cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Categories:

Севастополь под лезгинку: кто заполонил город-герой?

Аннотация
Севастополь больше не принадлежит севастопольцам. Его заполонили чужие. Если меры не будут предприняты, то Севастополь ждут страшные вещи. Можно будет забыть и о патриотическом порыве 2014 года, и о спокойной обстановке в принципе.

Севастополь ждал возвращения в Россию — с большими надеждами, с радужными ожиданиями. И Севастополь дождался. Однако дом оказался разным. Подчас как у Оруэлла: когда все животные равны, но одни равнее других.

Иероним Босх. Страшный суд. 1504
Иероним Босх. Страшный суд. 1504

Набережная городского парка «Омега». День. По пешеходной зоне мчит «БМВ» с дагестанскими номерами. Мчит так, что чуть не сбивает семью с ребёнком. Водитель останавливается. Хочет извиниться? Нет! Он принимается орать на прохожих: мол, убирайтесь, мешаетесь!




Пляж «Омега». Севастополь
Пляж «Омега». Севастополь
Kamelot


В машине сидит ещё один человек. Он и водитель — как то принято говорить, выходцы из южных республик.

Мужчина — глава семейства — справедливо обращает внимание на недопустимое поведение водителя. Указывает, что мог пострадать ребёнок. Два человека из «БМВ» тут же со звериной жестокостью разбивают ему лицо в кровь. Следом бьют и женщину. Ребёнка отбрасывает. Мать падает — её, лежачую, продолжают бить. Ребёнок кричит.

Вдумайтесь! Дневное время. Центральный детский пляж. Город-герой, город русских моряков Севастополь, ставший локомотивом Русской весны, центром патриотического подъёма. И — два заезжих хама избивают женщину и ребёнка.

На крики сбегаются люди. Пытаются остановить насилие. Удаётся это лишь тогда, когда приезжает полиция. Но вместе с ней набегает и ещё десяток бородачей — соплеменников водителя. Он же продолжает вести себя агрессивно, размахивает бумажкой и кричит, что ему можно делать что угодно. Правоохранительные органы никак не комментируют данный инцидент…

Как воспринимать подобное? Как дикую случайность? Или как эпизод в ряду таких же эпизодов, как звено удушающей цепи? К сожалению, второе — часть убийственной системы. Её краткое описание таково: «Севастополь больше не принадлежит севастопольцам. Его заполонили чужие».

Никакого насилия. Крымский пляж. 1974
Никакого насилия. Крымский пляж. 1974


Напомню, ранее в баре «Бенефис» три приезжих из Дагестана зарезали Олега С. Он умер на руках у своей жены; у неё осталось двое малолетних детей. На записи видно, как один из нападавших требует от жертвы танцевать лезгинку.

Далее начинается ад. Двоих нападавших после задержания отпускают. Одному грозит небольшой срок, более того — заикаются и о превышении им самообороны. Севастопольские СМИ молчат о произошедшем, а позднее трусливо и лживо сообщают о том, что убийцы были из местных.

Только благодаря общественному резонансу — усилиями отдельных сочувствующих — к ситуации, которую позорно замалчивали, удалось привлечь внимание. Инцидент вышел в федеральное поле. Несколько статей, десятки постов в социальных сетях, запросы в Генеральную прокуратуру, обращение к властям и к президенту — всё это понадобилось для того, чтобы следствие пересмотрело дело. Однако суда нет до сих пор…

Это наиболее резонансный пример. Но случаев масштабом поменьше с печальной лихвой хватает. Зачастую пострадавшие боятся обращаться в полицию. Или просто брезгуют, не надеясь на справедливость. Потому что едва ли не любой севастополец подтвердит: ситуация с приезжими — выходцами — становится просто критической.

Александр Дейнека. Оборона Севастополя. 1942
Александр Дейнека. Оборона Севастополя. 1942


Достаточно просто выйти в центр города-героя и посмотреть, что там происходит. СМИ сообщали, как соответствующие личности перекрыли движение в городском центре, так как хотели потанцевать лезгинку, вели себя крайне агрессивно. Потом сообщения о подобном прекратились — вот только перекрытия и танцы никуда не исчезли. Хуже — теперь их можно наблюдать во всех районах города. При этом выходцы регулярно задирают остальных горожан, подчас избивают их, нагло пристают к девушкам. О творящемся в кафе и клубах вообще лучше не говорить. Но ножи там в ход идут регулярно.

А меж тем в районе «Золотой балки» приезжие из всё тех же республик прессуют местное население. По городу передвигаются соответствующие агрессивные группы соответствующих агрессивных персонажей. Наблюдать их на Малаховом кургане, например, лузгающими семечки и задирающими людей — становится больно за родной город.

Трагические факты, происшествия, ситуации можно перечислять долго. Можно, но фактически невозможно. Ведь тут же прозвучат обвинения в разжигании и прочие заявления. Однако о каком разжигании идёт речь? Не повод ли это прикрыть, спрятать реальные проблемы, которые и без того не хотят замечать? Ведь речь даже не о конкретных национальностях — с теми же выходцами старшего поколения в городе проблем нет, а о тенденциях.

Каковы они? К сожалению, мы наблюдаем, что севастопольцы всё меньше и меньше чувствуют себя своими в родном городе. Многие покидают его. Другие жалуются на рост криминала и безработицу. И первое, и второе, как бы нас ни убеждали в обратном, напрямую связано с упомянутыми персонажами. Они не только забирают места для трудоустройства, но и ведут себя нагло, хамски, жестоко. Ведут себя как хозяева, приехавшие воспитывать местное население. Люди Севастополя не только боятся, но и озлобливаются всё сильнее. И звучит логичный вопрос: «Это за такое мы голосовали 5 лет назад?»

Подобный вопрос — бальзам для украинских и западных пропагандистов. Однако речь идёт вовсе не о референдуме в контексте его правильности — тут точка поставлена. Речь идёт о вполне конкретных людях и о вполне конкретных ситуациях — и они могут и должны быть решены. Для этого необходима воля власти. А так — всё чаще звучат, что недопустимо, призывы к объединению местных с целью самосуда.

Подобные проблемы есть во многих городах и регионах России. Как они решаются? Чёткими действиями правоохранительных органов и работой с представителями диаспор. При этом, да, будем откровенны, начинаются действия зачастую после инцидентов — а надо заранее предупреждать проблемы.

Однако в Севастополе нет действий и после. Всё пущено на самотёк. Власть слаба и не хочет решать проблему, грозящую городу-герою большими бедами. Напряжение в Севастополе растёт. Местные злятся. Выходцы продавливают город на слабость. А власть бездействует.

И такие случаи, как на пляже «Омега», как в «Бенефисе», — это, к сожалению, лишь начало. Если меры не будут предприняты, то Севастополь ждут страшные вещи. Можно будет забыть и о патриотическом порыве 2014 года, и о спокойной обстановке в принципе. Воцарится ад. И он будет тем жарче, если учесть, что Севастополь, как показывает вся история, способен держать оборону.

Подробности: https://regnum.ru/news/polit/2701098.html
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.




Tags: безпредел, вызовы и угрозы, национальный вопрос
Subscribe

Posts from This Journal “безпредел” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments