cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Category:

Стамбульский π*цУ как новая ступень раскола Православной Церкви

Оригинал взят у antpis2 в Новая ступень раскола

Мой преподаватель по греческому. Сейчас служит в Москве. Открывает интересные и важные детали о "томосной" ситуации.
http://www.pravoslavie.ru/118786.html
НОВАЯ СТУПЕНЬ РАСКОЛА

6 января 2019 г. войдет в историю Православной Церкви как одна из трагических страниц. Патриархом Константинопольским Варфоломеем была нанесена новая рана Церкви Христовой, сделан еще один шаг по углублению раскола бывшей православной Константинопольской Церкви от Тела Вселенского Православия. Сослужив с ложным «митрополитом» Киевским Епифанием, а точнее, светским человеком и раскольником Сергеем Думенко, Варфоломей со всем своим епископатом вступил в то гибридное раскольническое образование, слепленное из двух украинских расколов («УПЦКП» и «УАПЦ»), создание которого он сам же «благословил» через синодальное решение Константинопольского Патриархата и личное участие его представителя митрополита Галльского Эммануила. Центром исключительно политического и русофобского раскола является отныне не резиденция одного из украинских расколовождей Денисенко и Малетича или новоявленного зицпредседателя СЦУ («Святейшей церкви Украины») Думенко.

Этим центром теперь является бывший православный храм святого Георгия в стамбульском районе Фанар. Почему бывший? Потому что невозможно более почитать храмом место, оскверненное кощунственной «литургией», совершенной в сослужении не имеющего священного сана схизматика. Осознавать это больно для православного сердца. Но разве не еще больнее нам, чадам Русской Православной Церкви, было осознавать факт осквернения великой общерусской святыни - Киевского Владимирского собора, захваченного в 1992 году филаретовскими раскольниками?


Кроме того, официальным документом, указывающим на неразрывную и органическую связь украинского раскола с его новым главой, Варфоломеем Архондонисом, является сам беззаконный «томос» об учреждении якобы автокефальной СЦУ, врученный Епифанию Думенко в тот же день, 6 января 2019 г. Уже много написано о том, что этот «томос» дает украинским раскольникам не автокефальный статус, а ставит их в положение жестко подчиненной стамбульскому епископу митрополии. И это ясно свидетельствует не только о подтасовке и обмане со стороны Варфоломея в рамках изначально нечистой игры, но и о том, что Константинопольский патриарх таким образом задокументировал свою прочную связь с расколом и возглавление его. Не только риторически верным, но и канонически выверенным является заявление главы Патриаршей пресс-службы отца Александра Волкова: Варфоломей «поддерживает и уже даже возглавляет раскол».

Евхаристическое общение с раскольниками, в которое вступил Варфоломей и служившие с ним иерархи Константинопольского патриархата, классифицируется священными и богодухновенными канонами Православной Церкви как тяжкое каноническое преступление.

Так, 10 апостольское правило говорит: «Аще кто с отлученным от общения церковного помолится, хотя бы то было в доме: таковый да будет отлучен». 11 апостольское правило: «Аще кто, принадлежа к клиру, с изверженным от клира молитися будет: да будет извержен и сам». 2 правило Антиохийского Собора: «Аще же кто из епископов, или пресвитеров, или диаконов, или кто-либо из клира, окажется сообщающимся с отлученными от общения: да будет и сам вне общения церковного, яко производящий замешательство в чине церковном». 4 правило Антиохийского Собора: «Аще который епископ, изверженный от сана собором, или пресвитер, или диакон своим епископом, дерзнет совершити какую-либо священную службу... таковому отнюдь не позволяется, на другом соборе, ни надежду восстановления в прежний чин имети, ниже до принесения оправдания допущену быти. Но и все сообщающиеся с ним да будут отлучены от Церкви, и наипаче, когда, зная осуждение, произнесенное противу вышереченных, дерзнуть имели общение с ними». 9 правило Карфагенского Собора: «Аще который епископ, или пресвитер, приимет в общение праведно изверженных за свои преступления из Церкви: да будет и сам повинен равному осуждению...».

Константинопольский патриарх не легитимировал схизму, но делегитимировал себя. Не раскольники стали частью Церкви Христовой, но Константинопольский патриархат - расколом. Причем не новым расколом, а частью уже существующего, церковное осуждение которого ранее признавал сам Варфоломей совершенно свободно и без всякого принуждения. Вот, например, какой была реакция Константинопольского патриарха на решение Архиерейских Соборов Русской Православной Церкви о низложении бывшего Киевского митрополита Филарета Денисенко (1992 г.) и о анафематствовании последнего (1997 г.): «Наша Святая Великая Христова Церковь, признавая полноту исключительной по этому вопросу компетенции Вашей Святейшей Русской Церкви, принимает синодально решенное о вышесказанном» и «Получив уведомление об упомянутом решении, мы сообщили о нём иерархии нашего Вселенского Престола и просили её впредь никакого церковного общения с упомянутыми лицами не иметь». Воистину, «от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Евангелие от Матфея, 12:37).

Еще одной новой вехой не только в развитии фариотско-украинского раскола, но и в эволюции еретического учения восточного папизма стал сам текст «томоса» Константинопольского патриарха. В нем он выразил многочисленные претензии на статус главы всей Церкви, на особые властные права и полномочия над Поместными Церквами. В основном, эти претензии повторяют то, что уже заявлялось самим Варфоломеем, некоторыми его предшественниками, фанариотскими авторами, разрабатывающими эту чуждую Преданию Церкви доктрину. Однако есть одно место в «томосе», которое показывает совершенно новую ступень в притязаниях «восточного папы». Это раздел об особой судебной апелляционной власти Константинопольской кафедры над Православной Церковью. На первый взгляд, текст повторяет старую претензию. Однако внимательное его прочтение указывает на существенный сдвиг позиции Фанара в сторону ужесточения своих властных амбиций: «... сохраняется право всех архиереев и иного духовенства на апелляционное обращение к Вселенскому Патриарху, который имеет каноническую ответственность принимать безапелляционные судебные решения для епископов и иного духовенства поместных Церквей, согласно 9-му и 16-му (нашумевшая опечатка - на самом деле, речь идет о 17-м - А. Н.) священным канонам IV Халкидонского Вселенского Собора». Здесь обращают на себя внимания два аспекта.

1. Если ранее фанариотские апологеты просто заявляли о якобы праве Константинопольского патриарха принимать апелляции от епископов других Поместных Церквей, то теперь судебные решения этого патриарха официально объявляются еще и «безапелляционными». Это совершенно новое слово для папистской доктрины Фанара, еще более превращающее его претензии из антиканонических в еретические именно догматически. Что означает, что на судебные решения Константинопольского престола в отношении духовенства всех Поместных Церквей не может быть никакой апелляции? Это значит, что в воображении фанариотов никто и ничто, даже Всеправославный и Вселенский Соборы, не вправе пересматривать решения Константинопольского патриарха. Его судебная власть считается выше Вселенского Собора, что непосредственно роднит эту доктрину с учением римо-католицизма о папстве, выраженным в догматической конституции I Ватиканского Собора «Pastor Aeternus»:

«Мы учим и провозглашаем также, что он (папа) является верховным судией верных и что во всем, что касается церковной юрисдикции, можно апеллировать к его суду. Суд Святейшего Престола, выше которого нет никакой власти, не должен никем ставиться под сомнение, и никто не имеет права осуждать его решения. Поэтому уклоняются с пути истинной веры те, кто утверждает, что позволено апеллировать к Вселенскому Собору по поводу решений папы Римского, как если бы этот Собор был авторитетом более высоким, чем папа» (Глава 3).

Чтобы суд Константинопольской кафедры был безапелляционным в масштабах Вселенской Церкви, он и должен быть судом Вселенской Церкви, судом последним. Раз не может быть его оспаривания, значит, он должен быть безошибочным, непогрешимым, ибо в Церкви не может быть институционального закрепления возможной ошибочности, несправедливости и неправедности, поскольку Полнота Церкви свята и непогрешима. Это значит, что высшая и неоспариваемая судебная власть над всей Церковью, в Церкви и от имени Церкви должна быть институализирована в конкретной кафедре, по мысли фанариотов - Константинопольской. Но тогда из этого следует, что данная кафедра должна обладать определенными свойствами, принадлежащими всей Вселенской Церкви. В случае с судебной властью - Святостью (непогрешимостью) и Соборностью (кафоличностью, вселенскостью). И это также звучит очень созвучно - не совпадая во всех деталях, разумеется - с римо-католической еретической доктриной папства, учащей, что папа в определенных вопросах обладает «той безошибочностью, которой Божественный Искупитель благоволил наделить Свою Церковь» (Pastor Aeternus», глава 4).

2. Второй аспект, обращающий на себя особое внимание в цитированном разделе «томоса» о создании раскольнической СЦУ - это расширение непосредственной юрисдикции апелляционного суда над Поместными Церквами, на который претендует новоявленный восточный папа. Если ранее речь шла о епископах, то теперь уже говорится и об ином духовенстве, то есть также о пресвитерах и диаконах. Показательно, что подобная претензия - чистый продукт самостоятельных измышлений фанариотских «богословов», полностью отвязавший себя даже от прежних неудачных попыток ложно перетолковать церковные правила, соборные постановления.

Что имеется в виду? Незаконное приписывание Константинопольскому престолу права на высший апелляционный суд в отношении епископов других Поместных Церквей основывалось на тенденциозном и безосновательном перетолковании 9 и 17 правил IV Вселенского Собора. Эти правила упоминают о праве епископов, недовольных судом областного митрополита, обращаться вариативно либо к суду экзарха диоцеза, либо к суду Константинопольского Патриарха. Под экзархами диоцезов в канонах подразумеваются именно экзархи диоцезов, то есть ряда больших церковных округов, которые решением IV Вселенского Собора признаны за Константинопольской кафедрой. Ложное толкование некоторых константинопольских канонистов состоит в отождествлении этих экзархов с другими Патриархами и, соответственно, в приписывании Константинополю права вмешательства в судебные дела над епископами иных Поместных Церквей. Однако даже эти пагубные перетолкования никогда не говорили о праве апелляционного суда Константинопольских патриархов в отношении дел кого-либо, кроме епископов других Поместных Церквей, поскольку в соответствующих разделах упомянутых правил Халкидонского Собора говорится только о епископах.

После того как, не основываясь уже вообще ни на чем, Варфоломей по собственной прихоти расширил свои несуществующие судебно-апелляционные права на чужих священников и диаконов, ссылки в тексте «томоса» на 9 и 17 каноны IV Вселенского Собора выглядят просто как откровенное издевательство, по принципу: ну надо же было на что-то сослаться! Подобное самовольное расширение мнимых «прав» также все более приближает учение восточных папистов к доктрине папистов западных, учащих о «полной и верховной юрисдикции надо всей Церковью» папы Римского, о его власти «обычной» и «непосредственной» «надо всеми Церквами и каждой в отдельности, как надо всеми и каждым в отдельности пастырями и верными» («Pastor Aeternus», глава 3). Понятно, что учение Фанара не раскрылось еще во всей полноте, подобно учению Рима. Однако направление и тенденция очевидны. Как и то, что мы имеем дело с двумя видами одного рода папистской ереси, которые вряд ли когда-нибудь стопроцентно совпадут, что не отменяет их родового и типологического единства.

На что еще решится бывший первенствующий по чести патриарх православного мира? Трудно что-либо прогнозировать, тем более, что его поведение становится все более волюнтаристским и непредсказуемым. И уж точно не имеющим никакого отношения к возвещаемой Церковью Христовой Евангельской Истине.





+ О ДОБРОМ ДОКТОРЕ АЙБОЛИТЕ И
ЭЛЛАДСКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ



Рост территории Греции а ХIХ-ХХ веках

Нынешний конфликт между Русской и Константинопольской Православными Церквами будоражит всех. И верующие, и неверующие, и воцерковленные, и «с Богом в душе» ‒ все в одночасье стали «специалистами» по каноническому праву и истории Церкви. Это удручает. Удручает, что слово «специалист» тут помещено в кавычки.

Удручает, что все хором стали кричать и взаимно друг друга упрекать. Это и не может не удручать любого христианина, который желает единства и мира Вселенской Церкви.


Кто прав, кто виноват? У меня совершенно нет желания бродить по каноническим лабиринтам в поисках истины. Канон – это хоть и духовный, но все же закон. А мы прекрасно знаем, что говорит о законах русский фольклор.

Патриарх Варфоломей преследует совершенно определенные меркантильные цели

Хочется просто по-человечески разобраться, почему в некоторых СМИ Патриарха Константинопольской Церкви Варфоломея сравнивают с добрым доктором Айболитом, который приехал лечить украинских бегемотиков, а Патриарха Кирилла и всю Русскую Православную Церковь – со злым доктором, который мешает доброму.

Чтобы понять, что Патриарх Варфоломей отнюдь не добрый доктор, что он преследует совершенно определенные меркантильные цели, нужно на время забыть о текущем конфликте и вспомнить другой. Нужно вспомнить Элладскую (Греческую) Православную Церковь.

Попытаемся хотя бы вкратце обрисовать проблему. Для этого нам понадобится немножко вспомнить историю. Когда Византия пала под натиском турок, Патриарх Константинопольский стал главой всех православных христиан на землях, завоеванных Османской империей. Поэтому он смог распространить свою власть на другие Поместные Церкви, которые также оказались под владычеством турецкого султана. Так, например, утратили свою автокефалию Болгарская и Сербская Православные Церкви.

В XIX веке православные страны Юго-Восточной Европы стали выходить из-под власти турок, а вместе с тем и из юрисдикции Константинопольского Патриархата.

В 1821 году южная Греция завоевала долгожданную независимость. На лондонской конференции 1830 года эта независимость была признана другими государствами. Однако в то время в независимой Греции проживала только шестая часть всех греков (0,8 из 6 миллионов), а ее территория составляла около половины современной.

Православные греки не могли больше подчиняться Константинопольскому Патриарху, находящемуся на территории ненавистной Османской империи, и в 1833-м году провозгласили в одностороннем порядке автокефалию. Константинополь признал это деяние лишь через 17 лет. Томос о даровании автокефалии Элладской Церкви был подписан в 1850-м году. Вроде бы церковная ситуация нормализовалась. Элладская Православная Церковь спокойно жила и развивалась. Административным центром стали Афины, а Предстоятелем – Афинский Архиепископ.

Однако через 60 лет политическая карта мира снова изменилась. Балканский союз (Болгария, Сербия, Греция и Черногория) решил полностью лишить Османскую империю европейских владений, что ему и удалось практически полностью. В результате Балканских войн 1912‒1913 годов к Греции отошли северные территории выше города Лариса (на вышеприведенном фото они выделены зеленым цветом). Поскольку до того момента эти «новые земли» находились в составе Османской империи и подчинялись Константинопольскому Патриархату, то после изменения политической ситуации возник вопрос об их дальнейшем каноническом статусе. Греческие правительство и Церковь желали, чтобы управление этими епархиями (а их тогда было, на минуточку, больше 30!) осуществлялось Афинским Архиепископом.

15 лет Константинопольский Патриархат не принимал никакого решения относительно статуса «новых земель», пока в 1928-м году греческое правительство не включило их в состав Элладской Церкви. Тогда Константинополь был вынужден что-то предпринять. 4 сентября того же года Патриархия издала акт, по которому эти территории передавались под управление Афинской Архиепископии, формально принадлежа Константинополю.

Но в то же время Константинопольский Патриархат выдвинул ряд требований, чтобы все четко знали, «кто в доме хозяин». В частности, в документе было требование, чтобы списки кандидатов на северные кафедры утверждались в Константинополе.

Этот пункт вызвал наибольшие нарекания в Элладской Церкви, поскольку благодаря ему независимость греков становилась эфемерной. Тогда Афинский Архиепископ направил Константинопольскому Патриарху письмо, в котором указывал, что данное требование неприемлемо для Греческой Церкви.

Завязалась переписка, в результате которой Константинопольский Патриархат все же пошел на дальнейшие уступки. Иерархи «новых земель» выбирались Элладской Церковью, а списки кандидатов предоставлялись в Константинополь лишь для уведомления, но никак не для утверждения.

Константинопольский Патриарх решил «подмять» под себя половину Элладской Церкви

Так и было больше 70 лет. Ситуация вроде бы устраивала всех, пока Константинопольским Патриархом не стал Варфоломей. И тут все завертелось заново, поскольку Константинопольский Патриарх, говоря простым языком, решил опять «подмять» под себя половину Элладской Церкви.

В 2003-м году Патриарх Варфоломей направил на имя Архиепископа Афинского Христодула письмо, в котором потребовал при избрании нового митрополита на опустевшую Солунскую кафедру полностью соблюсти требования Акта 1928 года и прислать ему список кандидатов для утверждения. В противном случае Патриарх пригрозил отозвать Акт 1928 года и распространить свою полную власть над «северными землями». Ничего не напоминает?

Старая болячка снова разболелась. Синод Элладской Церкви обсудил проблему и решил направить каталог как обычно – для уведомления, но не для утверждения. В письме Патриарху напомнили об истории согласования практики выбора кандидатов.

Завязалась новая переписка.

Результатом ее стал созыв Синода Константинопольского Патриархата. На нем было решено следующее: истолкование Акта 1928 года находится исключительно в компетенции Константинопольской Церкви, которая этот документ издала. Изменения такого документа, как Акт 1928 года, могут быть осуществлены только аналогичным актом, но никак не путем переписки даже глав Церквей. Поэтому Константинопольский Патриархат настаивает на безусловном соблюдении Деяния 1928 года и практики утверждения списков кандидатов на архиерейские кафедры «новых территорий». В противном случае Константинополь угрожал прещениями.

В марте следующего года бунтующая Элладская Церковь направила в Константинопольский Патриархат список, в котором просила утвердить в качестве кандидатов трех насельников Святой Горы, входящей в юрисдикцию Константинополя. Константинополь отказал и заметил, что будет отказывать до тех пор, пока Синод Элладской Церкви не станет исполнять нормы Акта 1928 года в полном объеме.

Патриарх Варфоломей добился своего: раскол в Элладской Церкви состоялся

Однако Элладская Церковь продолжала гнуть свою линию. 26 апреля 2004 года Архиерейский Собор Элладской Церкви выбрал кандидатов на пустующие кафедры, не дожидаясь одобрения Константинополя. В течение трех дней после Собора кандидаты были рукоположены.

На следующий день после последней хиротонии Константинопольский Патриарх собрал расширенное заседание Синода. На нем было решено считать недействительными избрания митрополитов и прекратить евхаристическое и административное общение с Афинской Архиепископией.

Попав в отлучение, Элладская Церковь сопротивлялась недолго. Евхаристическое общение было разорвано меньше чем на месяц. Синод Элладской Церкви выразил готовность следовать Акту 1928 года, причем это решение было названо «жертвой в целях сохранения церковного мира». В ответ Патриарх Варфоломей восстановил Евхаристическое общение с Архиепископом Христодулом и утвердил избранных митрополитов.

В итоге Патриарх Варфоломей добился своего: почти половина Греческой Церкви стала подчиняться ему. Раскол в Элладской Церкви состоялся.


Каноническое деление Православной Церкви в Греции.

Сегодня в Элладской Церкви царит двоевластие. Из 81 епархии в Греции 30 – это «новые земли», которые номинально находятся под омофором Константинопольского Патриарха. Епархии Крита и Додеканеса, а также все монастыри Афона находятся под прямой юрисдикцией Константинопольского Патриарха и не считаются частью Церкви Греции. В постоянном Синоде Элладской Церкви 12 митрополитов, 6 из которых – митрополиты «новых земель», то есть проводники воли Патриарха Варфоломея.
Конфликт не закончился до сих пор. В 2014-м году Патриарх Варфоломей вмешался в избрание митрополита Иоаннинского, чтобы провести на кафедру своего ставленника архимандрита Амфилохия (Стергиу). В том же году, без согласования со священноначалием Элладской Церкви, было открыто представительство Константинопольского Патриарха при Элладской Православной Церкви в Афинах, и главой его был назначен все тот же архимандрит Амфилохий, возведенный в сан митрополита Адрианопольского.

Вскоре после этого Константинопольский Патриархат, также без согласования со священноначалием Элладской Церкви, начал переговоры с греческими властями о том, чтобы законодательно предоставить патриаршему представительству в Афинах статус «экзархата».

Все это стало негласными причинами отсутствия архиепископа Афинского и всея Греции Иеронима II на Собрании Предстоятелей Поместных Православных Церквей в Шамбези (Швейцария) в 2016-м году. Продолжение следует…

Итак, что мы видим? Патриарх Константинопольский Варфоломей стал инициатором нового витка церковного раскола в Греции, о чем так часто эмоционально пишут греческие иерархи («Элладский Митрополит раскритиковал действия Константинопольского Патриарха», «Отношения между Константинопольской и Элладской Церквами продолжают накаляться» и т.д.).

Интересная получается картина. «Добрый доктор Айболит», который бежит спасать украинских бегемотиков, не только забыл про своих, греческих, но еще и подкинул им пару вирусов. Мне вот тяжело понять, как можно иметь у себя определенные проблемы ‒ и, не решив их, а только усугубив, идти решать такие же проблемы в «страну далече»? Или Евангелие, которое в ходу в Константинопольском Патриархате, не имеет пассажа о сучке и бревне (ср. Мф. 7, 3‒5)?

Самое интересное в этой истории ‒ то, что она «широко известна в узких кругах». Только некоторые о ней банально позабыли в пылу споров, другие нарочно не вспоминают, ибо не подходит «по формату». Не вспоминают, потому что, зная всю эту подноготную, как и вмешательство Варфоломея в дела Православной Церкви в Чешских землях и Словакии, в Эстонии, ну и, наконец, последний финт Синода Константинопольского Патриархата относительно Архиепископии Православных Русских Церквей в Западной Европе, как-то не особо верится в альтруистический пыл Константинопольского Патриарха.



=============================
[Сделать перепост всего текста ]Перепост всего текста

Скопируйте весь текст в рамке и введите его в поле HTML-редактора у себя в ЖЖ, войдя туда через кнопку "Новая запись". И не забудьте внести название в заголовок и нажать на кнопку "Отправить в ...".


=============================


Tags: π*цУ, Православие, диверсия, провокация, религия, русофобия
Subscribe

  • Они ТАМ есть! Обречённые на восстание

    Жители украинских территорий из последних сил цепляются за то, что когда-то было. Они прекрасно понимают, что все ушло и прошлого не вернуть. Что…

  • А где Вы увидали внаукраине Хохлов?

    Вечером возвращался с Внучкой с тренировки балетной секции. Подходя к дому подошли к фирменному ларьку с мороженным, стали выбирать, выбор —…

  • «Чёрная метка» Зеленскому

    Давно я не читал такого забойного чтива. Я про недавнюю нашумевшую статью Дмитрия Анатольевича Медведева (далее – ДАМ) «Пять…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments