cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Categories:

Когда, кроме русофобии, объединяющей идеи нет

1. Как и когда появилось слово «Украина»?

«Оукраинами» («украинами», «украйнами») с XII по XVII вв. именовали различные пограничные земли Руси. В Ипатьевской летописи под 6695 (1187) годом упоминается переяславская «оукраина», под 6697 (1189) годом. — галицкая «оукраина», под 6721 (1213) — перечисляются пограничные города этой галицкой «оукраины»: Брест, Угровск, Верещин, Столп, Комов. В I Псковской летописи под 6779 (1271) — говорится о сёлах псковской «украины». В русско-литовских договорах XV в. упоминаются «вкраинъные места», «Украiные места», «Вкраиныи места», под которыми понимаются Смоленск, Любутск, Мценск.


Оригинал взят у gilliotinus в ЧТО ТАКОЕ УКРАИНА - РАЗ И НАВСЕГДА !


В договоре двух рязанских князей 1496 г. названы «наши села в Мордве на Цне и на Украине». В отношении московско-крымской границы с конца XV в. также говорилось: «Украина», «Наши украины», «наши украинные места». В 1571 г. была составлена «Роспись сторожам из украиных городов от польския украины по Сосне, по Дону, по Мече и по иным речкам». Наряду с «татарскими украинами» существовали также «казанская украина» и «немецкая украина».

Документы конца XVI в. сообщают об «украинской службе» московских служилых людей: «А украинским воеводам всем во всех украинских городех государь велел стоять по своим местом по прежней росписи и в сход им быть по прежней росписи по полком; а как будет приход воинских людей на государевы украины, и государь велел быти в передовом в украинском полку».



В российском законодательстве XVII в. часто упоминаются «Украйна», «Украйные городы», «Государевы Украйны», «Наши Украйны», «Украйные/Украинские городы дикого поля», «Украйнские городы», говорится о пребывании воинских людей «на Государевой службе на Украйне».

Понятие это — крайне широкое: «…в Сибирь и в Астрахань и в иные дальние Украинные городы». Однако в Московском государстве с рубежа XV-XVI вв. существовала и Украйна в узком смысле слова — окская Украйна («Украина за Окой», «крымская украина»). В российском законодательстве XVI-XVII вв. неоднократно приводится список городов такой Украйны: Тула, Кашира, Крапивна, Алексин, Серпухов, Торуса, Одоев. Наряду с ней существовала и Слободская Украйна Московского государства.

В конце XVI — I половине XVII в. словом «Украина» в узком смысле слова также стали обозначать земли Среднего Поднепровья — центральные области современной Украины. В польских источниках (королевских и гетманских универсалах) упоминаются «замки и места наши Украйные», «места и местечки Украинные», «Украина Киевская». В российском законодательстве XVII в. фигурирует «Украйна Малороссийская», «Украйна, которая зовется Малою Россией», правобережье Днепра именовалось «Польской Украйной». Малороссия и Слободская Украйна в российском законодательстве четко разделялись: «Малороссийских городов жители приезжают в Московское государство и в Украинные городы…»

2. Как именовали жителей пограничных украин?

В Ипатьевской летописи под 6776 (1268) г. упоминаются жители польского пограничья — «Ляхове оукраиняне» («…и зане весть бяхоуть подали им Ляхове оукраиняне»). В русско-литовских договорах и посольских документах середины XV — I трети XVI вв. называются «вкраинъные люди», «Украиные наши люди», «украинные слуги», «украинные люди», «украинники», т.е. жители Смоленска, Любутска, Мценска.

В польских документах с конца XVI в. значатся «старосты наши Украйные», «паны воеводы и старосты Украинные», «люди Украинные», «обыватели Украинные», «Козаки Украинные», «Украинные сенаторы». В таком именовании не было никакого этнического оттенка. В документах также упоминаются «Украинские ратные люди» и «Украинные места» Крымского ханства.

Жители Руси по-прежнему именовали себя русскими, так же их именовали и иноплеменники. В польских и русских источниках того же времени называются «церкви Русские» в Луцке, «Духовенство Руское» и «релия [религия, вера] Руская», а также «народ наш Руский» (тут же — «обыватели тутейшие Украинные»), «Русин», «Люди Рускiе», «Руские люди». В тексте Гадячского договора Выговского с Польшей говорится о населении Украины как о «народе Руском» и «россиянах». Подданные Московского государства именовались так же: «Руские люди», «твои великого государя ратные люди, Руские и Черкасы».

3. Где и как впервые стало употребляться слово «украинцы»?

В Московском государстве «украинцами» изначально называли воинских людей (пограничников), несших службу на окской Украйне — в Верхнем и Среднем Поочье — против крымцев. В марте 1648 г. московский думный дьяк Иван Гавренёв написал в Разрядный приказ записку о приготовлении к докладу ряда дел, в которой, в частности, под шестым пунктом было кратко сказано: «Украинцев, кто зачем живет, не держать и их отпустить». Слово «украинцы» думный дьяк никак не пояснял; очевидно, в Москве оно было на слуху и в пояснении не нуждалось. Что оно означало, становится ясно из последующих документов.

Весной 1648 г. в связи со слухами о грядущем нападении крымцев на московские границы был объявлен сбор воинских людей украинных городов — Тулы, Каширы, Козлова, Тарусы, Белева, Брянска, Карачева, Мценска. В наказе воеводам Буйносову-Ростовскому и Вельяминову от 8 мая, составленном по докладу дьяка Гавренёва, в частности, было сказано: «…в те города воеводам отписать же, чтоб воеводы детей боярских и дворян и всяких служилых людей на государеву службу выслали к ним тотчас». На службе Московского государства в 1648 г. уже состояли малороссийские казаки, но они именовались не «украинцами», а «черкасами» (о них также говорится в записке Гавренёва).

Употребление слова «украинцы» в Московском государстве не позднее II половины XVI в. видно из того, что в рязанских платежных книгах 1594-1597 гг. упоминаются Украинцовы — дворяне Каменского стана Пронского уезда. В грамоте 1607 г. упоминается служилый человек Григорий Иванов сын Украинцов, получивший от царя Василия Шуйского поместье в Ряжском уезде (современная Рязанская область).

Хорошо известен также думный дьяк Е.И.Украинцев (правильнее: Украинцов; 1641-1708), подписавший в 1700 г. Константинопольский мирный договор России с Османской империей. В 1694 г. Емельян Украинцов составил для Разрядного приказа родословную рода Украинцовых, в соответствии с которой основателем фамилии был рязанский дворянин середины XVI в. Фёдор Андреев сын Лукин по прозвищу Украинец; его отец был «испомещен на Рязани», то есть несколько восточнее вышеупомянутых городов окской Украйны, в результате чего и могло возникнуть отличительное прозвище «Украинец», а затем и фамилия «Украинцовы». Скорее всего, Федор Украинец не был личностью мифологической: именно его внуки упоминались в книгах 1594-1597 гг., а правнук — в грамоте 1607 г.

Сама окская Украйна формировалась еще для обороны от ордынцев и приобрела особое значение с начала XVI в. в связи с частыми набегами крымцев. В 1492 г. «приходили тотаровя на украину на олексинские места». «Воеводы украинные и люди», успешно отразившие крымский набег «на великого князя украйну на тульские места», упоминаются уже в грамоте 1517 г. Против крымцев в 1507-1531 гг. в Туле, Кашире, Зарайске, Коломне были возведены крепости, размещены постоянные гарнизоны, украинным дворянам раздавались поместья. В 1541-1542 гг. активные боевые действия развернулись восточнее — под Пронском (на Рязанщине), что могло привести к переводу туда части украинных дворян.

Во II половине XVII в. служилые люди окской Украйны — «Украинцы дети боярские» и «Украинцы дворяне» — упоминаются в российском законодательстве весьма часто. В Повести об Азовском сидении «украинцы» упоминаются в том же смысле («ево государевы люди украиньцы», «воеводы государевы люди украинцы», «ево государевы люди руские украинцы»). В разрядной книге, переписанной во II половине XVII в., значилось:

«А пришед царь в Крым перед ним в другой четверг по велице дни, а возился на Тонких водах, а под украинцов пустил мурз дву или трех с малыми людьми языков добывали и про царя и великого князя проведывали». Жителей Малороссии «украинцами» не называли. Например, в Двинской летописи под 1679 г. фигурируют «Яким малороссиянин да Константин украинец».

По мере продвижения на юг российской границы слово «украинцы» с Поочья распространяется и на пограничных служилых людей Слободской Украйны. В 1723 г. Петр Великий упоминает «Украинцов Азовской и Киевской губерний» — украинных служилых людей, в том числе и со Слободской Украйны. При этом он четко отличает их от «Малороссийского народа». В 1731 г. на Слобожанщине стала создаваться Украинская линия, защищавшая российские границы от крымцев.

Анонимный автор «Записки о том, сколько я памятую о Крымских и Татарских походах», участник похода 1736 г. против крымцев, писал о том, как татары сталкивались с «нашими легкими войсками (Запорожцами и Украинцами)». При Елизавете Петровне из «Украинцов» формировались полки Слободской ландмилиции. В 1765 г. здесь была учреждена Слободская Украинская губерния (так именовалась Харьковская губерния в 1765-1780 и 1797-1835 гг.). В 1816-1819 гг. при Харьковском университете издавался весьма популярный «Украинский вестник».

4. Когда и в каком смысле слово «украинцы» впервые стало употребляться в Малороссии?

В I половине — середине XVII в. слово «украинцы» (Ukraincow) употребляли поляки — так обозначались польские шляхтичи на Украине. М. Грушевский приводит цитаты из 2 донесений коронного гетмана Н. Потоцкого от июля 1651 г. в переводе с польского на современный украинский язык, в которых гетман употребляет термин «панове українці» для обозначения польских помещиков Украины.

Поляки никогда не распространяли его на русское население Украины. Среди крестьян с. Снятынка и Старое село (ныне — Львовская область) в польском документе 1644 г. упоминается некто с личным именем «Украинец» (Ukrainiec), а также «зять Украинца» (Ukraincow ziec). Происхождение такого имени не вполне понятно, но очевидно, что остальное население «украинцами», таким образом, не были. С середины XVII в. этот термин из польских документов пропадает.

Во II половине XVII в. московские подданные изредка начинают употреблять слово «украинцы» в отношении малороссийского казачества. Московские послы А. Прончищев и А. Иванов, отправленные в Варшаву в 1652 г., отмечали в донесении, что в польской столице они встретили шестерых посланцев гетмана Б. Хмельницкого, среди которых был «Ондрей Лисичинский з Волыня, украинец, а ныне живет в Богуславе». Остальные представители Хмельницкого были уроженцами центральной или левобережной Украины. Примечательно, что среди всех послов «украинцем» был назван лишь один Лисичинский; таким образом, Прончищев и Иванов имели в виду, что Лисичинский являлся бывшим польским шляхтичем, т.е. пользовались польской терминологией.

Хорватский выходец Ю. Крижанич в своем труде, написанном в тобольской ссылке в 1663-1666 гг. (было открыто и опубликовано лишь в 1859 г.), дважды употребляет слово «украинцы» как синоним слова «черкасы». Свой труд, позднее получивший название «Политика», Крижанич писал латиницей на искусственном эклектическом языке — смеси церковнославянского, простонародного русского и литературного хорватского. Слово «украинцы» Крижанич мог заимствовать из русского языка или самостоятельно сконструировать: он родился в Бихаче неподалеку от Крайны, где проживали краинцы (т.е. хорутане, или словенцы).

С последней трети XVII в. слово «украинцы» в отношении как казаков, так и слободских украинцев появляется и в отошедшей к Русскому государству части Малороссии — в промосковских кругах казачьей старшины и духовенства. Наиболее ярким документом в данном отношении следует считать «Пересторогу Украины» (1669 г.) — публицистический трактат, написанный, скорее всего, наказным киевским полковником В. Дворецким.

«Украинцами» автор именует казаков Правобережной Украины, которым и адресовано послание (в качестве синонимов употребляются также «козаки», «панове козаки», «войска козацкие», «народ украинский»).

В отношении всего малороссийского населения применяются понятия «народ рус(с)кий», «хртiяне русъкие», «русь» (ср. «москва и русь»; иногда понятия «Русь» и «русы» распространяется и на Московское государство). Автор текста демонстрирует хорошее знание ситуации внутри Российского государства. «Пересторога» была обнаружена в конце XIX в. в составе рукописного сборника Дворецких; сторонник пророссийской ориентации В. Дворецкий неоднократно бывал в Москве и получил там дворянство, именно в 1669 г. он бежал из-под ареста у гетмана Дорошенко, прибыл в российскую столицу, где имел аудиенцию у царя, и возвратился в Киев с жалованной грамотой. «Пересторога» вполне могла быть написана в Москве, стиль самого документа схож с расспросными речами Дворецкого, собственноручно написанными им в российской столице.

Единожды слово «украинцы» (в значении казаков) употреблено в «Кроинике о земле Польской» (1673 г.) игумена Киево-Михайловского Златоверхого монастыря Феодосия Софоновича, который был знаком с «Пересторогой». В письме архимандрита Новгорода-Северского Спасского монастыря Михаила Лежайского боярину А. Матвееву в 1675 г. сказано: «Не ведаю, за что порубежные воеводы наших Украинцов недавно изменниками зовут и некакую измену слышат, которую мы не видим; а если бы что было, я сам первой известил бы днем и ночью свету великому государю; изволь предварить, чтобы воеводы в таких мерах были опасны и таких вестей ненадобных не начинали и малороссийских войск не озлобляли; опасно, чтобы от малой искры большой огонь не запылал». Вполне очевидно, что архимандрит употребляет понятие, хорошо известное в Москве, и имеет в виду пограничных воинских людей (казаков) Украины.

В стихах малороссийского поэта Климентия Зиновьева, писавшего во времена Петра и Мазепы, единственный раз были упомянут «Украинец породы Малороссийской» (в собирательном смысле), то есть вводилось уточнение, о каких конкретно слободских «украинцах» шла в данном случае речь. Летопись С.В. Величко (составлена между 1720 и 1728 гг.) включает документ сомнительного происхождения, датируемый якобы 1662 г. — письмо запорожцев Ю. Хмельницкому. В документе содержатся следующие фразы:

«Не забудь к тому же и того, что мы, войско низовое запорожское, скоро поднимемся на тебя, а вместе с нами встанут и все обабочные украинцы, наша братия, и премногие другие пожелают отомстить тебе за обиды и разорения. В какой час и с какой стороны налетит на тебя вихорь и подхватит и унесет тебя из Чигирина, ты и сам не узнаешь, а поляки и татары далеко будут от твоей обороны».

«Украинцами» названы казаки обоих берегов Днепра. Население Малороссии в целом Величко именовал «народом козако-руським». В Лизогубовской летописи (по В.С. Иконникову — 1742 г.) были упомянуты «поднестряне и забужане и иные украинцы»; таким образом, «украинцами» здесь именовались казаки — воинские люди различных окраин Малороссии.

Выходец из известного малороссийского рода Я.М. Маркович (1776-1804) в своих «Записках о Малороссии, ее жителях и произведениях» (СПб., 1798) писал, что территория «между реками Остром, Супоем, Днепром и Ворсклой» (т.е. Полтавщина и юг Черниговщины) «известна под именами Украины, Степи и Полей, отчего и тамошних жителей называют Украинцами, Степовиками и Полевиками».

Маркович также называл их «степными Малороссиянами» и полагал, что они произошли от русских или половцев, которые приняли казачий образ жизни; их потомков польский король Стефан Баторий расселил против крымских татар «при обоих берегах Днепра». «От сих Козаков произошли и Украинцы, составлявшие прежде Малороссийское войско: остатки оного суть нынешние Козаки; но они уже не воины, а сельские жители», — отмечал Маркович. Он также сообщал, что эти «украинцы», хотя и стали расселяться по Екатеринославской и Новороссийской губерниям, тем не менее составляли особое сословие и не смешивались с малороссиянами.

5. Когда «украинцами» начали называть всё население Украины-Малороссии?

Выдающийся военный инженер генерал-майор А.И. Ригельман (1720-1789) — обрусевший немец, служивший в 1745-1749 гг. в Малороссии и на Слободской Украйне — выйдя в отставку и на склоне лет поселившись под Черниговом, написал «Летописное повествование о Малой России и ее народе и козаках вообще» (1785-1786). Как уже было сказано, на Черниговщине жили казаки, в отношении которых использовалось именование «украинцев». Ригельман впервые распространил именование «украинцев» на население всей Украины-Малороссии.

Понятия «украинцы» и «малороссияне», а также «Украина» и «Малороссия» использовались им как тождественные. Рукопись Ригельмана была хорошо известна историкам и привлекалась к исследованиям (в частности, Д.Н. Бантыш-Каменским в его «Истории Малой России»), однако никто из малороссийских историков — современников Ригельмана (П. Симоновский, С. Лукомский и др.) слово «украинцы» в таком значении не употреблял.

Польский граф-эмигрант, впоследствии российский чиновник, Ян Потоцкий (1761-1815) издал в 1795 г. в Париже на французском языке хрестоматию отрывков из античных и раннесредневековых писателей под названием «Историко-географические фрагменты о Скифии, Сарматии и славянах». Во введении он привел список славянских народов, среди которых фигурировали «украинцы» или «малороссы» — отдельный от «русских» славянский народ, в древности разделявшийся на 4 племени: полян, древлян, тиверцев и северян.

Потоцкий впервые (эпизодически) использовал слово «украинцы» как этноним. Интересно отметить, что оно фигурирует всего 3 раза, но сразу в двух формах написания (les Uckrainiens, les Ukrainiens). По мнению польского графа, русский народ происходил от словен новгородских, а кривичи, дреговичи и бужане влились в состав украинского, русского и отчасти польского народов. «Племена Галича и Владимира» (Галиции и Волыни) производились Потоцким от сарматов. Более к украинской теме автор не возвращался, а сама концепция ни в других трудах Потоцкого, ни у его современников развития не получила.

Однако почины Ригельмана и Потоцкого восприняты не были. Слово «украинцы» в литературных и политических произведениях до середины XIX в. продолжало употребляться в прежних значениях. Харьковский писатель И.И. Квитка, одесский историк А. Скальковский, а также А.С. Пушкин (вероятно, вслед за Марковичем и Квиткой) именовали «украинцами» малороссийских казаков.

В драме «Борис Годунов» (1825) Г. Отрепьев говорит о себе: «И наконец из келии бежал / К украинцам, в их буйные курени, / Владеть конем и саблей научился…» (сцена «Ночь. Сад. Фонтан»). Отсюда видно, что в русском варианте слово изначально имело ударение на второй слог (укрАинец), в то время как в польском (по правилам польского ударения) — на предпоследний (украИнец).

Использовалось и прежнее петровское значение слова. Декабрист П.И. Пестель (1792-1826) в своей «Русской Правде» делил «народ русской» на пять «оттенков», различаемых, по его мнению, лишь «образом своего управления» (т.е. административным устройством): «россиян», «белорусцев», «русснаков», «малороссиян» и «украинцев». «Украинцы», как отмечал Пестель, населяют Харьковскую и Курскую губернию.

Харьковский драматург Г.Ф. Квитка (Основьяненко) (1778-1843), племянник И.И. Квитки, в небольшом очерке «Украинцы» (1841) писал: «Народы, населившие нынешнюю Харьковскую губернию, большею частью были украинцы и имели с малороссиянами один язык и одни обычаи, но со времени своего здесь поселения значительно отклонились от них до заметной разности…»

Расширительная трактовка использовалась достаточно случайно. К.Ф. Рылеев в набросках своей поэмы «Наливайко» (1824-1825) писал: «…Поляк, еврей и униат // Беспечно, буйственно пируют, // Все радостью оживлены; // Одни украинцы тоскуют…». Этот отрывок («Весна») был впервые опубликован только в 1888 г. В 1834 г. молодой ученый-ботаник М.А. Максимович издал в Москве «Украинские народные песни», в комментариях к которым писал:

«Украинцы или Малороссияне составляют восточную половину Южных или Черноморских Руссов, имевшую своим средоточием богоспасаемый град Киев». Однако позднее, принявшись за изучение истории и культуры Малороссии, Максимович сузил понятие «украинцы»: по его мнению, так именовались потомки полян — казаки и жители Среднего Поднепровья. Максимович не считал «украинцев» особым этносом.

6. Когда под «украинцами» стали понимать отдельный славянский народ (этнос)?


читать полностью - https://welemudr.mirtesen.ru/blog/43894187901/Iz-ukaza-tsarya-Ivana-Groznogo-%C2%AB%E2%80%A6-a-vseh-yurodivyih-i-ubogih-ssy



+ Оригинал взят у gilliotinus в
УКРАИНА и КАЗАХСТАН - ЧТО ОБЩЕГО?
Откуда есть пошло название КАЗАКСТАН ?



Общим является тут само название, вернее, история названий республик..Они являются "один в один" похожими, у двух постсоветских образований.

Так же как термин украинец (житель окраины) постепенно превратился в признак национальности, вместе с термином окраина/оукраина/украина - стало названием республики а потом и государства (читать подробнее) точно так же слово казак (вольный человек, бродяга, перекати-поле) стало названием сначала гражданина республики, потом республики, а далее и названием страны Казакстан.


И это не мои фантазии, это труд ученых. Ссылко на книгу (http://elib.shpl.ru/ru/nodes/46600#mode/inspect/page/..) так же скан страницы прилагается.



Именовать казаками представителей киргизских народов (киргизцы - так их называли в СССР) постановили в 1924-25 году (скан документа прилагается)



Так же, раздельно "Казак Стан" писали вплоть до окончания ВОВ (письмо с фронта, скан приложен) или позже (по привычке)



К тому же не скане письма записан адрес - Казак Стан, актюбинская область, станица (такая то) Вы понимаете - станица, а не аул...Станица в казачьем стане...

Итого - ни "украина" ни "казакстан" не являются древними символами, несущими в себе какую то этническую принадлежность, это молодые недавно появившиеся названия, произошедшие от простых, заурядных слов, возможно даже, в свое время бывших сленговыми..



+ Благодарю за репост sewerin_51
Оригинал взят у arctus в Казахстан вслед за Украиной реабилитирует пособников Гитлера

Почему?
Потому, что, кроме русофобии, нет объединяющей идеи. Через это строят свои нации, этот фундамент выбран для создания новой идентичности в Прибалтике, Молдавии, Грузии, Армении, Украине. Теперь и в Казахстане.
*
В Казахстане 31 мая правительство и местные власти отметили «День памяти жертв политических репрессий». С нынешнего года в Нур-Султане (Целинограде) еще добавили к памятной дате слово «и голода», так как «Голодомор» по украинскому примеру стал важным стержнем всей государственной идеологии. Официально провозглашается, что СССР организовал целенаправленно геноцид, а затем и репрессии казахов.



Данная дата была установлена по указу президента Нурсултана Назарбаева еще в 1997 году, а в 1993-м был принят закон РК «О реабилитации жертв массовых политических репрессий». Тогда же и произошла полная реабилитация всех и вся из тех, кого могли, так как сначала многих оправдали во время «хрущевской оттепели» 50-х – 60-х годов, затем уже во время горбачевской перестройки в 80-х.

Но казахстанским властям этого мало – им неймется приписать к числу репрессированных уже настоящих предателей и пособников нацизма, а также погибших от голода 1932-33 годов.

Президент Касым-Жомарт Токаев в своих докладах и речах антинаучно выводит количество погибших от голода в три миллиона, а некоторые чиновники – в четыре и пять миллионов, хотя историки давно указали, что общее число умерших от голода по архивным данным и цифрам переписи не превышает отметку в 600 тысяч человек. Более того, Москва оказывала помощь и продуктами, и зерном голодающим районам, но они не доходили как раз по вине местных кадров, на 70% состоящих из представителей казахского этноса.

Однако в гибели людей нынешние идеологи моноэтнического государства посредством современных фальсификаций пытаются обвинить именно современную Россию как правопреемницу Советского Союза. И эта окончательная «реабилитация» должна охватить даже те категории, которые ранее оправданию не подлежали. Уже есть случаи, когда под процесс реабилитации попадали обычные уголовники.

Смешно, но, чтобы увеличить количество заявок на реабилитацию, от самих граждан местные акиматы запустили кампанию с призывом обратиться и потребовать реабилитировать родственников, «невинно пострадавших от советской власти». Можно даже сейчас зарегистрироваться на портале «Центр государственных услуг» с данными о своих родных и близких. Чиновники открыто говорят, что, таким образом, они якобы готовят электронную базу под массовую реабилитацию, лихорадочно пытаясь найти тех, кого еще не записали в жертвы большевизма.



Под полную и окончательную реабилитацию в данном случае могут попасть только две категории лиц. Первые – это пособники нацистов из числа бойцов Туркестанского легиона вермахта, мусульманских батальонов СС, а также террористы, шпионы, каратели, лица, участвовавшие в организации кулацких и басмаческих банд.
Подобный ход предсказуем, так как официальная пресса, националистические СМИ, получающие субсидии из бюджета, а также представители интеллигенции и высокопоставленные чиновники давно пытаются представить их «борцами со сталинским режимом».



Вторые – это жертвы голода 1932-33 годов, которые почему-то сейчас приписываются президентом и госсекретарем к «репрессированным», хотя к ним советской властью не предпринимались какие-либо санкции и ограничения.

И тут как раз и начинается самое интересное. Раздувая количество погибших от голода до 3–5 миллионов, штатные национал-патриоты и их хозяева из Акорды (администрация президента) пытаются сформировать общественный фон за счет грандиозности масштабов трагедии.

В случае, если погибших от голода припишут к репрессированным, то таким образом будет официально признан и узаконен «Ашаршылык» («Голодомор»), как результат и доказательство «преступной и античеловеческой сущности» Советского Союза. Собственно, власти намереваются даже установить отдельный день для поминовения жертв голода 1921-23 и 1932-33 годов, показав тем самым, что «еврейско-русские» коммунисты в течение десяти лет морили казахов голодом.

Это прочно вписывается в идеологическую конструкцию, создаваемую в Акорде, основанную на антикоммунизме и попрании советского прошлого, которое представляется царедворцами исключительно только в черных красках постоянных убийств, расстрелов, голода, сплошного ГУЛАГа. Не зря Касым-Жомарт Токаев утверждает, что «трагические страницы истории стали неотъемлемой частью нашей национальной идентичности. Поэтому память о жертвах политических репрессий и голода будет жить в веках».

Таким образом, казахскому народу и особенно новому его поколению хотят привить антисоветизм, ненависть к Российской империи и СССР, которые якобы в прошлом насаждали колониальное рабство и уничтожали местное население. Правда, если бы не совместное прошлое, то жить бы сейчас нынешним казахам по примеру соседнего Афганистана – в условиях феодализма или даже родо-общинного строя. Хотя, постепенная и повсеместная самостийная деградация и так уже проваливает республику в средневековье.

Но после того как государственная комиссия приравняет погибших от голода к репрессированным, то сразу же будет принят законопроект «О Голодоморе» в Мажилисе, подготовленный парламентской партией «Ак Жол», полностью списанный с аналогичного украинского закона, в котором полагается уголовная ответственность за отрицание голода и репрессий в отношении казахской нации. Это типичный пример украинизации Казахстана и проведения «национальной революции» сверху.

Реабилитация же нацистов и так идет полным ходом, так как в 2017-м году в Кызыл-Орде властями был установлен памятник создателю и идейному вдохновителю Туркестанского легиона вермахта и мусульманских частей СС Мухтару Шокаю (Чокаю), который, кстати, был противником независимости казахов и выступал за единый Туркестан. Символично, но совсем недавно при переименовании русских и советских названий улиц в городе Павлодаре улица Ермака была переименована в улицу нациста Шокая.


Примечательно, но открывал памятник местному Бандере тогдашний аким области, а ныне Госсекретарь и глава государственной комиссии по окончательной реабилитации – ярый русофоб и антикоммунист Крымбек Кушербаев.

Он уже направлялся Елбасы ранее на ответственные задания по дерусификации города Уральска, по организации репрессий в отношении независимых профсоюзов нефтяников в Мангистауской области, выступавших против засилья западного капитала. Теперь вот этот бывший комсомолец направлен на идеологический фронт по увековечиванию казахских бойцов вермахта и карателей, воевавших против партизан в Белорусии, Польше, Греции, Франции и Италии.

В число «репрессированных» Касым-Жомарт Токаев пытается включить еще и народы, которые были переселены в Казахстан, выдавая астрономические цифры в пять миллионов человек! «В ходе насильственной депортации около пяти миллионов человек нашли приют на священной казахской земле, обретя новую Родину», – без всяких сомнений выдал президент Казахстана.

Думается, что в число депортированных казахстанские власти включили эвакуированных во время ВОВ немецких и японских военнопленных, а также тех комсомольцев, которые в 50-х открывали Целину. Иначе никак невозможно обосновать астрономическую цифру в пять миллионов принудительно выселенных на территорию Казахской ССР. Это явная фальсификация выдается на самом верху как истина, как реальный факт.

В действительности, власти таким образом стремятся опереться на оголтелых националистов, на всех тех, кто устраивал погромы дунган и ушел безнаказанным, кто травил уйгуров, курдов и другие народы, кто раскручивает русофобскую и антироссийскую кампанию, и требует отмены официального статуса русского языка, кто призывает сажать в лагеря тех, кто выступает против. Такие реверансы в сторону фашиствующих, как и возвеличивание собственных шухевичей, бандер, петлюр, в итоге могут привести к таким же печальным последствиям, что и нынешнюю Незалежную.

Неужели в Акорде не извлекли уроков из новейшей истории и стремятся наступить на те же грабли? Вопрос, конечно, риторический и повисает в воздухе.

Политнавигатор



Tags: Русь, задрипанные окраины Руси, история, мифы и реальность, русофобия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments