cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Category:

Пергамский Алтарь.

Алтарь Зевса из Пергама... Казалось бы, что нового можно рассказать о сооружении, которое вот уже две тысячи и двести лет поражает умы наблюдателей, впечатляя и восхищая? Алтарь по праву считается одной из жемчужин Музейного Острова в Берлине. Он хранится в музее Пергамон, здание которого было возведено специально для того, чтобы вместить это удивительное сооружение. Я расскажу о том, что представляется взгляду посетителя в первом зале экспозиции классических древностей, о логике художественного оформления Алтаря и о той второй жизни, которую Алтарь получил в наши дни. Поэтому, если Вам по душе романтика удивительных археологических открытий и знакомые с детства персонажи древнегреческих мифов,
за мной, читатель!


Благодарю за идею prong777 подсмотренную у него в
«Престол Сатаны»

пишет museum_ru в
Сокровища музея Пергамон.
Пергамский Алтарь.




Когда стоишь у подножия огромной мраморной лестницы в пространном зале музея со стеклянным потолком, то первое, что приходит в голову, это вопрос, а где же, собственно, сам алтарь? И, лишь чуточку освоившись, понимаешь, что все это мраморное великолепие с колоннами, ступенями и хитросплетением тел фриза он есть. Разумеется, алтарь, стол на котором сжигались подношения, располагался внутри, однако он не сохранился, и Алтарем условно принято называть всё монументальное сооружение. Сразу оговорюсь, перед нами лишь Полномасштабная реконструкция, и потребуется некая доля воображения, чтобы представить себе то, каким Алтарь был когда-то. В зале музея он собран лишь наполовину, но благодаря зеркальной стене, у зрителя создается ощущение, что он видит перед собой весь памятник целиком.

В оригинале его массивная платформа была почти квадратной: 36,44 метра в ширину и 34,20 в длину. На реконструкции пять ступеней, поднимающихся с платформы, поддерживают монументальный пьедестал, стороны которого покрыты фризом. Этот грандиозный скульптурный фриз составляет 120 метров в длину и обрамлял когда-то весь алтарь по периметру. Над фризом возвышается колоннада, состоящая из изысканных колонн с ионическими капителями и профилированными базами, колонны поддерживают украшенный орнаментом антаблемент. Изначально крыша была увенчана скульптурами скачущих квадриг, грифонами, кентаврами и фигурами богов.


Пергамский алтарь, реконструкция.

Историческая справка:
Пергамский алтарь был воздвигнут в честь победы, одержанной в 228 году до н.э. армией царя Аттала I над варварами-галлами (галатами). Галлы были воинствующим кельтским племенем, вторгшимся из Европы в Малую Азию. Могущественные сирийские цари, считавшие себя наследниками Александра Великого, чтобы не идти на риск сражения, предпочитали платить им дань. Очередной целью галлы выбрали Пергам, небольшое, но очень богатое государство, показавшееся им легкой добычей. Пергамский царь Аттал I, отказавшись платить дань галлам, возглавил свою армию и дал им бой. Хотя пергамцы уступали галлам в численности, их техническое оснащение было куда как лучшим. Поэтому в битве, что состоялась у истоков Каика, они наголову разгромили галлов.


Логика художественного оформления Алтаря такова, что царь Аттал I, память о чьей славной победе увековечил Алтарь, принадлежал к династии Атталидов. Родоначальником этой династии считался Телеф, который был сыном прославленного в мифах Геракла. Правители Пергама почитали Телефа, как своего предка; от его мифологических деяний, и его роли основателя Пергамского царства они вели свою легитимность как правителей. Сюжету мифа о Телефе посвящен Малый фриз Алтаря, расположенный по внутреннем святилище. Подробнее о нем я расскажу чуть ниже.
Большой фриз, обрамлявший Алтарь, имеет высоту 2 метра 30 см и целиком покрыт сценами гигантомахии – битвы олимпийских богов с гигантами. Гигантомахия была популярным сюжетом для произведений греческого искусства эллинистического периода. Как известно, на исход этой грандиозной битвы повлияло участие в ней Геракла, поэтому он, как сын Зевса и отец Телефа, является здесь ключевым звеном, логически связывающим оба фриза.
Давайте рассмотрим Большой фриз подробнее. К сожалению, время сохранило не все его фрагменты, поэтому нам остается только представить, как фриз мог когда-то выглядеть.



Фрагмент восточного фриза, горельеф изображает (слева направо) Алкионея, Афину, Гею и Нику.

Характерной чертой фриза является одновременность запечатленных событий. Грандиозные фигуры, переплетенные в битве, словно бы схвачены в единый момент, все сцены полны драматической напряженности и нарастающего движения. Прежде всего, этот фриз интересен тем, что практически любой персонаж, а их более ста, может быть узнан. Напомню, что боги Олимпа во главе с Зевсом сражались с гигантами, детьми Геи, которых она породила из капель крови свергнутого Кроном Урана. Это были чудовищные змееногие великаны, обладавшие страшной силой, которые хотели отнять у богов – олимпийцев их власть над миром.  Гея сделала своих детей неуязвимыми для оружия богов, и лишь смертный, согласно мифу, мог лишить гиганта жизни. Таким смертным и стал Геракл, чье участие в этой битве и решило её исход. Сын Зевса, он сражался на стороне богов, плечом к плечу со своим отцом. Его стрелы, наполненные ядом Лернейской гидры, унесли жизни многих великанов. К сожалению, фигура Геракла не сохранилась. Мы знаем, что он был запечатлен на восточной стороне фриза только благодаря фрагменту шкуры Немейского льва, трофея первого подвига, в которой его изображали.


Восточный фриз, вид с лестницы.

Фриз продолжается и на сторонах грандиозной лестницы, сужаясь, по мере взлета ступеней. Здесь, мы находим интересную деталь: лестница будто встроена в сюжет фриза. Боги и гиганты буквально взбираются по ступеням, опираются на них коленями или же лежат  на них.<


Фрагмент Западного фриза, лестница.

Ни одна группа фигур здесь не похожа на другую, различны их позы, а одеяния, прически и даже детали обуви проработаны до мелочей. К сожалению, до нас не дошло имя мастера спроектировавшего этот удивительный фриз. Единственная надпись на южной стороне ступеней называет имя Теорета, возможно, трудившегося над соответствующим фрагментом. Сохранившиеся имена других художников, создававших Алтарь, говорят нам, что они прибывали из ведущих центров искусства эллинистического мира. Очевидно, мастерам помогали их ученики, жрецы и те, кто разрабатывали тематическую и композиционную структуру этого необычайно длинного фриза.
А сейчас я предлагаю вам перенестись в Москву, в ГМИИ им. Пушкина, где в настоящее время вниманию посетителей представлен очень интересный проект Андрея Александера, посвященный сюжетам Пергамского алтаря. Автор, художник и мим, позиционирует свой проект как многоплановую художественную реконструкцию, которая является попыткой воссоздать рельеф Восточного фриза. Проект под названием «Гиганты против богов» позволяет зрителю увидеть, как величественно мог выглядеть фриз когда-то.
Я расскажу о сюжетах Восточного фриза на примере этих реконструкций.




Начнем с левого края, и будем двигаться вдоль фриза вправо. Здесь трехликая Геката, богиня путей и перекрестков, колдовства и магии, сопровождаемая одним из своих псов, вооруженная факелом, мечем и копьем, сражается против змееногого гиганта Клития, занесшего над головой каменную глыбу. Справа, вооруженная луком и стрелами, богиня охоты Артемида противостоит вооруженному мечем и щитом нагому великану, предположительно Оту.  Между ними охотничий пес Артемиды кусает другого гиганта за шею.


Лето, мать Аполлона и Артемиды, вооруженная пылающим факелом, побивает  великана с животными чертами в облике. Справа Аполлон, бог врачевания и прорицания, ранил гиганта Эфиальта своей стрелой.


Богиня плодородия Деметра, вооруженная факелом, чье изображение на оригинальном фризе утрачено, скорее всего занимала это место.


Супруга Зевса Гера правит квадригой (по атрибуции Пергамского музея). Её крылатые кони ассоциировались с четырьмя ветрами: Нотом, Бореем, Зефиром и Эвром. Согласно замыслу Александера, квадригой правит Ирида, а Гера, вооруженная копьем, сражает гиганта.



Думаю, выбор  восточного фриза не случаен – ведь именно здесь появляется Геракл, персонаж, объединяющий оба фриза Алтаря. Тот, чья фигура на оригинальном фризе практически полностью утрачена, натягивает тетиву своего лука. Он целится в грудь Алкионея, самого могучего из гигантов, которого держит Афина Паллада (их мы увидим дальше). Согласно мифу, битва случилась на Флегрейских полях, лежавших на Халкидском полуострове Паллене. Гея, мать гигантов, дала им целебное средство, сделавшее их неуязвимыми для оружия богов. Убить гиганта мог лишь смертный, коим на тот момент был Геракл. Алкионей, сраженный его стрелой, не мог умереть на Паллене, здесь он был бессмертен. Гераклу пришлось взвалить его на свои плечи и унести с Паллены, за пределами которой тот и скончался.



Справа от Геракла громовержец Зевс, вооруженный молниями, сражается против предводителя гигантов Порфириона и двух его младших соратников. Зевсу помогает его орёл.



Афина, дочь Зевса, держит за волосы гиганта Алкионея, которого готов сразить стрелой Геракл. Задача Афины – оторвать противника от земли, тем самым лишив его неуязвимости. Справа Гея, которая просит Афину пощадить её сына. Над ней крылатая фигура богини победы Ники.



Арес, бог войны, правит колесницей, его кони встали на дыбы над лежащей фигурой крылатого гиганта.
Полнота картины пусть и художественно воссозданного восточного фриза впечатляет не меньше, чем сам алтарь. Это замечательное полотно длиной 25 метров можно увидеть в ГМИИ им. Пушкина до 21 июля 2013 года.

Между прочим, в ГМИИ им. Пушкина есть несколько слепков, сделанных с Большого Пергамского фриза. В 1941 году, национал-социалистские власти распорядились закопать его в сырую глинистую почву под военным складом, который сгорел при очередной бомбёжке Берлина. В 1945 году советские оккупационные власти вывезли(!) Пергамский алтарь в СССР, но не как трофей, а как экспонат, требующий срочной реставрации, которую и произвели специалисты Эрмитажа. С 1945 по 1958 годы Алтарь  хранился в Эрмитаже. А в 1958 году алтарь Зевса, как и многое другое, жестом доброй воли Хрущева был возвращён Германии, и вернулся в Берлин. При этом была достигнута договорённость, что специально для СССР будет изготовлена гипсовая копия.

А теперь вернемся в Пергамон. В наши дни подняться по величественным мраморным ступеням наверх, в святилище, где когда-то стоял алтарь, может любой желающий. Однако прежде во время религиозных церемоний это было позволено только нескольким избранным (жрецам, членам царского дома и эмиссарам). Наверху, за колоннадой, расположен открытый дворик, где когда-то находился алтарь, сейчас центр его украшает превосходный мозаичный пол.




Хотя подобные внутренние пространства обычно покрывались фресками, здесь, как уже было сказано, находится Малый фриз, или фриз Телефа, который последовательно, словно огромная каменная книга, рассказывает историю отца-основателя Пергама.
Хотя существовало несколько вариантов этой легенды, современные эллинистические мифологи распространяли тот вариант, который делал Пергамскую версию наиболее интересной. Значение мифа было частью тщательно структурированной пропаганды, призванной подчеркнуть в глазах современников неразрывную связь между событиями мифов и их собственной историей. Жители Пергамона именовали себе «Телефидами», потомками Телефа.
Несмотря на то, что многие фрагменты Малого Фриза также утрачены, опираясь на древние версии этой истории, мы можем восстановить последовательность событий.


Миф о Телефе.
Однажды оракул Аполлона в Дельфах предсказал царю Аркадии Алею, что потомки, рожденные его дочерью, могут причинить ему вред. Для того, чтобы избежать этой опасности, Алей сделал свою дочь Авгу жрицей Афины, пригрозив ей смертью, если она лишится целомудрия. Геракл, гостивший у Алея, сумел соблазнить Авгу, и в результате их тайной связи родился мальчик, которому дали имя Телеф. Чтобы упредить предреченное оракулом зло, Алею пришлось отречься от своей дочери. Авгу  посадили  в лодку с парусом и отдали на волю волн. В конце концов лодка причалила к берегам Мисии, где её увидели слуги царя Мисии Тевфранта. Тевфрант принял Авгу и сделал её своей приемной дочерью, а в благодарность за её чудесное спасение, основал в Мисии культ Афины.
В это время Алей, столкнувшись с проблемой, что делать с маленьким сыном, отнятым у Авги, не нашел ничего лучше, как оставить его в платановой роще у храма. Там мальчика обнаружил Геракл.
Возмужав, Телеф выполнил страшное предсказание Оракула и однажды убил братьев своей матери, детей Алея. Царь узнал в нем сына своей дочери и Телеф, осыпаемый проклятиями, вынужден был покинуть страну. Наконец, он прибыл ко двору Тевфранта в Мисии, где помог Тевфранту изгнать афаретида Идаса, претендовавшего на трон мисийской Тевфрании, и за эту услугу Тевфрант отдал ему в жены Авгу. Она не узнала Телефа, а тот тоже не признал в ней свою мать. Во время его свадьбы с Авгой, священная змея, посланная Афиной, поведала истину о том, что они – мать и сын. Тогда Тевфрант отдал сыну Авги в жены свою дочь и сделал его наследником престола.


Телеф и Авга, фрагмент Малого фриза.

Последующие сцены барельефа рассказывают о деяниях Телефа как царя Мисии.

Среди прочего, греки во время правления Телефа, наугад плывшие в Трою, приплыли в Мисию, где высадились на берег и стали опустошать страну, приняв ее за Троаду. Телеф оказал пришельцам яростное сопротивление и даже обратил их в бегство. Тогда на помощь своим соратникам пришли Ахилл и Патрокл, при появлении которых Телеф оставил поле боя. Перед отплытием из Авлиды греки принесли жертвы Дионису, а Телеф не успел этого сделать. Неожиданно выросшая из земли лоза заставила его споткнуться и упасть, и Ахилл, воспользовавшись этим, ранил Телефа в бедро своим знаменитым копьем — свадебным подарком Хирона его отцу Пелею.
Поняв свою ошибку, греки снова вышли в море, где их флот разбросала насланная Герой ужасная буря, после которой, оказавшись в одиночестве, каждый корабль отправился к родным берегам. Рана Телефа никак не заживала, доставляя огромные страдания, и Аполлон объявил ему, что вылечить его может лишь тот, кто его ранил. Тогда Телеф под видом нищего отправился в Микены, где греческие вожди готовились к новому походу против Трои. По совету микенской царицы Клитеместры, которой доверился Телеф, он выхватил из колыбели ее маленького сына Ореста и, угрожая убить младенца, потребовал помощи у Агамемнона. Ранее оракул предупредил микенского царя, что греки могут достичь Трои только при содействии Телефа, поэтому он охотно согласился помочь ему, но при условии, что тот поведет греческий флот к Трое. Согласие было достигнуто, и Агамемнон обратился к Ахиллу с просьбой исцелить Телефа. Ахилл заявил, что не умеет врачевать, однако Одиссей догадался, что Аполлон имел в виду не Ахилла, а его копье. Тогда Ахилл соскреб ржавчину со своего копья и присыпал ею рану, и через несколько дней она полностью зажила. Телеф показал грекам морской путь к Трое, а по возвращении домой основал Пергам.


Алтарь Зевса на протяжении многих веков впечатлял потомков. Римлянин Луций Ампелий в своей «Книге о том, что достойно запоминания (Liber memorialis 8,14)» описывал Большой Пергамский Алтарь так: «Pergamo ara marmorea magna, alta pedes quadraginta cum maximus sculpturis; continent autem gigantomachiam.» - («В Пергамоне есть большой мраморный алтарь, высотой в сорок футов(?), с удивительными скульптурами, и целиком он окружен сценами битвы гигантов»). Когда Ампелий писал эти строки, Алтарю было уже около четырехсот лет.
Однако, всего несколько столетий спустя, об этом удивительном сооружении уже ничто не напоминало. И лишь руины, оставшиеся от верхнего и нижнего города, могли бы впечатлить эксцентричного путешественника, решившего включить посещение Пергама в свой маршрут.


IMG_7091
Модель Пергама, реконструкция.

Алтарь был обнаружен вновь в 1871 году немецким инженером Карлом Хуманном, работавшим в то время по приглашению турецкого правительства над строительством дорог. Он отправил в Берлин несколько обнаруженных им рельефов, которые, как он полагал, изображают сцены битвы «с людьми, лошадьми и дикими животными», и были созданы, по его мнению, для храма Минервы в Пергамоне.
Отправленные рельефы поначалу прошли в Берлине практически незамеченными. В конце концов, они привлекли к себе внимание археолога и директора коллекции скульптуры Королевских музеев Берлина Александра Конзе, который ими заинтересовался, но лишь со временем понял, какая связь между описанием Ампелия и фрагментами рельефа, хранящимися в так называемом Зале Славы Старого Музея. Конзе немедленно отправил сообщение Хуманну, что ему следует поискать другие рельефы. Спустя год, в сентябре 1878, Берлинский Музей, официально уполномоченный турецкими властями, приступил к раскопкам цитадели Пергамона, а Карл Хуманн, человек, который вновь нашел Пергам, был назначен заведующим миссией, но это уже совсем другая история...

Я надеюсь, что мой рассказ позволил получить некоторое представление об Алтаре тем, кому ещё не довелось его увидеть, и, быть может, воодушевит того, кто, располагая несколькими свободными часами в Берлине, захочет посетить Пергамский музей.



Tags: Искусство, археология, история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Лидеры и лузеры бывшего СССР

    После роспуска Советского Союза прошло без малого 30 лет, и уже можно подводить итоги Страсти по СССР остались в прошлом, зато появилась…

  • Кадыкчанские Вѣдомисти

    Оригинал взят у kadykchanskiy в ПЕЧОРЫ. ТУРИСТАМ ЭТОГО НЕ ПОКАЗЫВАЮТ + Оригинал взят у kadykchanskiy в…

  • хроническое

    16 октября 1869 года двое рабочих, Гидеон Эммонс и Генри Николс, работавших на ферме Уильяма Ньюэлла в Кардиффе, штат Нью-Йорк, США, занимаясь…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments