cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Category:

«Авангарды» – в хорошие руки

Американское руководство вновь показало свое лицемерие по отношению к России. Заявления помощника президента США Болтона о том, что новейшие российские разработки гиперзвукового оружия в значительной степени состоят из «украденных» американских технологий – двойная ложь. Все обстоит ровно наоборот: гиперзвуковые разработки Америки базируются на советских открытиях


Пишет khazin в СССР выиграл у США гонку за гиперзвук

Сначала немцы


В середине 1940-х годов гитлеровская Германия, казалось, заглянула «за горизонт событий». Ей удалось предвосхитить и даже отчасти реализовать в металле массу прорывных технических концепций, несколько из которых впоследствии определили облик второй половины ХХ века, а парочке которых, возможно, предстоит стать и новыми технологическими прорывами ХХI века.

Одной из таких разработок была «Серебряная птица» австрийского ученого Эйгена Зенгера, которая стала первым детально проработанным проектом суборбитального гиперзвукового бомбардировщика. Взлетать Silbervogel должен был с громадной трехкилометровой рельсовой эстакады, на которой была установлена стартовая катапульта. После разгона на эстакаде бомбардировщик отделялся бы от тележки и, набирая высоту, включал жидкостной ракетный двигатель. После окончания работы двигателя конечная скорость самолёта составила бы около 6,5 км/c, или же 21М.

«Махами» или буквами М обозначают превышение летательным аппаратом скорости звука – и 21М скорости «Серебряной птицы» означал, что нацистский бомбардировщик мог бы лететь со скоростью, в 21 раз превышающей скорость звука. Такой полёт был бы уже гиперзвуковым – гиперзвуком называется движение летящего тела в воздушной среде, которое идёт со скоростями более 5М. Граница в 5М, которая отделяет сверхзвук от гиперзвука, выбрана неслучайно – именно при такой скорости в очередной раз радикально изменяется картина обтекания летательного аппарата окружающим воздухом. Вокруг гиперзвукового аппарата начинает бушевать настоящий воздушный вихрь, так как течение воздуха из спокойного, ламинарного, становится неустойчивым, турбулентным. Кроме того, в окружающем аппарат тонком пограничном слое воздух начинает сильно нагреваться и превращаться в плазму.

Впрочем, согласно замыслу Зенгера, на скорости 21М «Серебряная птица» должна была лететь очень недолго. После выхода за пределы атмосферы Земли гиперзвуковой самолёт должен был несколько раз осуществить обратный «нырок», постепенно уменьшая свою скорость, но наращивая дальность полёта. По расчётам, уже на первом «нырке» в атмосферу Silbervogel мог бы бомбить Москву, а на втором – долететь с территории Германии до Нью-Йорка или промышленных центров Урала.

Впрочем, в реальности самолёт Зенгера не вышел из стадии проектирования. Наследие «Серебряной птицы», включая все расчёты и испытания натурных моделей, попало в руки как советских, так и американских специалистов.

Достичь – не значит лететь

Первым пилотом, совершившим суборбитальный полёт на гиперзвуковом самолёте, стал американский лётчик Джозеф Уокер. Это удалось ему с помощью оригинальной разработки гиперзвукового самолёта в США, которая получила наименование Х-15. В полёте, который состоялся 19 июля 1963 года, Уокер достиг на Х-15 высоты 106 километров и формально оказался в «настоящем космосе», за пределами воображаемой «линии Кармана», которая отделяет атмосферу Земли от околоземного пространства. Через месяц, 22 августа 1963 года, Уокер улучшил свой рекорд, подняв X-15 на рекордную высоту 108 километров.

Х-15 во многом наследовал идее «Серебряной птицы», только вместо стартовой катапульты использовал «воздушный аэродром». Стратегический бомбардировщик В-52 был для Х-15 стартовой эстакадой, разогнанной до скорости чуть меньше скорости звука. Полёты Х-15 осуществлялись с 1959 по 1970 год. Всего Х-15 было осуществлено 192 полёта, 13 раз гиперзвуковые самолёты Х-15 поднимались на высоты более 80 километров.

Максимальная скорость, которую удалось обеспечить на Х-15, составляла 6,72М, или же 7 274 км/час. Однако после ряда аварий и катастроф, в том числе и с человеческими жертвами, программа Х-15 была закрыта – и дальнейшие работы в США по гиперзвуку были на длительный период прекращены.

Вторым столь же спорным и малоуспешным американским проектом гиперзвукового самолёта оказался Х-20 Dyna Soar, чьё название обозначало сокращённое dynamic soaring – «динамическое парение», что созвучно и слову «динозавр» на английском. Dyna Soar X-20 должен был стать продолжением и развитием самолёта Х-15. Закидывать «Динозавра» в космос хотели ракетой «Титан», она же должна была вывести вместе с Х-20 разгонно-манёвренный ракетный блок, который бы позволил «Динозавру» как выйти на истинную околоземную орбиту, так и совершать глубокие гиперзвуковые аэродинамические манёвры в атмосфере Земли. В таких условиях полёта X-20 был бы недоступен как для космического оружия, так и для средств обычного ПВО, нацеленного на работу по гораздо менее скоростным и гораздо менее высотным целям.Закрытие программы было связано и с тем, что жидкостной двигатель Х-15 работал на капризной топливной паре аммиак–жидкий водород, и его устойчивой работы так и не удалось достичь. Кроме того, жидкостной двигатель (ЖРД), устанавливаемый на Х-15, был крайне неэффективным и работал всего около 80 секунд – его хватало на один «подскок» за пределы атмосферы, но даже до «ныркового» полёта Silbervogel американский Х-15 никак не дотягивал.

Dyna Soar Х-20 так и не увидел реального неба. После шести лет разработки проект Х-20 был свёрнут, а высвободившиеся силы были использованы для ряда других американских космических разработок, в частности – в лунной программе «Сатурн-Аполлон». Интересно, что первым пилотом «Динозавра» должен был стать некто Нил Армстронг, впоследствии ставший первым человеком на Луне.

Ну и, наконец, самым масштабным гиперзвуковым проектом в США стало создание «гиперзвукового лайнера» Х-30. Начатая в 1986 году разработка громадного гиперзвукового пассажирского (!) самолёта Rockwell Х-30 была под стать всем американским 1980-м годам: взлётная масса – более 136 тонн, на уровне хорошего турбореактивного пассажирского самолёта, длина фюзеляжа – почти что 50 метров, размах крыльев – 22 метра. Все непростые проблемы гиперзвукового полёта на Х-30 предполагалось решить раз и навсегда. Чтобы сразу же оставить всех остальных в роли безнадёжно догоняющих.

Однако грубая реальность поставила на маниловских планах США большой, жирный крест. Оказалось, что обшивка большей части фюзеляжа X-30 по расчётам должна была нагреться до 980 °C, а максимальная температура конструкции, наблюдаемая в носовой части ракетоплана, на передней кромке крыла и в районе воздухозаборника двигателя была бы и того выше, доходя до 1650 °C. Что, в общем-то, неудивительно – всё-таки лететь на гиперзвуке приходится постоянно в облаке раскалённой плазмы.

Потом внезапно выяснилось, что в конструкции X-30 пришлось бы массово применять лёгкие, но в то же время – жаростойкие материалы, такие как альфа- и гамма-алюминиды титана, углерод-углеродные композиты, титановые композиты с металлической матрицей и кремний-углеродными волокнами. Все эти материалы и тогда, и даже сейчас существуют лишь в единичных лабораторных экземплярах, а их цена выводила бы общую стоимость Х-30 просто-таки на космический уровень.

Но самая крупная проблема поджидала Х-30 в ином. Для «космического ракетоплана американской мечты» просто не оказалось подходящего двигателя!

На самом деле, нарисованный во всех рекламных проспектах красивый взлёт Х-30 прямо с обычного аэродрома был чистейшей воды фикцией: ни в 1940-е годы у Зенгера, ни для летавшего Х-15, ни даже в 1980-е годы у компании Rockwell не было гиперзвукового воздушно-реактивного двигателя (так называемого ГПВРД) который мог бы работать на скорости ниже 3М. Именно для этого всем гиперзвуковым самолётам нужны сложные стартовые эстакады, «воздушные столы» или собственные ракетные ускорители – их собственный двигатель хорош на гиперзвуке, но совершенно неэффективен при низких, взлётных и посадочных скоростях полёта.


Советский прорыв

В США предполагалось провести первые летные испытания ГПВРД на гиперзвуковом исследовательском самолете Х-15, который мы упомянули в предыдущей части. Идея так и осталась неосуществленной, поскольку предназначенный для испытаний Х-15A с бортовым номером 56-6672 разбился в ноябре 1967 года, всего за несколько дней до запланированного полета с экспериментальным ГПВРД. В итоге натурные испытания ГПВРД в США были отложены в долгий ящик, а на фоне закрытия в 1970 году программы Х-15 – и вовсе прекращены.

В СССР для программы разработки собственного ГПВРД, которая началась в 1970-е годы, в качестве базовых конструкций для испытаний ГПВРД решено было использовать не ракетные самолёты (у СССР их попросту не было), а гораздо более доступные и дешёвые зенитные ракеты. Старые зенитные ракеты можно было легко использовать в качестве стартовых ускорителей, которые бы разгоняли летательный аппарат с экспериментальным ГПВРД до нужной для устойчивой работы гиперзвукового двигателя минимальной скорости.

В качестве базовой ракеты для запуска аппарата с ГПВРД была использована снимаемая тогда с вооружения двухступенчатая зенитная ракета С-200. Экспериментальный гиперзвуковой аппарат, получивший название «Холод», устанавливался вместе с баком горючего и контрольно-измерительным комплексом на месте штатного боевого блока ракеты С-200.

Масштабность и сложность поставленной перед инженерами Центрального института авиационного моторостроения (ЦИАМ) задачи затянули испытания советского ГПВРД практически на десятилетие. Как показали последующие успешные стендовые испытания – это сыграло свою положительную роль, поскольку большая часть «детских болезней» советского ГПВРД была устранена ещё на земле (в то время как американские разработки, после ряда чувствительных неудач, в тот же период просто сочли «бесперспективными»).

Наземные испытания двигателя «Холода» происходили в Тураевском филиале ЦИАМ, где расположена крупнейшая в Европе стендовая база для исследования гиперзвука. На уникальном стенде Ц-16ВК можно было проводить наиболее полную имитацию реальных высотно-скоростных условий при скоростях вплоть до гиперзвуковой скорости 6М.

На стендах были получены обширные данные о процессе горения горючего в сверхзвуковом потоке. Проверялись материалы, работоспособные в условиях теплонапряжённого состояния по всему тракту ГПВРД – из-за использования жидкого водорода в качестве горючего различным частям двигателя в реальном полёте надо было бы работать в диапазоне температур от -200 °C до +2000 °C. Были уточнены результаты расчетов экспериментальных исследований как для отдельных элементов конструкции, так и для всего двигателя в целом.

И вот – решающее испытание «Холода». На дворе – 28 ноября 1991 года, до официальной смерти СССР остаётся всего 10 дней! На полигоне Сары-Шаган в Казахстане у озера Балхаш проводятся первые натурные испытания советского ГПВРД. Кто знает, как бы повернулась дальнейшая судьба советского ГПВРД, если бы то самое решающее испытание не увенчалось бы хотя бы частичным успехом?

Но – удача благоволит крепким и испытанным конструкциям: «Холод» полетел. Уже на первых летных испытаниях была достигнута скорость 5,6М, а сама летающая лаборатория поднялась на рекордную высоту 35 километров, сравнимую с мировым рекордом настоящего сверхзвукового истребителя-перехватчика МиГ-25.

В последующих пусках «Холода», которые производились в период с 1991 по 1998 год, удалось достичь времени работы ГПВРД в 77 секунд и разогнать лабораторию до рекордной скорости 1 832 м/c, что соответствовало 6,41М. Гиперзвук был покорён – и впервые это сделал именно советский ГПВРД «Холод».

Американская помощь или успешный шпионаж?

Американцы же тем временем, поддавшись в 1980-х годах обаянию виртуальных концептов «гиперзвукового ракетоплана» Х-30 от Rockwell, который бы долетал из Далласа в Токио за два часа, внезапно осознали, что снова погнались за красивыми картинками, построив очередной «замок на песке» – гламурную обёртку, под которой у них совершенно не было никакой реальной технологии.

В итоге к началу 1990-х годов проект Х-30 был окончательно похоронен и стыдливо забыт.

А в реальности американцы начали работать над гораздо более скромным гиперзвуковым аппаратом Х-43A, который они стали запускать, как и многие другие гиперзвуковые аппараты, уже не с аэродрома, а с «воздушного стартового стола» – всё того же проверенного бомбардировщика В-52. Кроме того, внезапно выяснилось, что несмотря на все усилия США по разработке собственного ГПВРД, их фактические достижения так и остались в районе недоделанного ГПВРД для ракетного гиперзвукового самолёта Х-15 и сугубо виртуальных, никогда не реализованных в металле концепций Dyna Soar Х-20 и «космического ракетоплана» Х-30.

В итоге все 1990-е годы американцы стали действовать привычным им способом, просто покупая любые результаты, полученные на гиперзвуковом летательном аппарате «Холод» в уже независимой, но тогда ужасно безденежной России. Поэтому оказалось, что программа Х-43A, которая стала ключевой для всех последующих разработок американских гиперзвуковых аппаратов, по факту была построена отнюдь не на собственных американских разработках, а на позаимствованной у СССР и России технологии из проекта «Холод».

В середине 2000-х годов, на фоне выхода США из договора о ПРО, сотрудничество между Российской Федерацией и США в вопросе гиперзвуковых аппаратов было в значительной мере свёрнуто. На этом фоне американцы к середине 2000-х годов всё-таки добились устойчивых результатов на своём Х-43А. После неудачи первого пуска, второй полёт гиперзвукового аппарата уже прошёл в устойчивом режиме. В третьем полёте, который случился 16 ноября 2004 года, гиперзвуковая лаборатория Х-43А показала рекордную скорость 9,6М (11 200 км/час, или же почти что 3,2 км/c – 40% от первой космической скорости). Однако дальше американские разработки «почему-то» встали. Совпадение? Ну как сказать...

На сегодняшний день у США формально числится сразу несколько гиперзвуковых разработок, чье описание достойно отдельной статьи. Однако ни в одной из программ никакого значительного прогресса не наблюдается вот уже доброе десятилетие. Наверное, и в самом деле, «злые русские» украли все американские наработки по гиперзвуку. Или же, что гораздо более вероятно – русские просто перестали допускать американцев к своим достижениям.

ВЧЕРА В 15:53 AURORA.NETWORK
https://aurora.network/articles/151-tekhnologii-i-po/70822-sssr-vyigral-u-ssha-gonku-za-giperzvuk


+ Оригинал взят у alexandr_palkin в «Космодром на боевом дежурстве»

«Авангарды» – в хорошие руки



Осмотрев пусковую установку и командный пункт,
американские ракетчики заговорили о дружбе

Успешный испытательный пуск ракеты новой гиперзвуковой межконтинентальной стратегической системы «Авангард» в канун 2019 года был произведен из позиционного района Домбаровский. Боевой блок развил скорость около 27 Махов, что кажется невероятным. Первый полк, вооруженный ракетами с планирующими боевыми блоками, скоро заступит на боевое дежурство в Оренбургской краснознаменной дивизии РВСН, где, по сообщению Министерства обороны, проводится комплекс организационных и технических мероприятий по принятию ракетного комплекса «Авангард» в эксплуатацию.


15 сентября дивизия отметит 55-летие. Сообщения о ней в последние годы связаны с пусками ракет по конверсионной программе «Днепр». А недавно вышла книга под общей редакцией Ремуса Маркитана, одного из ее командиров, «Оренбургская краснознаменная ракетная дивизия: военно-исторический очерк» (М., «Эко-Пресс», 2018).


Тройной контроль и безопасность

Днем рождения соединения считается 15 сентября 1964 года. Приведение в боевую готовность и постановка на боевое дежурство самого первого ракетного полка (командир полковник И. Епифанов), вооруженного комплексом Р-36, проходили в сложной бытовой обстановке, усугубленной суровыми геофизическими и климатическими условиями Восточного Оренбуржья. Однако уже через три с половиной года, 22 февраля 1968-го, указом Президиума Верховного Совета СССР дивизию за выдающиеся заслуги в выполнении специального задания правительства наградили орденом Красного Знамени, а ее первому командиру – участнику Великой Отечественной войны генерал-майору Дмитрию Чаплыгину в августе 1969-го присвоено звание Героя Социалистического Труда.


“ Для сохранения военной тайны Владимир Толубко принял решение проводить основные работы силами только офицеров и прапорщиков ”


Начиная со строительства и освоения к концу 1974 года БРК с принципиально новой тогда тяжелой ракетой Р-36М и по настоящее время дивизия является пионером в освоении комплексов с самыми мощными в мире ракетами, названными на Западе грозным именем Satan («Сатана»). Р-36М, Р-36М УТТХ и Р-36М2 («Воевода») выделялись среди других не только боевой эффективностью, но и затратами государства на развертывание, временем на их создание и освоение. Поэтому масштабное строительство в дивизии никогда не прекращалось, в том числе в 90-е, годы борьбы Вооруженных Сил и РВСН за выживание. Как корреспонденту «Красной звезды» довелось полетать по гарнизонам с главкомом РВСН, впоследствии министром обороны РФ Игорем Сергеевым, и я видел, сколько сил он отдавал тому, чтобы этот вид Вооруженных Сил не снизил боевой готовности. Что касается тяжелых ракет, то у каждой из них были свои особенности в поддержании жизненно важных параметров на боевом дежурстве, которые надо было знать и учитывать. Без опыта профессионалов, сложившихся традиций РВСН и дивизии, опыта поколений это было бы невозможно.


БРК с ракетой Р-36 состоял на вооружении с 1966 по 1978 год. Ракета межконтинентальная, баллистическая, тяжелого класса, с моноблочной или разделяющейся головной частью, автономной инерциальной системой управления, газодинамическим способом старта, стационарным способом базирования в шахтных пусковых установках типа «ОС». В тот период дивизией командовали генерал-майоры Дмитрий Чаплыгин, Юрий Сергунин, Ремус Маркитан, Таль-Ат Меметов. Управление, 10 полков, техническая ракетная и ремонтная базы, отдельные подразделения обеспечения – такой состав с несущественными изменениями сохранялся вплоть до конца 80-х.


БРК с Р-36М стоял на боевом дежурстве, пожалуй, самое продолжительное время – с 1974 по 1996 год. В новой ракете Р-36М генерального конструктора дважды Героя Социалистического Труда Владимира Уткина (КБ «Южное») были использованы все лучшие наработки, накопленные при создании предшественницы, новая ракета и комплекс значительно превосходили ее: по точности стрельбы – втрое, по боеготовности – вчетверо, по гарантийному сроку эксплуатации – в полтора раза, по защищенности пусковой установки – на порядки. Принципиально новые технические решения были внесены в конструкцию ракеты и двигательные установки, способы ее хранения в шахте и минометный старт, систему управления, которая впервые была построена на базе БЦВМ и стала трехканальной. Большие инновации внедрены в боевое оснащение. Эти решения позволили ракетному комплексу стать не только самым мощным в мире, но и способным поражать все виды целей, защищенных современными на тот период средствами ПРО, в любых условиях боевого применения, в том числе при ядерном воздействии по позиционному району дивизии.


Работы по замене ракет с истекшим гарантийным ресурсом Р-36 на Р-36М велись с 1973 года в первом ракетном полку под командованием подполковника Николая Горьковенко. О том, с каким напряжением они шли, вспоминал командующий Оренбургской ракетной армией (1969–1980) Герой Советского Союза генерал-полковник Иван Шевцов: «На долю дивизии, которой в ту пору командовал полковник Маркитан, выпала честь вести подготовку и постановку на боевое дежурство головного ракетного комплекса с ракетой третьего поколения Р-36М, а позже – с Р-36МУТТХ и четвертого поколения Р-36М2. Особенно трудно пришлось в 1974 году. На строительство и приведение в боевую готовность отводилось 18 месяцев, а заступление на боевое дежурство головного полка планировалось на 1 марта 1975-го. Но в тот момент новая ракета Р-36М еще проходила на полигоне летно-конструкторские испытания (ЛКИ) и не была принята на вооружение, эксплуатационно-техническая документация продолжала отрабатываться, отдельные образцы технологического оборудования в дивизии отсутствовали. Одна из главных проблем заключалась в необходимости включения нового ракетного комплекса с ракетой Р-36М в договорной процесс по ограничению стратегических наступательных вооружений, который к тому времени начался между СССР и США. Но отсутствие в боевом составе РВСН этих ракет исключало их из процесса переговоров и создавало угрозу его срыва. Поэтому по решению правительства СССР в октябре 1974 года срок заступления на боевое дежурство первого полка, вооруженного ракетой Р-36М, был перенесен с 1 марта 1975-го на 25 декабря 1974 года. При этом главнокомандующий РВСН генерал армии Владимир Толубко в интересах сохранения военной и государственной тайны относительно нового вооружения принял решение проводить основные работы – автономные и комплексные испытания, транспортировку и установку ракет в шахты, их заправку компонентами ракетного топлива, стыковку головных частей и приведение комплекса в боевую готовность – силами только офицеров и прапорщиков. Что потребовало их дополнительной подготовки, особенно в качестве водителей многоосных машин».


Планирование и реализация вытекающих из этого решения задач превратились в сложную проблему, поскольку не было ни опыта выполнения таких работ, ни достаточных сил и средств. Ситуация сложилась уникальная. В поиске решения принимали участие многие министерства и ведомства СССР. Координацию работ осуществляли главнокомандующий РВСН, командующий армией генерал-полковник Шевцов, его заместитель по вооружению полковник Ряжских. В помощь и одновременно для получения опыта работы привлекли офицеров из однотипных дивизий армии – Державинской и Карталинской, которым такую же задачу предстояло выполнить в ближайшем будущем.


Личный состав дивизии, военные строители и инженерно-технический персонал предприятий ВПК страны совершили тогда настоящий подвиг. Работы велись круглосуточно, посменно, без выходных дней, по графикам, включавшим время на обучение личного состава и слаживание вновь сформированных технологических цепочек, непосредственное выполнение операций, строжайший тройной контроль соблюдения мер безопасности.


По инициативе командующего армией и решению главкома РВСН в октябре в дивизии провели заседание Военного совета объединения с приглашением на него министров, руководителей конструкторских учреждений и заводов, начальников строительных и монтажных организаций. Были в деталях рассмотрены все проблемы, которые могли тормозить выполнение задачи. Вскоре начались осенние дожди со снегом, затем и жесткие степные метели. Сложные климатические условия, изнурительные физические и психологические нагрузки вызывали болезни, выводили из строя людей. Но темпы работ не снижались, и они были завершены в установленный срок.


22 декабря в дивизию прибыл главнокомандующий РВСН. Он проверил командный пункт, пусковые установки и, убедившись в готовности полка и дивизии к выполнению боевых задач, доложил об этом министру обороны. 26 декабря 1974 года полк с получением приказа «Дежурный режим» («ДР») с ЦКП МО СССР заступил на боевое дежурство. Завершилось 76-суточное «сражение» за боевую готовность дивизии. Люди в нем проявили свои лучшие профессиональные, человеческие качества и победили. 150 офицеров и прапорщиков были отмечены государственными наградами, ценными подарками, каждый участвующий в работах получил денежную премию.


Тост на посошок


Следующий этап жизни дивизии связан с ракетой Р-36МУТТХ. Она стояла на вооружении с 1979 по 2008 год. В этот период дивизией командовали генерал-майоры Т. Меметов, И. Валынкин, В. Негашев, В. Вакуленко, А. Воронин, В. Виговский, В. Кириллов, Ю. Скляр, А. Конов, полковник А. Касьяненко.


В составе новой ракеты без всяких доработок были использованы первая и вторая ступени Р-36М. Отличалась Р-36М УТТХ новой ступенью разведения и разделяющейся головной частью с десятью высокоскоростными боевыми блоками и зарядами повышенной мощности. Точность стрельбы была улучшена, боеготовность по времени повышена за счет увеличения памяти БЦВМ, модернизации системы управления, использования современных алгоритмов.


“ По плану визита американцам следовало показать командный пункт ракетного полка с несущим дежурство боевым расчетом ”


С 1988 года по настоящее время на вооружении дивизии находится ракетный комплекс с ракетами четвертого поколения Р-36М2 «Воевода». В этот период соединение возглавляли генерал-майоры В. Негашев, В. Вакуленко, А. Воронин, В. Виговский, В. Кириллов, Ю. Скляр, А. Коннов, полковники А. Касьяненко, Е. Коноваленков, генерал-майор С. Лопатин, а сейчас – полковник А. Черевко. Комплекс разрабатывался для замены ракеты Р-36М УТТХ. Новое оружие должно было преодолевать перспективную систему американской ПРО, иметь защиту от поражающих факторов ядерного оружия.


БРК сохранил назначение и возможности предыдущих двух комплексов, но в результате использования новейших технических решений превосходит последний из них: по точности – в 1,3 раза, по боеготовности – вдвое, по площади зоны разведения боевых блоков – в 2,3 раза, по длительности нахождения в режиме полной изоляции (автономности) – втрое. Увеличены были мощность заряда и забрасываемый вес. По технологическому уровню комплекс не имеет аналогов в мире. При этом выполняются все условия ограничений по габаритам и стартовому весу ракеты, налагаемые Договором ОСВ-2.


Анализ этих периодов показывает, что задача поддержания боевой готовности частей дивизии оказалась крайне непростой. Особенно трудно было ее решать, повторим, в 90-е годы, когда совпали все деструктивные факторы: распад страны и ее переустройство, стремительная деградация экономики, разрушительное недофинансирование Вооруженных Сил, непродуманное сокращение офицерского состава и низкое качество укомплектования войск, прекращение поставок техники, запасных частей и приборов. При этом увеличились объем задач, физическая и психологическая нагрузка на личный состав в связи с необходимостью выполнения договоров об ограничении и сокращении стратегических вооружений, со множеством нештатных организационных и технических мероприятий. «Основная масса офицерского состава, который в то время проходил службу в нашей дивизии, была из выпускников Харьковского высшего военно-командного училища, готовившего специалистов для эксплуатации тяжелых ракет, – вспоминает командир полка полковник А. Матусевич. – Они в большинстве своем были выходцами с Украины и после объявления независимости республик в массовом порядке стали подавать рапорта об увольнении… Командованием в то время была проведена огромная работа, направленная на удержание ситуации под контролем и сведение к минимуму деструктивного влияния ее последствий на состояние боевой готовности полка. Тем не менее в результате массового сокращения офицерского состава пришлось на период более полугода перейти на двухсменный режим несения боевого дежурства офицерами боевых расчетов, что увеличило нагрузки на 20–30 процентов». Но коллектив сумел успешно справиться с задачами по своевременному вводу в эксплуатацию и постановке на боевое дежурство новейших БРК «Воевода» и командного пункта.


Что касается личного состава, то командир дивизии (2010–2014) полковник Евгений Коноваленков оценивает его так: «Здесь, в Ясном, я встретил людей с совершенно особым складом характера. Наряду с высоким профессионализмом их отличает прямота, открытость души, готовность оказать помощь, доброта. Наверное, это особенность многих, кто живет и служит вдалеке от центра. Мне нравилось, как здесь люди относятся к тому, что им доверила Родина. Для ракетчиков вообще характерны ответственность, хозяйственность и рачительность, ведь ядерное оружие не прощает ошибок и поверхностного отношения».


Удивительно, как тогдашнее руководство страны наивно доверяло американцам. В мае 1998 года во исполнение распоряжения начальника ГШ ВС РФ дивизию посетила «с ответным дружеским визитом» делегация ракетчиков 4-й воздушной армии США. Командира дивизии генерал-майора Владимира Виговского поразило, что по плану визита они должны были показать американцам командный пункт ракетного полка с несущим дежурство боевым расчетом, холодильный центр и энергоблок, боевую стартовую позицию, пусковую установку с открытым защитным устройством. А также продемонстрировать отражение нападения диверсионно-разведывательных групп противника на БСП «ОС», боевую работу дежурной смены охраны и обороны – караула, расчета усиления, противодиверсионных групп, подвижного резерва дивизии и штурмовых групп с вертолета. К этим вопросам не имели допуска в полном объеме даже заместители командира дивизии по тылу и воспитательной работе. На просьбу Виговского об уточнении задачи ему объяснили, что это «наши американские друзья и партнеры».


Оказалось, всей обстановкой, проблемами финансирования и снабжения полка американцы владели прекрасно, даже знали о задержках денежного довольствия офицерам дивизии. И, наверное, в душе радовались такому положению дел. Вели они себя высокомерно. Однако после осмотра ПУ и КП в их среде наступила гнетущая тишина, недоумение и скрытое восхищение. С их стороны посыпались предложения о дружбе ракетчиков России и США. Сейчас, спустя 21 год, мы знаем, какова цена таких предложений военно-политического руководства Америки.


Совместный товарищеский обед, данный командиром дивизии согласно утвержденному плану визита, показал гостям русское гостеприимство. А последний тост на посошок, предложенный командиром ракетного полка полковником Петром Головащенко «За Боевое знамя Оренбургской краснознаменной ракетной дивизии по русскому обычаю – стоя и до дна» впоследствии показал превосходство стратегических ракетчиков России над коллегами США. У последних резко «снизилась боеспособность» и на следующий день вылет гостей задержался на четыре часа… А дивизия оставалась на месте со своими заботами: с течением времени неумолимо таял гарантийный ресурс самых мощных в мире ракет.


На стыке веков – новые задачи


В начальный период ракетам Р-36М2 «Воевода» отвели гарантийный период эксплуатации 10 лет. Поэтому после распада Советского Союза в связи с тяжелым экономическим положением страны и разрушением кооперативных связей между предприятиями остро встал вопрос продления гарантийных ресурсов МБР, особенно для Р-36М2. Ведь организации, согласующие эти решения, оказались на Украине. Кроме того, следовало провести техническую ревизию элементов БРК с целью определения мер по восстановлению и поддержанию уровня надежности его функционирования, оборудовать полигон для летных испытаний ракет, выработавших ресурс эксплуатации. Но если пуски Р-36М УТТХ проводились по программам «Днепр» и «Зарядье» с Тюра-Тамского полигона в Казахстане, то осуществлять их с Р-36М2 было невозможно – для этого требовались значительные ресурсы на дооборудование ПУ и системы управления.


В апреле 2005 года было подписано правительственное распоряжение № 457 о проведении пусков ракет из позиционного района Оренбургской краснознаменной дивизии по программе «Днепр» и реализации проекта «Ясный». Последний предусматривал придание дивизии некоторых функций космодрома и полигона для реализации программ «Днепр» (запуск космических аппаратов) и «Зарядье» (летные испытания ракет), а следовательно, и строительство объектов соответствующей инфраструктуры. Оно велось с 2004 по 2008 год.

По программе «Зарядье» было проведено несколько пусков, но наиболее важными следует считать пуски ракет Р-36М2, давших основание продлить срок гарантийной эксплуатации комплекса. По программе «Днепр» из позиционного района запущены десятки космических аппаратов России и других государств. Они осуществлялись ракетой-носителем «Днепр», представляющей собой незначительно модернизированную Р-36М УТТХ с выработанным гарантийным ресурсом эксплуатации. Таким образом, дивизия стала единственным в РВСН соединением, несущим боевое дежурство и одновременно выполняющим задачи полигона и космодрома.


А с 2020 года ее ждет перевооружение на ракетный комплекс с ракетой РС-28. На примере этого соединения видишь, насколько трудно далось нашим Вооруженным Силам и ОПК страны создание стратегических ядерных сил, РВСН. Поддержание их постоянной боевой готовности на протяжении более чем полувека можно причислить к подвигам нашего народа, особенно на стыке ХХ и ХХI столетий.


Олег Фаличев Опубликовано в выпуске № 31 (794) за 13 августа 2019 года
ВПК


Tags: Руские идут!, оружие
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Визитная карточка

    Но я могу быть подданным, даже рабом, но холопом и шутом не буду и у царя небесного. А.С.Пушкин Si vis pacem, para bellum NB: Основная цель…

  • 5 (18) ноября 2019. Понедельник

    . 17 Айлѣтъ 7528 Мѣсѧцъ Новыхъ даровъ Тритєйникъ 8 - Лѣто в кругє лѣтъ (Жёлтый Дракон) Чєртогъ Лєбєдѧ ● 7528 Лѣто от СМЗХ -…

  • САМООТЛИВКА ВОСКОМ

    ЭТОТ способ, являющийся следующим этапом духовно-информационного очищения, основан на совершенно удивительной способности жидкого воска вбирать в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment