cycyron (cycyron) wrote,
cycyron
cycyron

Categories:

Битвы за историю: новый сезон

История, если верить наблюдениям современников различных исторических эпох, циклична. Кто-то говорит о циклах трагедий и фарсов, кто-то о левом-правом качании маятников, иные видят циклы надежд и разочарований, другие рассуждают о волнах различной длинны.

В научно-образовательной политике доминирует несколько иное летоисчисление, чем в обычной жизни. Тут волей-неволей многое определяет учебный год, стартующий 1 сентября и завершающийся где-то в начале-середине июля. С иссяканием после приказов о зачислении в самом начале августа.

С приближением Дня знаний возрастает концентрация событий с научно-политическим зарядом, проводится «предстартовая подготовка» союзов и альянсов, форсированно проверяется лояльность союзников. Основные группы обновляют и обнародуют свои программы, озвучивают предложения.

Пишет olegchagin в Битвы за историю: новый сезон


Отметим, что история – это одна из зон приоритетного внимания лично президента Владимира Путина. Как правило, такие сферы должны быть в основном зоной консенсусности и бесконликтности. Жесткие схватки тут просто запрещены. И в принципе все участники игры на этом пространстве проецируют единый дискурс, в отдельных оттенках которого и ищут пространство для реализации своих интересов.

Этот единый дискурс в наиболее концентрированной форме регулярно демонстрирует лично президент Владимир Путин, а отдельным игрокам явно выделены собственные сюжетные ниши, что, впрочем, не означает отсутствия у них интересов и попыток расширить сферу влияния.

Отметим, что история вынесена в отдельный зачет – как в оргуправленческом, так и в научно-экспертном смыслах. Как пространство администрирования она отнесена к фронту работ Межведомственной комиссии по историческому просвещению. Стоит также отметить, что история толком не представлена в Совете Программы фундаментальных научных исследований.

Главным координатором МКИПа назначен помощник президента и председатель Российского военно-исторического общества Владимир Мединский. В зоне его приоритетного внимания оказывается ЕГЭ.

«Я убежден, когда образование сориентировано в основном на сдачу обязательных ЕГЭ, если система ЕГЭ сохраняется и будет совершенствоваться, нужен обязательный ЕГЭ по истории».

Тем временем в него и так внесены изменения: из экзамена исчезло историческое сочинение, но появилось новое задание на причинно-следственные связи. Вместо задания с кратким ответом по теме Великой Отечественной войны теперь будет содержательный анализ текстовых источников об этом событии. Кроме того, ЕГЭ по истории стал короче – 180 минут вместо 235. Но и самих заданий стало меньше – 19 вместо 25.

При этом в целом мысль помощника президента уходит в сторону того, что по формату экзамен по истории должен состоять из нескольких частей. Здесь можно привести аналогии с русским языком, допуском к которому является сочинение.

Владимир Мединский высказал свое мнение на научно-практической конференции «Психологическая оборона. Информационное противоборство в условиях ментальной войны» в рамках Армии-2021. Заметим, что складывается четко выраженная традиция – именно на главном военно-оборонном форуме в контексте психологической обороны (и безопасности) консервативно-охранительное крыло обозначает свою коллективную программу.

В прошлом году ключевые позиции «консервативного прорыва» озвучил лично Михаил Ковальчук – президент Курчатовского института.

Спустя год и с акцентом на историю Владимир Мединский обозначает (кстати, перед средой силовиков, из представителей которых во многом и состоит МКИП) ключевой вектор работы Комиссии. Это не пассивное реагирование на вызовы, а наоборот – проактивная игра на опережение:

«Я вижу будущую деятельность межведомственной комиссии не в обороне против клеветников России, отрицателей и хулителей памяти. Я вижу будущую деятельность комиссии в улучшении качества преподавания и популяризации истории на всех уровнях школ, в активной контрпропаганде, наступлении на невежество, в разоблачении технологии манипуляций историческими фактами. Это и есть историческое просвещение в широком смысле».

Историческое просвещение – в широком смысле слова действительно этим должно заниматься чуть не каждое ведомство, особенно силовое. Если же обратиться к практике реализации подобных инициатив, то здесь мы вступаем в область общественных проектов и социального конструирования.

Главные администраторы здесь – это лично президент Владимир Путин, а также внутриполитический блок АП.

На ниве исторического просвещения все акторы тесным образом связаны с этим идеологическим стержнем. Но при этом допускается и даже поощряется конкуренция форматов, что должно также обеспечивать повышение качества.

Уже не первый год одним из ключевых игроков на поле исторического просвещения является митрополит Тихон (Шевкунов), а его инструмент – интерактивные парки «Россия – моя история».

«Одна из наших самых важных задач – это формирование в сознании в первую очередь молодого поколения единого исторического пространства на территории нашей большой Родины», – так презентовал идею парков на «образовательной» встрече с президентом Иван Есин (управляющий директор Фонда гуманитарных проектов, директор исторического парка «Россия – моя история»). Есть ощущение, что одобренный президентом расширенный курс истории для школьников тоже будет опираться на этот инструментарий.

Как история все больше выстраивается в виде фундамента национальной идеи и идентичности, так же и сами парки становятся первой значимой опорой в профориентации – то есть знакомстве юного гражданина с теми возможностями, что открывает для него государство. В этой модели формируется очень мощная логическая связка: с опорой на историю – успешность в грядущем.

Отметим, что митрополит Тихон становится полноправным игроком образовательно-воспитательного измерения (около)школьного обучения – именно поэтому передача парков в ведение Минпросвещения стоит рассматривать одновременно как усиление обоих акторов: как министра Сергея Кравцова (хотя по «парковой» тематике ведомство все равно не будет главным), так и митрополита Тихона.

На это поле возвращается (после некоторого перерыва) Ольга Васильева – которая заложила во время своего пребывания на министерском посту очень многое из того, на что теперь опирается историческое просвещение. Возвращается она в новом качестве – президента Российской академии образования.

Новый президент РАО сразу обозначила триаду работы Академии образования: традиции, реалии и прогнозирование. Это позиционирование вообще свойственно и работе с общественным сознанием, и с историческим просвещением (которое является ключевой частью первого): здесь нет место либеральному идеализму, зато много пространство для этатистского прагматизма.

Особое внимание новый президент РАО делает на трех моментах.

Первый – гуманитаристика. Российская академия образования претендует на то, чтобы перехватить часть гуманитарной повестки у традиционных акторов – то есть у РАН и ее институтов.

Второй – РАО, как говорит Ольга Васильева, «вернется к просвещению», причем через взаимодействие с РИО, РВИО, РГО и обществом «Знание».

Третий – подготовка кадров. Здесь особенно подчеркнем именно подготовку учителей истории. По этому вектору предстоит очень тонкая работа: нужно и мотивировать, и познакомить с новейшими технологиями, и задать общую парадигму мировосприятия и толкования истории.

И эту виртуозную работу настраивать и координировать поручено (неформально, конечно) Сергею Нарышкину. Как председатель Российского исторического общества (традиционно более «спецслужбистского») он уравновешивает Владимира Мединского (тот возглавляет не только Межведомственную комиссию по историческому просвещению, но и Российское-военно-историческое общество, традиционно более «армейское»).

Если говорить об элитных раскладах, то, например, Елена Шмелева в своих выступлениях (и что более важно - работе) больше фокусируется на методологии и идеологии работы с талантами, но не на чистом воспитании или просвещении (в частности, историческом) – а значит, именно здесь пролегает водораздел между сферами интересов и ответственности. Глава «Сириуса» отвечает за выявление и развитие талантов – с выходом (тиражированием и масштабированием) на всю школьную систему, где неизбежно начнется взаимодействие с Ольгой Васильевой. При этом история – должна быть пространством продуктивной конкуренции. Итоговые решения здесь еще не приняты, но предложения активно принимаются.

Сергей Нарышкин прекрасно понимает вызов-возможность в подготовке историков. Это уникальные специалисты, которые обладают уникальной комбинацией навыков – ориентации на источник и свободой интерпретации: «Владея навыками «исторической критики», грамотный выпускник истфака сможет добыть необходимые сведения практически в любой ситуации».

«Профессиональный историк способен фиксировать эти изменения, умеет отличать главное от второстепенного, видит движущие силы исторического процесса. С годами у него развивается особая интуиция, способность определять во множестве на первый взгляд случайных событий невидимые глазу закономерности. Такие компетенции нельзя свести к набору прикладных умений. Это особое мировоззрение, уникальная оптика мышления, востребованная в самых ответственных сферах человеческой деятельности», - здесь между строк мы читаем простую формулу – из историков получатся хорошие «Штирлицы».

Нужно подчеркнуть этот трансфер – если ранее у нас доминировали экономисты, при Путине и Медведеве стало больше юристов, то теперь – в прорыв – страну должны вести гуманитарии и педагоги – а конкретно, историки.

Если суммировать размышления Сергея Нарышкина, историки – самый опасный и одновременно полезный ресурс как этатизма, так и фундированной оппозиционности.

В конкретной механике это выражается тем, что Минобрнауки, РИО и Росархив являются «центрами ответственности» при распределении КЦП (бюджетных мест) по историческим направлениям. Позиция Сергея Нарышкина весьма категорична: «убежден, что бюджетных мест для историков у нас в стране должно быть больше. В перспективе – не меньше, чем выделяется на другие общественно-научные направления подготовки».

Он выделяет ряд вызовов, с которыми будет бороться РИО (и силовики как элитный фронт, координируемый именно им):

1. Скачки КЦП (когда нестабильно конкретное количество бюджетных мест);
2. Историческое опустынивание регионов (когда вообще не осуществляется набор и подготовка историков);
3. Интеграция цифры, интерактива и сетевого формата образовательных программ.

На научно-образовательном поле еще раз четко отразилось изменение магистрального и стратегического вектора: от внешней политики фокус смещен на внутренние вопросы (качество жизни и развитие). В частности, у Сергея Нарышкина это прозвучало очень символично: он призвал сместить фокус подготовки регионоведов с международного измерения на регионоведение России:

«Всюду – и на государственной службе, и в бизнесе – есть незакрытая потребность в специалистах с комплексным пониманием истории, географии и экономики различных частей нашей страны. Подготовка таких профессионалов должна вестись параллельно с усилением преподавания региональной истории в школе, ее синхронизацией с курсом отечественной истории».

Отметим, что глава СВР и председатель РИО в общем-то ставит точку в спорах, что важнее специалиста в области зарубежных процессов: история, право, политика, экономика? Главный ответ – усилить исторические приоритет:

«Считаю правильным и более глубокую интеграцию исторических курсов в смежные направления подготовки, такие как политология или регионоведение». Добавить сюда международные отношения и внешнюю политику России не составляет труда.

А заодно он выдвинул в чем-то весьма радикальную инициативу: объединить в одной УГСН подготовку учителей-историков и историков профессиональных. Отметим, что этот вопрос действительно важен, поскольку история как никакая другая наука располагает к тому, чтобы пересекалось преподавание и исследования. Потому на многих исторических кафедрах некоторых крупных гуманитарных вузов образовывались целые «землячества» их выпускников пединститутов. Явно сцепку по истории «педагог – исследователь» стоит усиливать и далее.

Сергей Нарышкин четко обозначает важность исторической безопасности и исторической связанности России: «в деле обеспечения единства образовательного и культурного пространства России не может быть места узковедомственным или местническим интересам». Здесь уже ведется очень плотное взаимодействие между главой СВР и митрополитом Тихоном (а также частью внутриполитического блока АП).

Пока что получается достаточно интересное распределение по уровням образования. На школьном сосредоточены Елена Шмелева, Сергей Кравцов, Владимир Мединский. На более сквозных сюжетах, то есть и на эшелоне высшего образования и науки: Валерий Фальков, Сергей Нарышкин, Ольга Васильева (РАО действительно во многих смыслах переносит тяжесть на подготовку педагогов и методологическое сопровождение получения высшего образования).

С другой стороны, можно выделить два блока: РВИО (Минобороны, Мединский) и РИО (Нарышкин, спецслужбы). История, таким образом, становится еще одним пространством согласования интересов внутри силовой корпорации. Впрочем, двумя сторонами ничто не исчерпывается – это лишь локусы концентрации силы.

Ольга Васильева и митрополит Тихон явно уже давно нашли общий язык и будут работать вместе.

В рассуждениях о просвещении не стоит забывать и о недавно перезагруженном обществе «Знание», которое пока что выстраивает массированную стратегию привнесения научной информации в сознание россиян через мощные марафоны. Но при этом мы фиксируем все более глубокое взаимодействие «Знания» и «Просвещения» (как министерства и как процесса), напомним, на базе всех «педов» должны быть открыты филиалы общества.

Просвещение перестает быть синонимом «школы», постепенно этот термин охватывает все большее пространство около или даже вне школьного измерения, расширяясь и по социальным группам, и по возрастным. В итоге Министерство просвещения постепенно вбирает в себя функционал по развитию общественного самосознания (что отмечает работу, например, УОП) и частично Росмолодежи (при этом работая по всем возрастам).

В виде ли ФНТП, нацпроекта, госпрограммы – это неважно – история зафиксирована в качестве одного из столпов Системы. И руководство ею будет доверено только самым верным и верно толкующим историю персонам. Конфликты и битвы на этом поприще вряд ли возможны, но подспудная конкуренция конкретных проектов явно будет.


Подробнее: https://rg.ru/2021/08/26/predsedatel-rio-sergej-naryshkin-kogo-uchit-istoriia.html
https://t.me/scienpolicy/19785
https://t.me/scienpolicy/19786
https://t.me/scienpolicy/19787
https://t.me/scienpolicy/19788


=== [Сделать перепост всего текста ]Перепост всего текста

Скопируйте весь текст в рамке и введите его в поле HTML-редактора у себя в ЖЖ, войдя туда через кнопку "Новая запись". И не забудьте внести название в заголовок и нажать на кнопку "Отправить в ...".



===
Tags: война смыслов, идеологическая война, информационная война, история, национальные приоритеты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • 7 (20) октября 2021 среда

    30 Рамхатъ 7529 Мѣсѧцъ Божєствєнного Начала Тритєйникъ 10 - Лѣто в кругє лѣтъ ( Лѣсного Орла) Сегодня в России отмечают День…

  • Костыли, как составная часть дохода у бедных

    Оригинал взят у andrey_kuprikov в НАКАРКАЛ Ох, простите меня люди добрые, видит Бог, не хотел я, чтобы упыри воспользовались моим…

  • Люди и нелюди

    Одной из любимых тем Великой Отечественной войны, на которой паразитируют либеральные антисоветские пропагандисты, стала трагедия военнопленных,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments