патриотической» буржуазии. Уже в начале ноября банки, почта, телеграф и почти все торговые предприятия прекратили работу. Тогдашнее чиновничество гордо назвала своё поведение – стачкой. Большевики метко ответили – саботаж.

Началась Гражданская война, началось сопротивление эксплуататоров власти народа, по выражению В. И. Ленина. Абсолютно точное выражение.

Русская буржуазия решила свалить власть Советов, развязав экономическую войну, как сказали бы сегодня. Что они придумали: подкупили служащих банков, почт, телеграфов, правительственных учреждений… торговцев и подкупать не нужно было, с целью полностью парализовать жизнь в стране. И в предвкушении скорого краха ненавистной им диктатуры пролетариата стали жрать свои ананасы, жевать рябчиков, всё это сверху заливая шампанским, делать ставки – сколько недель протянут эти комиссары?


Видите ли, они решили не признавать власть узурпаторов – большевиков! Решили выразить протест! А чего свой протест не выражали, когда шайка, назвавшаяся Временным правительством, захватила власть? Оно что, законным было?

Разные Солженицыны потом опусы целые писали о том, что Россия упустила свой шанс на демократию в тот день, когда Временных отвели в Петропавловку подумать на нарах над смыслом жизни… Я, когда вижу вдовушку Исаича сидящую за одним столом с Путиным, ржу до колик. Владимир Владимирович, ну если Вы не желаете знать историю своей страны достаточно подробно, то хотя бы изучайте историю государственных переворотов в России. Вам это точно пригодится. Но Вы и этого не желаете делать! Иначе шарахались бы от Солженицына как от чумы! Ведь он «оранжевую» революцию воспевал, как шанс нашей Родины на установление демократической власти. И разгоните, ради собственной же безопасности, всю эту прожорливую банду разных политологов и консультантов, они Вам наполитологичат и наконсультируют.

Все нынешние политологи, которые твердят об «оранжевых» революциях как об ноу‑хау Госдепа, являются элементарными неучами, не политологами, а присосавшимися к власти бесполезными паразитами. Понятно, что народу от них пользы никакой, только лишняя нагрузка на канализацию. Но и власти от них какая польза, если они ни разу даже не вякнули, что технология «оранжевых» переворотов изобретена не тупыми пиндосами, а родными капиталистами еще сто лет назад?

Вспоминаем историю Отечества и убеждаемся в очередной раз, что Россия – родина слонов.

Когда правительство Николая Второго ввязалось в Первую мировую войну (вернее, не ввязалось, а было втянуто в неё всей логикой развития мира империализма), и война приобрела затяжной характер, в среде русской буржуазии стало зреть недовольство политикой царя. Главной проблемой наших капиталистов была критическая зависимость от англо‑французских собратьев по классу, поэтому, когда война нанесла серьезный удар по экономикам стран Антанты, фингал появился и на морде русского капитала. И этот капитал родил идею «ответственного правительства», которое должно было сменить правительство Николая Второго и завершить разгром стран Тройственного Союза как можно быстрее.

В самом начале войны, как только союзники решили прекратить атаки немецких позиций, царь вызвал к себе посла Франции Мориса Палеолога и изложил ему свое видение послевоенного мира. Россия должна была получить влияние почти во всей Европе, до самого Рейна, Проливы, а англичане и французы – германские колонии.

И не думал царь завершать войну, пока не вырвет у своих «братьев по оружию» согласия на эти условия.

А пока союзники раздумывали, наши буржуи решили устроить государственный переворот, взять управление страной в свои руки, побыстрее закончить войну разгромом Австро‑Венгрии и Германии, коль уж Николай не подавался давлению Думы, требовавшей от него «ответственного правительства».

Была создана контора для прикрытия организации переворота, названная Центральным Военно‑промышленным Комитетом (ЦВПК), а в структуре ее еще и «рабочая группа».

Задачей этой «рабочей группы» и была организация «майдана» перед Зимним дворцом. Планировалось поднять петроградский пролетариат на грандиозную манифестацию с требованием конституционной монархии, привести толпы рабочих под окна царской резиденции и вынудить императора из самодержца стать конституционным, дать возможность «патриотам» самим назначить министров и мобилизовать русский народ на скорейший разгром немецких агрессоров.

Но вот в конце 1916 года Николай Второй вынудил все же англичан и французов подписать с Россией тайные договоры, в которых были учтены все его «пожелания», сообщенные Палеологу еще в начале войны. Конечно, еще активнее чем русский царь, «вынуждали» немцы, организовав масштабный «террор» против торгового флота Антанты… И, перед тем, как уехать к войскам в Ставку, в январе Николай нанес заговорщикам парализующий удар: рабочая группа, скомплектованная из меньшевистской сволочи, была арестована.

Всё. Опасность и сама возможность «майдана» в Петрограде была ликвидирована. Те, кто должен был вывести рабочих к балкону царской резиденции, пошли, заложив руки за спины, в «Кресты». Глава заговорщиков Гучков остался без инструмента, с помощью которого он планировал переворот. Эту тварь, Гучкова, даже трогать не стали…

А кто еще, кроме Гучкова был среди заговорщиков? Да посмотрите на состав Временного правительства – вся гоп‑компания там.

Если о причинах затяжного характера Первой мировой – моя гипотеза, то история с рабочей группой – это факт. Документальных источников и воспоминаний участников этих событий – масса.

А вот отсутствие упоминаний о тех событиях в свете современных украинских реалий, и не только украинских, свидетельствует о полном незнании политологами и советниками Президента РФ истории.

Дальнейшие же события, происходившие в Петрограде 1917 года, наглядно показали, что та кучка негодяев, которые сформировали легитимное, как утверждает политик Н. Стариков, правительство, были не только заговорщиками, но и просто отъявленными мерзавцами. И вопрос Николаю Викторовичу: Вы, господин хороший, действительно считаете, что правительство заговорщиков является законным? И Вы себя сторонником В. В. Путина считаете?

Владимир Владимирович, Вы там разберитесь в своей компании, кто за Вас и кто против, а то окажитесь в такой же ситуации, что и последний русский царь. Это сегодня Вам «историки» рисуют Николая, как безвольного и мягкосердного дурачка, который не усидел на троне, потому что решимости не хватило ему перевешать всех врагов династии. Ой, врут! Врут Вам безбожно.

Не это погубило Николая Второго. У него и решимости, и всего прочего хватало с лихвой, не зря звание Кровавого получил…

А теперь о том, из‑за чего и как Николай Второй кувыркнулся с трона…

Так что случилось в конце февраля 1917 года? Кто про масонский заговор пургу несет, кто, как Стариков, про английский, Кургинян вообще про какое-то расшатывание власти…

А в отчеты петроградской полиции не догадались они посмотреть. Или посмотрели, да и «забыли», потому что очень там неудобные для их концепций вещи написаны. В книге «Анти-Стариков» я эти документы выложил

По старому стилю праздник 8 марта, Международный женский день приходился на 23 февраля. В начале 20-го века это был не день удовлетворения мужиками женских капризов, нашим прабабушкам в те годы было не до тюльпанов, выращенных голландскими цветоводами, их другие проблемы волновали. А если знать историю этого праздника, то одно имя Клары Цеткин должно подсказать, что отмечали его сторонницы большевиков.

Вот работницы ткацких фабрик Выборгской стороны Петрограда и «отметили»! Они вышли 23 февраля на демонстрацию. Сколько часов в день, за какую зарплату, в каких условиях работали и как жили простые женщины в «цветущей» империи Романовых мы представляем? Думаю, на этом отдельно останавливаться не надо. Прибавьте войну. И еще расфуфыренных блядей из высшего общества, разъезжающих в колясках, запряженных рысаками, прямо на глазах стоявших в очередях за черным хлебом ткачих, что бы не возникали в голове дурацкие мысли, как у Старикова, например, который сравнивает Петроград 1917 года с блокадным Ленинградом. Нечего там сравнивать.

Теперь представьте толпу из нескольких тысяч баб, которые вкалывают по 14-16 часов у станков, а потом стоят в многочасовых очередях за хлебом, что бы накормить детей, да еще мужья у них на фронте, а напротив булочной хохочет, вывалившись из кабака, обожравшаяся шампанским буржуйская сволочь. Много надо иметь воображения, что бы достаточно достоверно представить, какие речи произносили ткачихи на демонстрациях и митингах 23 февраля (8 марта) 1917 года? «Бабы! Мы не знаем чем детей кормить! По 14 часов вкалываем! Мужики на войне убиты-покалечены, а эти жируют! Долой помещиков-капиталистов! И царя Николашку вместе с ними долой!».

И демонстрации продолжились тем, что толпы женщин пошли по другим фабрикам и заводам Петрограда, работницы стали стыдить инертных представителей сильного пола, призывать их бросать работу и присоединяться к протестам. Естественно, мужикам стало стыдно…

Одновременно делегация демонстранток явилась к членам подпольного ЦК РСДРП (б), а там заправлял делами молодой еще парень Вячеслав Молотов-Скрябин. Вот его прижали в углу: Слава, хватит сопли жевать, давай, готовь воззвание! Всеобщая стачка!

Молотов и его товарищи по ЦК трусами не были, поэтому уже на следующий день листовками с соответствующим текстом были оклеены все проходные всех фабрик и заводов. Улицы города заполнились забастовавшим народом. Полиция неблагоразумно попробовала эти беспорядки пресечь, нарвалась на «ответные меры», её рабочие просто разогнали и разгромили.

В полной панике власть решила повторить то, что позволило ей справиться с революцией 1905 года – вывела гвардейские полки против бунтовщиков. И вляпалась по самые помидоры.

Что из себя представляла гвардия до 1914 года? Элитные войсковые части под командованием офицеров почти сплошь из дворянской аристократии, самой преданной царизму части общества. Нижними чинами эти части формировались из отборных рекрутов, многолетней муштрой солдаты доводились до необходимой кондиции, поэтому моральных проблем и угрызений совести не испытывали, когда залпами лупили по толпе, которую Гапон привел к Зимнему Дворцу.

Но это до 1914 года. А вот когда началась война, то «расшивая» проблему отставания в сроках мобилизации от Германии, русское командование бросило против немцев именно гвардию – части постоянной боевой готовности. И эту гвардию оно благополучно уложило в атаках на немецкие траншеи. Еще и политика затягивания войны привела к исчерпанию мобилизационных ресурсов, в результате гвардейские полки стали комплектоваться из того же призывного контингента, что и армейские. И, мало того, что попали в них крестьяне и рабочие, уже понявшие, что война совсем не Отечественная идёт, так еще и довольно значительная часть новобранцев была заражена революционными идеями. Перед тем, как отправить на фронт пополнение для тающих, как мартовский снег, разных семеновских и преображенских полков, это пополнение нужно было обучить. А для обучения нужно было где-то разместить запасные полки. Особенно головы загружать такой проблемой не требовалось: казармы в столице после отправки на фронт старых гвардейцев стояли пустыми. Да и офицерам удобно – под боком культурная жизнь и остальные прелести большого города.

Так как гвардейское офицерство представляло собой самую зажравшуюся часть командного корпуса дореволюционной армии, то, само собой, оно еще и было туповатым. Поэтому вело себя с новобранцами предельно вызывающе, по-барски, прямо напрашиваясь на неприятности. Обратитесь хотя бы к воспоминаниям такого антисоветчика, как Солоневич, он как раз служил в запасном гвардейском полку в период описываемых событий. Там наглядно всё. Заодно, и о большевистском влиянии узнаете много.

И когда бравые поручики и штабс-капитаны зычными баритонами подали «гвардейцам» команду «Залпом! Пли!» то они не услышали звуков выстрелов трехлинеек. Из солдатского строя послышалось: Вы вообще охренели?! Там же наши братья и сестры! Вы в кого, суки, нам стрелять приказываете?!

Петроградский гарнизон перешел на сторону народа. Сразу же в казармах были вывешены плакаты: Долой войну! Долой самодержавие!

Власть царской администрации в Петрограде прекратила своё существование. ЦК РСДРП (б) выступил с инициативой организации Совета рабочих и солдатских депутатов.

Теперь к чисто большевистскому лозунгу «Долой войну!» добавьте всё, что я вам изложил ранее и ответьте на вопрос: кто стоял за событиями, приведшими к Февральской революции? Не большевики?

А вот то, что произошло дальше в конце февраля и начале марта 1917 года, называется подлостью.

Пока большевики, в том числе прекрасная и самая самоотверженная часть партии – женщины, рисковали своими жизнями, организуя выступления рабочих, занимаясь агитацией в солдатских казармах, вся меньшевистская свора и заговорщики из гучковско-милюковской шайки сидели ниже травы, тише воды. Но как только стало ясно, что в Петрограде вся прежняя власть разогнана восставшим народом, и реальной опасности для ее противников уже не существует, они решили на горбу революционеров въехать в рай.

Из тюрем демонстрантами были выпущены все политические заключенные, в том числе и члены рабочей группы, которых министр внутренних дел Протопопов упёк в «Кресты». Большевики инициировали созыв Совета рабочих и солдатских депутатов, но еще сами только выходили из подполья и были заняты работой в среде восставшего народа, и здесь выскочившие на свободу из «Крестов» меньшевики в срочном порядке этот Совет организовали и нагло в нем уселись.

А другая часть заговорщиков, составленная из депутатов Государственной Думы и прикормленной буржуазией военщины, решила, пользуясь моментом, осуществить свою мечту о конституционной монархии. Правда, Николай Второй их кинул, отказавшись отрекаться в пользу сына при регенстве брата Михаила. А Михаил, последовав совету неглупого Керенского, на трон вскарабкаться не решился, что и спасло банду гучковых-милюковых, иначе солдаты, узнав о воцарении еще одного Романова, просто на штыки их подняли бы. Но создать Временное правительство эти проходимцы успели. Причем всё сделали, ввиду цейтнота, им грозившего, максимально быстро и цинично. Просто собралась компания из 12 депутатов Думы и выбрала из себя и своих друзей новый кабинет министров взамен царского. Охренеть, как законно и легитимно?! А что бы заткнуть рты народу, ошарашенному такой наглостью, пообещали, что они у власти не навсегда, а только до Учредительного Собрания.

Совсем недавно такую же пьесу мы видели на Украине, когда Януковича вынудили убежать, исполнять его обязанности уселся бандеровский ублюдок Турчинов, пообещав в скором будущем выборы Президента.

Ситуация – один в один. Но наш «патриот» Н.В.Стариков считает, что Временное правительство было легитимным. Вот как он теперь сможет ответить на вопрос Турчинова: почему это вдруг украинские заговорщики стали хунтой в глазах таких русских «патриотов»?

К чему я это о Временном правительстве? Вроде, как тема немного о другом? Да нет, просто вопрос интересный возникает: если кто‑то посчитал Совнарком незаконной властью и начал против него «стачку», то почему эти «кто‑то» пошли на службу в банки и на телеграфы после 3 марта 1917 года? Они всерьез думали, что шайка Гучкова‑Милюкова – законное правительство?

Ах, «временные» же Учредиловку пообещали… Так большевики не только обещали, но и выборы на конкретную дату назначили, и, тем не менее, саботаж начался.

И никто из тогдашних чиновников не вспоминал про Учредиловку, когда к власти пытались привести Корнилова или Сашка Керенский себя диктатором объявлял… Никому в голову не приходил простейший вопрос: почему никого из представителей партии, которая повела рабочих и солдат Петрограда на свержение царизма, не оказалось во Временном правительстве? Меньшевика Чхеидзе позвали (правда, тот отказался), эсера Керенского позвали, а вот Шляпникову и Молотову таких предложений не поступало. Демократы, называется…

А когда Второму съезду Советов, единственному представительному органу в то время, зачитали обращение Ленина, смыслом которого было: Съезд (в котором членов ленинской партии было чуть больше половины), теперь власть у тебя, – то это стало считаться узурпацией и диктатурой. Логика где?

Да нет в этом, конечно, никакой логики, если представлять по‑солженицынски и по‑стариковски Временное правительство и их верных прихлебателей из числа меньшевиков и эсеров какими‑то демократами. Не может никакая хунта быть демократической. И эта была такая же, и то, что она едва не притащила в столицу России оккупантов ради сохранения власти – закономерно.

Вот вам буржуазная революция и власть капитала во всей её красе. Получите и распишитесь. Это ведь та финансово‑промышленная мафия, которая плешь проела последнему русскому царю требованиями побыстрее войну закончить, несмотря на то, что союзники еще не определились, что России от общего победного пирога достанется, может только крошки. Плела заговоры и при этом внаглую еще на поставках фронту наживалась, воспользовавшись неизбежными трудностями во время войны, развернула спекуляцию продовольствием в таких масштабах, что в Петрограде вспыхнул голодный бабий бунт, который и стал толчком к революции.

Уже видя, что дальнейшее участие в войне приведет к полной катастрофе и развалу страны, толкала подконтрольных министров Временного правительства на её продолжение, выполняя финансовые обязательства перед англо‑французскими «партнерами». Не желая поступиться ни копейкой из своих прибылей, игнорировала любые требования рабочих, зато планировала отдать наиболее революционные районы России на расправу немецкой армии, чтобы только сохранить капиталы движимые и недвижимые.

А как только их ставленники были «уволены» восставшим народом, эта мафия сразу же объявила экономическую войну этому народу и своей стране. Вот вам истоки и причина саботажа. Не надо ля‑ля про всякие незаконные большевистские перевороты.

Самое интересное, что и сегодня есть мечтатели, которые надеются на патриотические чувства нынешней отечественной буржуазии. Причем, ситуация с этими надеждами выглядит запредельно комичной, если учитывать что вывоз капитала из России после начала, по сути, конфликта с ЕС и США, удвоился. Патриотизм зашкаливает.

Конечно, нужно быть полным идиотом, если считать такое поведение национальной особенностью русской буржуазии. Достаточно просто подумать, насколько был ограблен рабочий класс Европы, когда их деляги вывезли большую часть промышленности в Азию, где двуногие рабы дешевле. Тем, кто думает, что народы Европы только и мечтали покупать китайские ботинки, переквалифицировавшись в офисных крыс, советую записаться на операцию по лоботомии, больше ничего с мозгом таких типов сделать нельзя. Только хирургия.

И политикам, которые пытаются опереться на национальный капитал в лице его представителей, следует изучать историю Корниловского мятежа, чтобы знать, как «патриоты» Вышнеградский и Путилов пробовали поменять Сашку на Лавра. Это хорошо, что тогда большевики существовали, а так бы вылетел в форточку пятой точкой вперед тогдашний «президент» Керенский, хотя служил «деловым» людям не за страх, а за совесть. Президентам вообще полезно историю русской революции изучать.

Так что не было никакой идеологической платформы у «стачки» государственных служащих в конце 1917 года. Совнарком был не то что намного законнее Временного правительства, а просто единственно возможным в то время законным органом власти. Вариантов других не было. И чтобы начать забастовку с требованием отставки народных комиссаров и возвращения из Петропавловской крепости старого правительства, фактически – правительства национальной измены, нужны были не идеологические аргументы. Эти «аргументы» должны были шелестеть убедительно…

И зашелестели. Жак Садуль, представитель французской военной миссии, описал этот процесс: «Дело поставлено исключительно организованно. Как только стало очевидным, что большевики придут к власти, начальство выплатило служащим и себе первый аванс в размере месячного жалованья.

Сразу же после восстания второй аванс и годовая премия были выплачены работникам, обязующимся не служить новому правительству. Таким образом, персонал государственных учреждений был обеспечен, чтобы жить, не работая, по январь месяц. Но это не всё, были приняты и другие меры, чтобы продлить сопротивление. Накануне захвата большевиками центральных учреждений были спрятаны резервные фонды, которые должны пойти также на выплату заработной платы. Наконец, были призваны на помощь антибольшевистски настроенные частные банки, в том числе – утверждают большевики – контролируемые капиталистами Антанты. Полагают, что суммы, которые уже были или будут вот‑вот распределены среди служащих, позволят им продержаться четыре‑пять месяцев, то есть значительно дольше, чем предположительно большевики продержатся у власти.

Нужно не знать русских и особенно русских служащих, чтобы не понимать исключительный успех такой операции. С восхитительным мужеством смелые функционеры присоединились к движению, которое подарило им долгий и полностью оплаченный отпуск».

И ведь расчет был почти безошибочным у организаторов «стачки»: в условиях полного паралича государственного аппарата никакая власть не продержится сколь‑нибудь долго. Много ли навластвуешь, если у тебя ни одного чиновника нет в подчинении? Кто твои директивы в жизнь проводить будет?

Ситуация усугублялась еще и массовой неграмотностью населения. В царской России человек, получивший хотя бы гимназическое образование, от безработицы не страдал. Это сегодня на любой писк недовольства российского чиновника, начальство отвечает стандартно хамски: не нравится – свободен, за тобой очередь стоит на любую должность. Коммунисты все‑таки оставили после себя главное наследство – образованный народ, а в 1917 году грамотные люди были наперечет, и некем, по большому счету, было заменять саботажников. Организаторы саботажа обосновано думали, что за горло схватили Советскую власть.

Конечно, подлинные «герои» этой акции «протеста» свои рыла светить не очень желали. Я имею в виду владельцев заводов‑пароходов, у них для этого на подхвате были нужные люди. Именно те, которые грозились на Втором съезде Советов уйти на защиту Зимнего и своими интеллигентскими телами преградить путь «озверевшей» матросне, но Временное правительство в обиду не дать. Меньшевики и эсеры. Социалисты и революционеры. Самые социальные и революционные. Вот они и организовали штаб саботажа уже на следующий день после Октябрьской революции, назвав его максимально патетично «Комитет спасения Родины и революции». Не больше, не меньше. Возглавили этот Комитет два правых эсера Н. Д. Авксентьев и А. Р. Гоц, и начали «спасение» с «Воззвания к гражданам Российской Республики», которое достойно того, чтобы привести его без малейших купюр и со всеми подписями:



Товарищи солдаты, рабочие и крестьяне!

Комитет Спасения Родины и Революции обратился к гражданам Российской Республики со следующим воззванием:

«25 октября большевиками Петрограда, вопреки воле революционного народа, преступно арестована часть Временного Правительства, разогнан Временный Совет Российской Республики и объявлена незаконная власть.

Насилие над Правительством революционной России, совершенное в дни величайшей опасности от внешнего врага, является неслыханным преступлением против Родины. Мятеж большевиков наносит смертельный удар делу обороны и отодвигает всеми ЖЕЛАННЫЙ МИР. Гражданская война, начатая большевиками, грозит ввергнуть страну в неописуемые ужасы анархии и контрреволюцию и сорвать Учредительное Собрание, которое должно упрочить республиканский строй и навсегда закрепить за народом землю. Сохраняя преемственность государственной власти, Всероссийский Комитет Спасения Родины и Революции возьмет на себя инициативу воссоздания Временного Правительства, которое, опираясь на силы демократии, доведет страну до Учредительного Собрания и спасет ее от контрреволюции и анархии.

Всероссийский Комитет Спасения Родины и Революции призывает вас, граждане:

Не признавайте власть насильников!

Не исполняйте их распоряжений!

Встаньте на защиту Родины и Революции!

Поддерживайте Всероссийский Комитет Спасения Родины и Революции!»

Всероссийский Комитет Спасения Родины и революции в составе – председатель Петроградской городской думы, Временного Совета Российской Республики, ЦИК Всероссийского Совета Крестьянских Депутатов, ЦИК Советов Рабочих и Солдатских Депутатов, фронтовых групп, представителей 2‑ого съезда Советов Рабочих и Солдатских Депутатов, фракции социалистов‑революционеров, с.‑д. (меньшевиков), народных‑социалистов, группы «Единство» и др., а также и Центрофлот».



С самого заголовка начинается жуткий мухлеж. Кому обращение адресовано? Рабочим, солдатам и крестьянам? Ладно, крестьян пока опустим, но ведь только что Второй съезд Советов рабочих и солдатских депутатов абсолютным большинством поддержал большевиков! Даже, как я раньше показал, часть однопартийцев этих «спасителей» проголосовала за декреты Ленина. И вопреки воле какого революционного народа Временное правительство было арестовано? Кто эту волю и как выражал? В какую контрреволюцию хотел ввергнуть страну главный революционер России Ульянов? И смотрите, еще даже выборов в Учредительное собрание не было, а составители этого воззвания уже знают, что оно упрочить должно. Пророки.

А где фамилии отважных подписантов? За кого народ должен рвать на грудях тельняшки?

Дальше круководству «стачкой» присоединились «Союз Союзов служащих государственных учреждений», «Союз трудовой интеллигенции», «Союз инженеров». Организационным центром стала Городская дума Петрограда.

Присоединились все радостно. Так еще бы: бывшие министры Временного правительства хапнули из Государственного банка 40 миллионов рублей, да еще среди капиталистов сбор средств провели, один только Рябушинский 5 миллионов отвалил… Из этой кассы выдали зарплату сразу за несколько месяцев вперед саботажникам. Чего бы и не бастовать при таком раскладе?

Правда, вроде как незаконно из государственных средств оплачивать чиновникам, которым не понравилось образовавшееся государство, забастовку, но что не сделаешь ради революции и предотвращения анархии?!

И начались веселые времена в стране. Прямо с Государственного банка. Разумеется, что любому правительству сразу нужны деньги, чтобы эти деньги получить из банка, нужно открыть свой счет. А потом уже с этого счета тратить средства на государственные нужды. Совнарком так и решил сделать, люди же в нем подобрались достаточно грамотные. 12 ноября в Банк поступило заявление об открытии в его Петроградском отделении счета Совнаркома с образцами подписей Ленина и замнаркомфина Менжинского.

Только не тут‑то было. Господин Шипов, управляющий, советских министров послал куда подальше. Он решил, что теперь он сам себе власть, раз все деньги у него. И начал творить вещи вообще непотребные: своим решением 610 миллионов напечатал и в обращение их выпустил, а кредиты начали его подчиненные самостоятельно раздавать направо и налево…

Правительство большевиков понимало, что отсутствие финансирования приведет к самым печальным последствиям, поэтому отреагировало мгновенно:



«Резолюция ВЦИК о борьбе с саботажем чиновников Государственного банка 8(21) ноября 1917 г.

Центральный Исполнительный Комитет констатирует, что старшие чиновники Министерства финансов и Государственного банка, не признающие Советской власти, произвольно распоряжаются достоянием казначейства и Государственного банка, выдавая кредиты в одних случаях, задерживая в других и отказывая Совету Народных Комиссаров в кредитах на самые неотложные и жгучие потребности, прежде всего на принятие экстренных мер в деле обеспечения продовольствием фронта и проведения выборов в Учредительное собрание.

Усматривая в поведении старших чиновников Министерства финансов, в частности Государственного банка и казначейства, преступный саботаж, последствия которого могут самым гибельным образом отразиться на существовании миллионов солдат, крестьян и рабочих и помешать успешности созыва Учредительного собрания в установленный срок, Центральный Исполнительный Комитет предлагает Совету Народных Комиссаров принять самые энергичные меры для немедленной ликвидации саботажа контрреволюционеров Государственного банка и призывает всех остальных служащих, верных делу народа, оказать Советской власти всестороннее содействие в деле обеспечения государственной работы необходимыми денежными средствами».



Первым Комиссаром по Государственному банку на правах управляющего был назначен С. С. Пестковский, но протянул на должности всего несколько дней. Обнаглевшее чиновничество с ним даже разговаривать не захотело, и этот деятель не придумал ничего лучшего, как предложить правительству занять на неотложные нужды деньги у его знакомого банкира‑поляка. В. И. Ленина это взбесило.


Читать полностью

Петр Балаев
Источник


Tags: война, война Миров, мандауны, пятая_колонна, русофобия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments