cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Categories:

Бойня двух "великих" карликов, возжелавших "величия" "великих" укров


Чумной угол ЕС

В преддверии переговоров о вступлении Северной Македонии в ЕС, власти Болгарии решили разъяснить Европе, что македонского народа и языка не существует. По мнению Софии, все это морок и тоталитарное коммунистическое наследие. Действительно ли это так, и какое отношение к этому имеет болгарский «майдан», жертвой которого рискует стать старый враг России?

Болгарско-македонский вопрос многим похож на русско-украинский, в связи с чем россиянам легко поставить себя на место «братушек».

Но, если по совести, болеть в этом конфликте нужно не за них.


«Все уже украдено до нас»

Современная Болгария – чумной угол ЕС. Самое бедное государство (румыны удачно воспользовались брюссельскими деньгами и убежали вперед), самое коррумпированное (в республике уже третий месяц проходят протесты против сращивания правительства с олигархами) и с худшим в Евросоюзе индексом свободы СМИ (прессу контролируют те самые олигархи). В общем, невесело быть болгарином.

Но были когда-то и они рысаками: еще в 632 году хан Курбат объединил разрозненные племена, создав Великую Болгарию.

Другими словами, Болгария – одно из наиболее древних государств Европы, сохранившееся до наших дней, о чем там прекрасно помнят и громко претендуют на историческое величие.

Юной, маленькой, проблемной и даже по болгарским меркам нищей Северной Македонии претендовать на историческое величие трудно, но она искренне пытается. Особенно хорошо это видно по столице – Скопье. Впервые он упоминается в источниках I века нашей эры, но почти никто и почти никогда не рассматривал этот глубоко провинциальный город как возможную столицу независимого государства, тем более после землетрясения 1963 года, уничтожившего 75% его строений.

Однако он все-таки стал государственной столицей, а Македония – единственной республикой, кто вышел из состава СФРЮ без войны. Теперь этот город заставлен сотнями памятников «великим македонцам» – и из-за этого сильно напоминает буфет старушки, коллекционирующей пылесборники.

В самом центре – статуи Александра Великого и его отца Филиппа II, то есть исторические претензии македонцев простираются даже в великую античную империю, население которой не имело никакого отношения к славянам. Из-за этого с македонцами долго вели тяжбу греки, не желающие делиться собственным наследием: в частности, перекрывали Скопье путь в ЕС и НАТО.


У болгар македонцы позаимствовали не меньше, а в некотором смысле – гораздо больше. Концепция «македонизма», исповедуемая правительством, называет македонский первым славянским государственным языком, имея в виду государство болгарского царя Самуила. При этом Болгарии по факту отказывают в роли «колыбели славянской культуры», благо изобретатель кириллицы, ученик Кирилла и Мефодия Климент Охридский жил в городе Охрид – туристической жемчужине на юго-западе современной Македонии. Разумеется, его тоже относят к македонцам, несмотря на принадлежность к Первому Болгарскому царству.

Нечто очень похожее мы наблюдаем у соседей, где древние укры вырыли Черное море, Киевскую Русь приравняли к Украине, а русских исторических деятелей от королевы Франции Анны Русской до авиаконструктора Игоря Сикорского записали в украинцев.

В России это многих раздражает, а болгары раздражены настолько, что на исторических конференциях на них бывает страшно смотреть. С точки зрения «братушек», никаких македонцев не существует (а есть только порченые, введенные в искушение болгары), как не существует и македонского языка – это один из трех вариантов болгарского.

Современную славянскую государственность со столицей в Скопье в болгарской Софии обвиняют в лучшем случае в паразитировании на национальной истории и культуре, в худшем – в этноциде болгарского населения, что проходит уже как преступление против человечности.

Кстати, к России у болгар есть похожие претензии, об этом газета ВЗГЛЯД писала ранее.

А наиболее любимый тезис болгарских радикалов тот, по которому всю македонскую нацию со всеми ее атрибутами изобрела коммунистическая диктатура. И доля правды в этом действительно есть.

Под флагом УПА

Первые разговоры о существовании особого славянского македонского народа, отдельного от болгар, хотя и похожего на них, возникли среди местной интеллигенции во второй половине XIX века. В самом начале XX века филолог, историк и политик Крсте Мисирков создал македонский литературный язык. Но к началу Второй мировой войны подавляющее большинство славян, населявших нынешнюю Северную Македонию, называли себя либо болгарами, либо просто славянами, без изысков.

Двое из трех македонских славян были неграмотны, а соседняя Болгария, не бог весть какая богатая страна, воспринималась ими как край порядка, достатка и благоденствия. Поэтому болгарскую оккупацию многие восприняли с радостью, благо номинальным главой государства-агрессора тогда был царь Борис III – личность на Балканах популярная, почти легендарная и любимая простым народом.

Возвращение македонских, а также некоторых сербских и греческих земель было в Болгарии частью национальной идеи, что в конечном счете и привело страну к альянсу с Гитлером. Борис III неоднократно встречался с фюрером, но поклонником его идей не был, кроме того, вынужден был учитывать русофильские настроения в народе и части элит.
Как следствие, София входила в фашистский блок как бы на минималках. Например, не отправляла солдат на Восточный фронт и не вмешивалась в войну Германии с Грецией и Югославией. Точнее, не вмешивалась до тех пор, пока Белград и Афины не капитулировали, после чего болгарские войска быстро заняли интересующие их земли.

В болгарской историографии это подается как «освобождение», что имеет некоторую логику: если бы Македонию не заняли болгары, ее заняли бы немцы. Точно так же в СССР обосновывали отторжение от Польши Западной Украины и Западной Белоруссии: мол, мы свои – и берем под защиту своих.

Греков это ничуть не успокаивало, а македонцы были в целом довольны. Правда, продолжалось это всего несколько месяцев, после чего на головы болгар, к немалому их удивлению, упала дубина народной войны – и вчерашние «братушки-освободители» вдруг стали для македонцев синонимом всего самого плохого.

В Софии стеснительно объясняют перемену в македонских настроениях смертью популярного царя Бориса, но дело по большей части не в нем.

Во-первых, Македонию наводнили болгарские чиновники – наглые и коррумпированные. Они относились к местному населению с высокомерием и быстро настроили его против себя.

Во-вторых, была проведена насильственная болгаризация: в частности, все школы оперативно переводились на болгарскую языковую норму, то же касалось всех приемных мест, а за всё македонское начали стыдить и даже наказывать. Такого вмешательства в частную жизнь старожилы стерпеть не смогли, и в республике закипела партизанщина.

Что же касается коммунистов Тито, ставка на национально ориентированных македонцев в противовес гитлеровским союзникам болгарам стала для них вполне логичной, более того – привычной (точно так же в штабе Иосипа Броз Тито придумали отдельную нацию бошняков). Недовольные болгарскими хамами славяне составили основу новой власти в республике.

Что интересно, отдельный македонский проект был и у Германии. Нацистский режим не утвердил включение Македонии в состав Болгарии (протекторат Софии над этими землями рассматривался как временный) и кооперировался с ВМРО – Внутренней македонской революционной организацией, сиречь македонскими националистами. Сперва они поддерживали болгар, потом, как и прочие македонцы, в них разочаровались, и в сентябре 1944 года провозгласили Независимую республику Македонию (НРП), просуществовавшую два месяца. Для Гитлера она была рычагом влияния на Софию, чтобы та не посмела выйти из нацистского блока и перейти на сторону союзников.

Кстати, флаг ВМРО и НРП полностью идентичен флагу УПА – Украинской повстанческой армии.


На этом сходство с Украиной, будем считать, заканчивается. Республика Македония с македонским государственным языком – и впрямь проект коммунистов, но проект прежде всего антинацистский. А в том, что он при этом еще и антиболгарский, болгары виноваты сами.

Последнее прибежище негодяя

В июле 2020 года несколько активистов во главе с бывшим министром юстиции Христо Ивановым высадились на пляж в городе Бургас. Их оттуда быстро выпроводила охрана, на что не имела права – земли находились в госсобственности. Таким образом, экспедиция свою миссию выполнила: Иванов хотел проверить, могут ли «простые болгары» отдохнуть на пляже, если там же стоит резиденция Ахмеда Догана, бизнесмена и политика турецкого происхождения, которого называют «серым кардиналом» болгарской власти, управляющим страной на паях с премьер-министром Бойко Борисовым и олигархом-медиамагнатом Деляном Пеевски.

Эти события стали спусковым крючком для многочисленных акций протеста, в которых приняло участие до 400 тысяч граждан страны. Митинги продолжаются до сих пор, требуя отставки Борисова и генерального прокурора Ивана Гешева. По мнению оппозиции, вместе с Доганом и Пеевски они составили криминальную клику и погрузили страну в коррупционное болото.

В начале осени протестующие даже попытались взять штурмом здание парламента, в результате чего десятки человек получили ранения, а сотни попали под арест.

То есть это Майдан. В России не любят Майданы, но смотреть тут нужно не на общий фон, а на детали.

Бойко Борисов – национал-консерватор, русофоб и абсолютно проамериканский деятель, стараниями которого были похоронены российские проекты «Южного потока» и АЭС «Белене». А протестующих поддерживают социалисты, по старой памяти ориентированные на сотрудничество с Москвой, и президент Болгарии Румен Радев, которого с некоторым авансом относят к политикам пророссийским.

Впрочем, в ЕС у Борисова с некоторых пор тоже отвратительный имидж. Европейские СМИ сравнивают его правительство с мафиозным кланом и предсказывают правящей партии ГЕРБ разгромное поражение на выборах, намеченных на весну.

А пока до них есть время, Борисов пытается сделать хоть что-то: например, вернуть на свою сторону националистов, перешедших в оппозицию вопреки прежним договоренностям. Так родился меморандум, разосланный по европейским столицам, в котором София разъясняет свою позицию по македонскому вопросу: македонцев нет, македонского языка тоже нет, так что проживающим в Северной Македонии болгарам нужно «порвать с идеологическим наследием коммунистической Югославии», прежде чем вступать в ЕС.

Это пиар-акция в чистом виде. Бойко не хватит духу блокировать процесс вступления Северной Македонии в ЕС, потому как совсем не ради него эту страну ломали через колено и заставляли менять название.

Не говоря уже о том, что главный голос против расширения Евросоюза на Балканы сейчас принадлежит президенту Франции Эммануэлю Макрону – он поступает так по своим соображениям и мнением болгар интересуется вряд ли.

Отказывая целому народу в праве на существование, Борисов хочет выставить себя защитником болгарского исторического достояния от македонских «мародеров». С его точки зрения, так он меньше будет напоминать избирателям мафиозо – но, с точки зрения македонцев, мафиозо он напоминает именно сейчас.

Дмитрий Бавырин
Источник


=== [Сделать перепост всего текста ]Перепост всего текста

Скопируйте весь текст в рамке и введите его в поле HTML-редактора у себя в ЖЖ, войдя туда через кнопку "Новая запись". И не забудьте внести название в заголовок и нажать на кнопку "Отправить в ...".

===
Tags: Руский Мир, задрипанные окраины Руси, лимитрофы, палата № 6, фальшивые ценности
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments